Анархизм в Южной Африке

Большинство наших товарищей, да и просто интересующихся политикой людей, осведомлены об анархистской активности лишь в рамках своего региона. Принадлежа географически к Европе, мы и знаем о европейских анархистах больше, чем о других. Анархистские движения в странах Азии и Африки для большинства из нас — «темный лес», как и события, происходящие в этих странах. Причина этому — отдаленность в расстояниях и языковой барьер, что порождает сложности в координации и осуществлении международной солидарности.

Чтобы приоткрыть для себя и для вас завесу тайны над деятельностью наших соратников за десятки тысяч километров отсюда, мы взяли интервью у участника анархистского движения Южноафриканской Республики (ЮАР), по имени Джеймс.

Джеймс состоит в Анархо-коммунистическом фронте Забалазы (ZACF). Переведенное с английского языка интервью с ним, а также фото анархистских протестов из ЮАР, мы и представляем вашему вниманию.

Я вряд ли смогу дать исчерпывающий ответ на все твои вопросы, но попробую рассказать о том, что знаю:

1. Сколько анархо-активистов в Южной Африке?
Единственной организованной группой является Анархо-коммунистический фронт Забалазы (ZACF). (Вот ссылка на наш сайт:  www.zabalaza.net, который поможет ответить на некоторые твои вопросы.) Нас довольно мало: менее 20, я не буду приводить точные цифры. ZACF по сути является платформистской группой с довольно строгими правилами приема новых участников. Анархистов, не входящих в эту группу или сочувствующих, намного больше. С некоторыми из них мы поддерживаем связь, с некоторыми связь потеряли, некоторые серьезные бойцы участвуют в социальных движениях рабочего класса, некоторые действуют в одиночку. Я не знаю, сколько из них точно определяет себя как анархисты, но довольно многие серьезно интересуются анархистскими идеями и поддерживают нас. Существует также незначительное количество автономистов и либертарных марксистов. Но либертарных социалистов в целом до сих пор меньше, чем ленинистов.

2. В каких странах на вашем континенте, помимо ЮАР, существуют постоянные группы анархистов?

У меня нет полного списка, однако мы поддерживаем постоянную связь с серьезными анархо-активистами в Зимбабве и Свазиленде. У наших товарищей из Зимбабве есть свой блог: http://toyitoyi.blogspot.com/. В разное время мы поддерживали связь с активистами из ряда других стран: в особенности из Замбии, Кении, Уганды, Нигерии, Марокко и Египта. Иногда связь прерывается. Несколько лет назад в Нигерии существовала серьезная группа, которая называлась Лига осведомленности (Awareness League). Мне кажется, что она сейчас распалась, хотя некоторые ее участники до сих пор ведут активную деятельность. Подробностей я не знаю. В Африке более 50 стран, поэтому мы можем просто не знать о некоторых группах.

3. Есть ли анархисты среди политических заключенных в вашей стране?
В ЮАР довольно много политзаключенных, но, насколько мне известно, анархистов среди них нет. Две основные категории, насколько я знаю, это те, кто остался после апартеида и те, кто попал в тюрьму недавно. В отношении первой категории, стоить отметить, что в знаменитом деле 1994 столкнулись интересы старого и нового правящих классов, и, главным образом, интересы режима апартеида и ANC (Африканского Национального Конгресса — правящей партии ЮАР. Прим. ред.). Многие заключенные из ряда других активистов относились к левым – главным образом к Панафриканскому Конгрессу, небольшой африканской националистической группе, занимающей более жесткую расовую позицию, чем ANC и не желающей вести переговоры. Кроме того, в последние годы было арестовано много активистов из радикальных социальных движений рабочих, таких как Abahlali baseMjondolo (http://www.abahlali.org), Кампания против выселения (Anti-Eviction Campaign) (http://www.antieviction.org.za), Форум против приватизации (Anti-Privatisation Forum) (www.apf.org.za) и Движение безземельных людей (Landless People’s Movement). ZACF тесно сотрудничает с этими группами, которые борются за права на землю, жилье, воду и электричество и против отключений и выселения. В своем современном виде эти движения образовались в 2000-2001 гг. Правящий класс обвиняет их во всех смертных грехах и подвергает значительным репрессиям. Стандартной тактикой государства на протяжении многих лет было подавление маршей протеста с помощью законодательства о собраниях времен апартеида, в котором говорится, что на проведение марша необходимо разрешение. Это законодательство, скорее всего, противоречит новой конституции, но оно по-прежнему остается в силе. Обычно дело происходит так: они арестовывают группу протестующих, предъявляют нам обвинения согласно акту «О собраниях», отпускают нас под залог, затягивают разбирательство на долгие месяцы, а затем снимают обвинения. Меня самого арестовывали при подобных обстоятельствах вместе с 50 другими активистами на протесте APF 2004 г. против нарушения права на доступ к питьевой воде, однако в тот раз обвинения сняли довольно быстро. С другой стороны, в некоторых случаях наказание бывает довольно суровым. В прошлом году, двое активистов Кампании против выселения, Джером Дэниелс и Ридваан Айзаакс, были приговорены к 12 годам судьей, сочувствующим правым, под предлогом нанесения ущерба имуществу, но, на самом деле, за их либертарные политические убеждения (судья дал это понять). (ZACF писали об этом в июле 2008 г.: смотри в разделе «новости и литература» на нашем сайте) Было несколько других случаев, и в последнее время дела обстоят намного хуже, в конце сентября произошло крупное нападение на Абахлали на Кеннеди Роуд в г. Дурбан. Но об этом чуть позже.

4. Как в Африке обстоит дело с ультраконсервативными, фашистскими, радикальными исламистскими и расистскими движениями?
В ЮАР, как мне кажется, нет крупных политических группировок, подпадающих под одно из вышеперечисленных описаний, но существует множество мелких, обладающих значительной потенциальной опасностью. Наиболее крупные политические партии, грубо говоря, отличаются в основном по расовому признаку: правящая ANC в основном состоит из чернокожих; основная оппозиционная партия Демократический Альянс – преимущественно белые; Конгресс людей (недавно отколовшийся от ANC) — в основном чернокожие, так же как и зулусская шовинистическая Инкатха Фридом Пати (Inkatha Freedom Party). Помимо расы и риторики между этими партиями мало различий: преимущественно, они все являются неолиберальными, различаются только акценты. Многие политики из ANC любят делать из белых козлов отпущения – и тут удобной мишенью для них становится Демократический Альянс, но я бы не сказал, что кто-либо из них проповедует ярую расовую ненависть в традиционном смысле этого слова. Этого не делает и Свободный Фронт (Freedom Front), консервативная партия Африкаанс, официально выступающая за определенного рода территориальную автономию для буров. Существует несколько квази-фашистских экстремистских групп, состоящих из белых. Несколько лет назад банда под названием Буремаг (Boeremag) взорвала несколько бомб, очевидно пытаясь восстановить господство белых/буров. Большинство из них были пойманы и предстали перед судом. Существует движение Африканер Веерстандсбевегинг (Afrikaner Weerstandsbeweging) (“Движение сопротивления”, AWB), в своей основе неофашистская группировка, которая была довольно опасной в 80-е и в начале 90-х. Лидер этой группировки Юджин ТерреБланш постоянно пытается возродить ее, но не слишком успешно. Однако, безусловно, расистские настроения существуют. По-прежнему широко распространен белый расизм. Не так давно мы связывались с группой анархистов из сельской местности, из провинции с абсурдным названием «Свободный штат», которые своим основным врагом считали белых фермеров-расистов. Однако большинство из них слишком плохо организованы и не представляют значительной угрозы. У ZACF никогда не было прямых столкновений с организованными белыми расистскими или фашистскими группами: мы в основном противостоим государству и капиталу. С исламистами тоже не было серьезных конфликтов. В ЮАР, конечно, существуют исламисты. Не так давно существовала группа, которая называлась Народ против гангстеризма и  наркотиков, которая начинала с создания отрядов самообороны, чтобы противостоять преступности, но затем попала под влияние исламистов, и ее участники взорвали несколько ночных клубов, перед тем как группа исчезла. Дело в том, что мусульман в ЮАР мало (гораздо больше атеистов и агностиков, хотя СМИ об этом умалчивают). И большинство мусульман не являются агрессивными исламистами. Гораздо больше проблем с правыми христианами. В нашей стране есть правая христианская партия, Африканская Христианская Демократическая партия, но она малочисленная и вряд ли будет расти. С другой стороны, количество фундаменталистских церквей стремительно растет: число сторонников пресловутой Универсальной Церкви Царства Божьего значительно выросло в последние годы. ANC симпатизирует правым христианам. Новый президент, Джекоб Зума, пришел к власти при совместной поддержке чиновников и Коммунистической партии (которая на самом деле далека от коммунизма). Его часто ошибочно характеризуют как президента с левыми убеждениями. На самом деле он упорствующий неолиберал, который сделал множество сексистских и гомофобных высказываний и находится в довольно неплохих отношениях с церквями правого крыла. У ЮАР одна из самых «прогрессивных» конституций в мире, гарантирующая, помимо прочего, права геям и право на аборт. Но консервативные настроения довольно устойчивы, и, похоже, что некоторые церкви пытаются подобраться поближе к правительству и свести на нет все прогрессивные достижения. Необходимо также отметить, что насилие против женщин и сексуальных меньшинств очень широко распространено и принимает угрожающие формы. Ксенофобия тоже не редкость. В ЮАР проживают миллионы иммигрантов, главным образом, из других стран Африки. Злость из-за таких проблем, как безработица, была направлена против иммигрантов и приобрела угрожающие масштабы: ЮАР одна из стран, где ксенофобия является огромной проблемой. Это вылилось в серию погромов в мае 2008 г., во время которых более 60 людей было убито, и сотни тысяч были вынуждены покинуть свои дома. Мы более подробно обсуждали эту тему в нашем журнале: http://www.zabalaza.net/pdfs/sapams/zab09.pdf. На фоне всего этого, ксенофобия, скорее всего, приведет к этническим столкновениям между основными «племенами» чернокожих в ЮАР. Ситуация ухудшилась, когда к власти пришел Зума. Зума — зулус, прошлый президент Табо Мбеки – кхоса, и обе стороны поставили на этническую карту. (Зулусское происхождение Зумы помогло ему получить ряд голосов в Инката во время последних выборов). И этническая политика подобного рода все чаще используется против радикальных социальных движений. У меня нет подробной информации о расизме, религиях и фашизме в других странах Африки. Президент Зимбабве Роберт Мугабе — знаменитый расист, ненавидящий белых, и большой гомофоб. Его нелюбовь к белым стала одним из его основных козырей в политической борьбе (хотя чернокожих он убил гораздо больше, чем белых). Он называет себя антиимпериалистом, хотя очень похож на китайских империалистов. Более подробной информации у меня нет. Конечно, этнические разногласия существуют во всех странах Африки, и это находит отражение в политике, хотя разделение «черные против белых» – не слишком важный внутренний фактор, потому что белых вокруг не так много. Мне кажется, что на юге исламисты не представляют серьезной угрозы, они гораздо более сильны на севере, в таких странах как Нигерия.

5. Как обстоят дела с политическими свободами в вашей стране?
Я бы сказал, что ЮАР, в своей основе, либерально-«демократическое» государство. Я описал множество опасностей, но ЮАР не полицейское государство. Я, кстати, отправляю это письмо от своего настоящего имени, хотя большинство моих товарищей предпочитает этого не делать. Свобода слова и свобода организаций в целом соблюдаются: мне кажется, что примерно на том же уровне, что и в большинстве европейских стран и в США (т.е. предоставляется довольно много свободы, но против революционеров могут применяться серьезные репрессии). Но в последнее время появились признаки того, что ситуация ухудшается. Как я уже говорил, 26 сентября было произведено крупное нападение на Абахлали на Кеннеди Роуд в г. Дурбан, скорее всего организованное местными ANC. Несколько человек были убиты. В начале менты никак не отреагировали на звонки, и когда они, в конце концов, приехали, они арестовали товарищей из Абахлали, а не нападавших, хотя многие люди знали, кто нападал. Те, кого тогда арестовали, до сих пор за решеткой по обвинению в убийстве, их не хотят выпускать под залог. Территория остается во власти бандитов из ANC, которых поддерживает полиция. Они сожгли много домов, многим активистам из Абахлали пришлось скрываться. Государство рассказывает разные байки, пытаясь выставить все таким образом, будто во всем виноваты активисты из Абахлали. Важно отметить, что нападавшие выкрикивали этнические лозунги, и то, что их определенно поддерживали местные менты; что местный шеф полиции известный расист, который ненавидит Абахлали; и о то, что тактика атаки напоминает тактики, которые использовались во время апартеида против народных движений 1980-х. Более подробная информация находится на сайте Абахлали; и на сайте ZACF http://www.anarkismo.net/article/14576. Очевидно, что эта атака была организована с целью нанести удар одному из главных оплотов Абахлали. Если это увенчается успехом, последует множество атак на радикальные движения. Но все равно репрессии в ЮАР нельзя сравнить с репрессиями в Свазиленде, абсолютной монархии, которая запрещает независимую политическую деятельность или с Зимбабве, о котором я до сих пор думаю как в основе своей о диктатуре Африканского национального союза Зимбабве и PF, несмотря на то, что оппозиционная MDC сейчас младший партнер в правительстве. Во многих странах Африки репрессии хуже, чем у нас. Но кто знает, что будет дальше?
На вопроы отвечал Джеймс

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *