Нобелевский лауреат доказала эффективность коллективного управления

Элинор Остром — лауреат Нобелевской премии по экономике в 2009 году. Э. Остром развенчала широко распространенное мнение о том, что коллективное управление собственностью неэффективно и что ее необходимо либо приватизировать, либо национализировать.
Исследовав многочисленные примеры общественного регулирования рыболовства, пользования пастбищами, лесами, озерами и подземными водами, Э.Остром показала, что во многих случаях результаты оказываются существенно лучше предсказаний стандартных моделей. Она раскрыла законы формирования сложных практик принятия решений и обеспечения взаимоотношений, направленных на успешное урегулирование конфликтов интересов.
В трактовке Остром, спасение мировой экономики не в ее глобализации и не в обожествлении частного предпринимательства, а в экспансии разных модификаций коллективных сообществ — от коммун и деревень до маленьких городков и кооперативов. Именно они являются наиболее эффективными и бесконфликтными субъектами хозяйствования.
Первая женщина-лауреат Нобелевской премии по экономике получила её за работу, в которой подтверждается правота анархических принципов

Выбор Элинор Остром в качестве со-получателя Нобелевской премии по экономике 2009 года многое сделает для продвижения анархистской теории среди интеллектуалов. Часто цитируется работа Остром по управлению общими или «общинными» (commons) ресурсами. Она раскрывает потенциал решения проблем, которые не поддаются ни частнособственническим, ни правительственным подходам.

Эта работа очень полезна для тех, кто не считает, что в свободном обществе вся собственность должна быть частной. Остром провела масштабные экспериментальные исследования в этой области, в частности, в управлении лесами. Кроме того, её работа имеет более широкое применение — разрешение всякого рода проблем с «общественными товарами», проблем, на которые всегда натыкалась либертарная мысль.
Я очень рекомендую всем прочитать её книгу «Управление общими ресурсами: эволюция институтов коллективного действия» (Governing The Commons: The Evolution of Institutions for Collective Action, 1990). Но сейчас я хочу лишь обобщить принципы, которым она следовала, работая со знаменитой «трагедией общего», как назвал эту проблему Гаррет Хардин в своей классической одноимённой статье. Применение этих принципов к различным вопросам общественного управления может занять у любого из нас остаток жизни. Именно поэтому ни одно централизованно планируемое общество никогда этого не сделает.
Ура, наша правота подтверждена!
В своих работах Остром отличает успешные попытки общественного управления от неудавшихся по следующим признакам:

1. Ясность границ и правил.
Анархисты — добропорядочные люди и стремятся к минимизации ненужных конфликтов. Когда люди знают, что принято, а что не принято, им легче адаптировать свои действия к ожиданиям других. Идиоты, которые кричат «незнание закона не избавляет от ответственности за его невыполнение», — всего лишь правительственные палачи. Все остальные понимают, что общее право работает лучше всего, когда все ожидания ясны. Тогда люди могут взаимодействовать мирно и плодотворно.

2. Принятие и вклад в эти правила на местном уровне
Фридрих Хайек, со-получатель первой Нобелевской премии по экономике, мог бы гордиться этим. Чем ближе некто находится к ситуации, тем больше он о ней знает. Даже если бы централизованную систему управления возглавляли ангелы, она всё равно бы не произвела адекватных правил из-за проблем с передачей информации. Трудностей добавляет то, что возглавляют её отнюдь не ангелы. Остром хорошо знакома с теорией «общественного выбора» и знает, что в государственных органах работают люди с присущими им проблемами в области информации и инициативы.

3. Активное участие тех, кто, скорее всего, будет использовать общественные ресурсы, в наблюдении за этим использованием. Те, кто больше всего заинтересован, должны либо напрямую участвовать в управлении, либо делегировать наблюдателей, которые будут им подотчётны. В то же время, органы централизованного планирования, особенно правительственные чиновники, не могут быть эффективными и подотчётными наблюдателями. Это происходит из-за того, что они обычно подотчётны не только тем, кто непосредственно заинтересован в тех или иных общественных ресурсах, но и более широкому кругу населения. Кроме того, они отчитываются по многим видам деятельности, а не только по управлению конкретными ресурсами. Если люди, которые нуждаются в ресурсах, не могут уволить тех, кто не смог защитить эти ресурсы, то трагедия неизбежна.

4. Методы разрешения споров.
Центральное место в теории анархизма занимает мысль о том, что спорящие стороны должны соглашаться на посредничество третьей стороны в решении своего конфликта. Один из парадоксов государственного управления состоит в том, что любой конфликт между личностью и государством будет разрешать государство. Общее право развилось далеко за пределы спонтанного выбора арбитра. Сейчас оно представляет из себя идею договорённостей, которые позволяют сторонам заранее знать, как будут разрешаться конфликты. Споры будут всегда, поэтому необходимы методы их разрешения, и эти методы сейчас активно развиваются.

5. Санкции по отношению к нарушителям.
Естественно, тех, кого арбитры признали неправыми, и, тем более, тех, кто поставил себя «вне закона», отказываясь признавать арбитраж третьей стороны, нужно будет принуждать к согласию пропорциональными санкциями. Анархисты подчёркивают важность ненасильственного принуждения через остракизм и бойкот (они особенно эффективны против тех, кто является частью сообщества), но признают, что в некоторых случаях может потребоваться насилие. Понятно, что поджигателя придётся останавливать физическими мерами воздействия, иначе мы потеряем лес. В любом случае, когда правила признаются и за ними следят на местах, нарушения будут немногочисленны и обычно случайны. Чаще всего, насилие будет не нужно.

Эта награда неизбежно приведёт к появлению более доступных книг об идеях Остром и их применении, а также к научным исследованиям добровольных институтов управления и способов их появления. Кроме того, она придаст солидности либертарной идее о том, что необязательно все проблемы решать только через традиционное понимание собственности. Хотя я не отрицаю, что понимание собственности как «совокупности прав», а не как факта абсолютного господства над территорией, является лишь одним из способов решения проблем. Точно так же анархо-коммунистическое признание «имущества» можно перефразировать как специфическую интерпретацию концепта собственности, а не его отрицание.

Источник

1 коммент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *