Минский подшипниковый завод: визит президента и издевательства над рабочими

Осенью прошлого года Александр Лукашенко посетил Минский подшипниковый завод. Что изменилось на этом предприятии за прошедшее время?

Если говорить образно, то подшипниковый завод завис над пропастью. После посещения предприятия А.Лукашенко его пресс-служба сообщила, что износ основного оборудования приблизился к катастрофическому рубежу — 97,8%. Несмотря на неоднократную финансовую помощь (26 миллиардов рублей в 2008 году), производство сократилось в 5,8 раза, пишет «Народная воля».

Правителя, судя по телевизионным репортажам, шокировало увиденное и услышанное. Он заявил: «Таких предприятий быть не должно!» Тут же была поставлена задача: к концу 2009 года увеличить объем месячного выпуска продукции до 20 миллиардов рублей. Была определена и более далекая перспектива.

Аврал!

О приезде Александра Лукашенко на завод коллектив узнал заранее. В пятницу начальникам цехов, отделов и служб уже давали ЦУ, как аврально навести порядок. Основная нагрузка выпала на долю работников ремонтно-строительного цеха. Им поставили задачу: выкрасить фасады зданий, ворота, вентиляционные механизмы и воздуховоды. По доброму центнеру краски перепало и цехам, в первую очередь, тем, что попадали в маршрут движения главы государства и его свиты. На первом месте — проходная, затем цех шариковых подшипников… Перечень объектов был уточнен чиновниками Администрации президента и согласован со службой безопасности и личной охраной.

Из неофициальных источников получены точные данные: срочно были закуплены две с половиной тонны краски. Взяли в аренду четыре автовышки. Свежего асфальта на территорию завезли на 60 миллионов рублей. Машины с ним буквально стояли в очереди, катки, видимо, были собраны со всего Заводского района, такого количества дорожной техники на заводе никогда никто не видел. Асфальт укладывали не там, где он был нужнее в то время, а в первую очередь по маршруту следования Александра Лукашенко.

Для работников, которые могли попасться на глаза Лукашенко, была срочно закуплена спецодежда, около 150 комплектов, причем демонстрировать спецовки заводского пошива не рискнули, выбрали на стороне товар получше. Снабжение спецодеждой на заводе крайне плохое, ее приходится, по словам рабочих, вырывать, причем качество ее никудышное, ботинки разлезаются через несколько недель носки.

Рабочих инструктировали, как себя вести: головы от станка не поднимать, с рабочего места не сходить, ничего не выкрикивать, не спрашивать…

Аврал длился четыре дня — суббота, воскресенье, понедельник и вторник. Работникам, занятым авралом, сулили хорошую оплату, но обманули.

Что из этого следует? Организаторов волновало, похоже, одно — как пустить пыль в глаза высокой проверке, как уберечься от возможного гнева.

Станки от Можджера

Уже перед визитом или после него можно было задаться вопросом: а стоило ли пару лет назад назначать директором разваливающегося предприятия господина Можджера, «специально выписанного» из Гродно? Способен ли он предложить грамотную программу, увлечь коллектив и поменять в корне ситуацию?

По иницитиве Можджера была закуплена линия новых шлифовальных станков. Их появление на заводе вызвало неслучайный интерес прокуратуры. Станки привезли из Украины без технологической оснастки. Это все равно что балалайка без струн. Оснастку пришлось изготавливать в полукустарных условиях собственными силами. Шесть станков из двенадцати так и не смогли запустить. Срок гарантии, естественно, быстро закончился.

Средств затрачено столько, что дешевле было бы приобрести станки лучшей мировой фирмы, они бы себя уже окупили.

Впрочем, на заводе злополучные станки называют хламом. Этот эпизод мог бы стать в каком-то смысле ключевым в оценке действий руководителей завода. Но об этом никто и не вспомнил.

Ситуация

Многие мои собеседники подчеркивали, что проблемы подшипникового завода — это уменьшенная модель проблем страны. Завод завис над пропастью, и другие предприятия перед опасностью развала. Процветает показуха, приезд Лукашенко на завод ее многократно активизировал.

В свое время рабочие попытались коллективным письмом донести свою боль до властных структур, включая президента, но авторам письма в Минпроме популярно объяснили: не надо, мол, рассказывать, как плохо на вашем предприятии, так же плохо и на других заводах. В общем, дали понять, что хлопоты бесполезны. Один из авторов услышал, что директора никто снимать не собирается, он ведь выполняет показатели.

Показатели — кот наплакал, да и в них ли только дело? Крыши производственных корпусов текут, внутри сырость. Рабочие вынуждены перед началом смены сушить мощными лампами шкафы с электронной начинкой, иначе неизбежна порча оборудования. Это при том, что в технологическом процессе измерение идет на микроны.

Один работник признался, что молился, пусть бы Бог послал в момент приезда Лукашенко дождь. Тогда бы он увидел, в каких страшных условиях очутился завод. Над многими станками сооружаются так называемые шалаши, дополнительная примитивная крыша. Перед появлением президента в первом корпусе их спешно убрали, а теперь во время дождя станки вновь заливает.

Зимой в большинстве корпусов только после включения всех станков, оборудования температура воздуха прогревается до одного-двух градусов. Форменное издевательство над рабочими!

Абразивный и алмазный инструмент не выдерживает положенных сроков эксплуатации в таких условиях. Кто и где его закупает? Похоже, что греет на этом руки.

Начальство встречает обоснованные жалобы в штыки. Ответ один: не нравится — вали отсюда! На хороших станках, с хорошим инструментом, мол, и дурак будет работать.

Грубость — норма общения начальников с подчиненными

Молодежь на предприятии не задерживается, это же первый признак приближения катастрофы, но амбиции начальства заслоняют эту жизненно важную проблему. Им вроде бы наплевать на отсутствие смены старым кадрам. Непосредственно в производстве занято около 900 человек (при общей численности в несколько раз большей). Начальники ходят друг за другом, не зная, к чему приложить руки. А рабочему приходится самому искать цеховой транспорт, чтобы доставить заготовки или готовые детали в термичку.

Контракт стал реальным инструментом подавления человеческого достоинства.

Первым делом у нас взялись благоустраивать проходные, опять-таки показуха. Огромные деньги затратили на шикарный автомобиль для директора. Похоже, состояние цехов руководство не волнует.

О чем думают люди

Те, с кем я беседовал, убеждены, что если бы А.Лукашенко хотел узнать истинное положение на заводе, он собрал бы представителей всех подразделений и сказал: «Я жду от вас правдивой, пусть и самой нелицеприятной, информации. Обещаю полную защиту, гонений со стороны директора не допущу». Такая встреча не состоялась, тем самым правитель обидел людей, видимо, не захотел портить себе настроение.

Многие просто-напросто перепугались: на крышах, на проходной охранники. Рабочий ощутил себя малюсеньким винтиком, попробуй пикни…

Перемены? Новый автомобиль, кожаные диваны…

Александр Лукашенко поставил перед коллективом подшипникового завода конкретные задачи. Что же поменялось, как эти задачи воплощаются в жизнь? Прежний директор Можджер как-то очень тихо покинул завод, несмотря на скандалы. Новый генеральный директор Александр Лабусов на завод пришел из Министерства промышленности.

По заводу сразу же поползли слухи о программе босса.

Она была простой. Куда бы я ни приходил, начинались перемены, якобы так сформулировал свою позицию Александр Федорович. Да, действительно, поменялись: обстановка в кабинете, персональная машина, окружение…

В выступлениях перед активом новый директор убедительно говорил о серьезных финансовых трудностях, о большой кредитной задолженности. Месячные выплаты только по обслуживанию кредитов превышают 800 миллионов рублей.

Директор сообщил, что главе государства (через несколько месяцев после его посещения завода) послана просьба выделить беспроцентную ссуду с рассрочкой платежа на пять лет.

Господин Можджер оставил господину Лабусову ряд головоломок. Тяжелым бременем висит на предприятии социальная сфера — шесть общежитий (а как без них?), медицинский цех (и без этого никак нельзя!), СК «Подшипник», два оздоровительных лагеря… Но это хоть объекты для обслуживания насущных нужд работников завода, а какой смысл в навязанных предприятию двух так называемых подсобных сельских хозяйствах (точнее, двух загубленных кем-то колхозах)?

Об этой проблеме Лабусов высказался робко. В Минский облисполком подготовлено письмо о передаче ПСХ «Новое поле» другому владельцу. Что же касается ПСХ «Домовицкий», то тут Лабусов высказывался еще тише. По нему решение принимал сам глава государства, следовательно, без его личного разрешения избавиться от «Домовицкого» не удастся. А что же, во время общения с главой государства не нашлось смелых сказать о большой обузе?

«В свое время мы выпускали 5 миллионов подшипников в месяц, — говорил Александр Лабусов во время встречи с профсоюзным активом завода, — а сегодня 550 тысяч штук. Но сама структура жизнеобеспечения производства осталась прежней. Мы просто не в состоянии конкурировать даже с далеко не лучшими мировыми производителями, прежде всего по цене».

Да, директор пообещал, что «будем вместе вести коллектив к главной цели — созданию конкурентоспособного предприятия», но пока не выполняется даже минимум из определенных президентом целей. Поступление денежных средств от реализации продукции в апреле достигло 18,5 миллиарда рублей, хотя еще в декабре прошлого года этот показатель необходимо было увеличить до 20 миллиардов рублей.

О заводском профкоме

Идет сокращение работников, но хотя бы за одного заступились. Молчат, думают только о себе, о собственном кармане. Поймаешь председателя в кабинете, а он пальцем наверх показывает: мол, давят нас сильно! Давят?! Уступи место тому, кто не будет бояться давления сверху. Но процесс идет в обратном направлении: убирают тех, кто способен занимать твердую позицию, не гнуться перед начальниками.

Информация от идеологов

Заводская газета «Одиннадцать» (тираж 1500 экземпляров) уверяет своих читателей: «Выполняя поручение Президента Беларуси по наведению идеального порядка на заводе силами коллектива, нам предстоит напряженная работа по повышению эффективности производства, энергосбережения и максимальное приложение сил по модернизации предприятия, позволяющей на несколько порядков поднять качество продукции и ее конкурентоспособность на рынках ближнего и дальнего зарубежья».

В эти дни завод преображается. Поставлена задача: к 1 июля внешний вид привести в идеальный порядок. Разрабатываются три скульптурные композиции (одна будет установлена перед центральной проходной, другая — перед административным корпусом, третья — возле первого производственного корпуса).

Непосредственно в цехах, в технологии производства существенных перемен нет.

Заработную плату работников достойной назвать трудно.

Источник

3 коммента

  1. Миннскому подшипниковому благодаря «чуткому и умелому» руководству чиновников считающих себя найумнейшими,пришел триндец.Это говорю я,работающий,или можно сказать как будто работающий на ОАО МПЗ.

    1. Да тут судя по этой статье было понятно что ничего хорошего не будет. Время прошло достаточно после публикации материала, интересно что у вас там на данный момент, какова ситуация?

  2. > Заработную плату работников достойной назвать трудно.

    В зарплатке бывает пункт «доплата до минимальной заработной платы». Т.е. специалист с третьим разрядом не достоин и минималки, но емку делают подачку.

Добавить комментарий для Nicolia Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *