Движение безземельных крестьян в Бразилии: взгляд анархиста

Во время конференции интернационалистских инициатив Германии в Тюбингене в мае мне удалось послушать доклад активистов из бразильского Движения безземельных трудящихся (MST) и поговорить с ними. MST – это, вероятно, крупнейшее социальное движение в современном мире. В его рядах состоят на сегодняшний день более 1,5 миллионов членов, и оно действует в 23 из 26 штатах Бразилии, организуя захваты пустующей земли безземельными. Выступления участников движения в значительной мере успешны: более 350 тысяч семей в результате смогли на легальных основаниях получить землю, почти 90 тысяч семей все еще ждут официального признания сделанного ими захвата.

«Движение безземельных трудящихся» (MST) — важнейшее общественное движение Латинской Америки, как в том что касается числа участников и размеров общественных симпатий, так и вследствие его организационной стабильности и способности выдвинуть на передний план политики вопрос о земле, угнетении и социальной справедливости. Эта борьба более чем какое-либо иное движение непосредственно направлена против логики маргинализации (т.е., против выбрасывания трудящихся из общества, из процесса производства и воспроизводства), которую стремится осуществить неолиберализм. В то время как современные политики открыто заявляют о том, что считают неизбежной маргинализацию тех, кто не интегрирован в общество профессионального труда, бразильские безземельные ведут борьбу за свои права. Они требуют не милостыни, не социальных программ, а социальных и политических гражданских прав для всех.

Подоплекой постоянной организации сельского населения служит, во-первых, неравномерное распределение земли и, во-вторых, процесс деиндустриализации. Концентрация земель в руках помещиков в Бразилии высока, как нигде в мире. 50% полезных сельскохозяйственных площадей принадлежат 1% населения, в то время как остальные 99% населения делят оставшиеся 50% земли. В то же самое время около 4,8 миллионов семей ищут землю. Многие помещики не обрабатывают свои земли или используют их экстенсивно.

В 1970–1990 гг. в города мигрировали около 30 миллионов бразильцев. Все это время шло бурное развитие промышленности. Сегодня в крупных городах Бразилии, как и почти во всех промышленно развитых регионах планеты, наблюдается рост структурной безработицы. В городах выросли огромные кварталы нищеты – «фавеллы». В этих условиях часть бразильских безработных видит в земельных захватах возможность для выживания.

Бразильская конституция 1988 г. разрешает правительству конфисковать помещичьи земли, которые используются непроизводительно, и расселять на этих участках безземельных крестьян. Однако соответствующие меры принимаются с большой медлительностью: слишком велика власть помещиков. Политика MST направлена на захват земель с тем, чтобы усилить давление на правительство и заставить его действительно осуществлять аграрную реформу. MST смогла до сих пор с помощью кратковременных захватов («оккупаций») или создания лагерей («акампаментус») добиться легализации 580 поселений, в которых проживают 100 тысяч семей, обрабатывающих 5 миллионов гектаров полезных сельскохозяйственных площадей (на сегодняшний день число семей, добившихся земли, уже превысило 350 тысяч!, – прим.). Таким образом удалось преодолеть голод, от которого страдают бывшие безземельные. Большое политическое значение имеет то обстоятельство, что производство в этих поселениях в 5 или 10 раз превышает уровень, существовавший в бывших латифундиях, а средние урожаи с гектара там выше, чем у соседей.

Важнейшие цели MST — использование достаточно больших и пригодных площадей для жизни и работы на земле и поддержка их с помощью изменения аграрной политики. MST требует глубокой аграрной реформы, которая, с его точки зрения, только тогда будет стабильной и полноценной, когда она будет связана с преобразованием всего общества. Под этим понимается не аграризация общества, а основанная на равенстве связь между городскими и сельскими регионами. Для достижения своей цели MST прибегает к комбинации прямых действий, переговоров с властями и судебных процессов. Формами прямого действия служат стратегии, методы и тактика, известные как гражданское неповиновение и сопротивление.

При этом борьба за более справедливое распределение земли в пользу крестьян ведется чрезвычайно жестко. Активисты MST подвергаются как насилию со стороны помещиков, так и репрессиям со стороны государства. По официальным данным, между 1985 и 1997 гг. на селе были убиты минимум 1000 человек. В заголовке международной прессы попал в 1996 г. конфликт в Эльдораду-дус-Каражас в штате Пара на Севере Бразилии. Там 17 апреля 1996 г. полицейские убили 19 безземельных крестьян. Трудящиеся из MST не нападают на землевладельцев: их большой численности и рабочих инструментов бывает достаточно, чтобы их напугать. Если же владельцы, полиция или армия нападают на крестьян, те обороняются. Иногда они даже используют огнестрельное оружие (впрочем, редко), но никогда не начинают этого первыми.

(Репрессии против MST продолжились и в 2000-х гг. Выступления бразильских безземельных нередко приобретают бурный характер. Так, в 2002 участники движения захватили поместье сына тогдашнего президента и уничтожили сельскохозяйственную технику, после чего 16 лидеров были отданы под суд. Нападению со стороны активистов подвергаются не только необрабатываемые земельные владения, но также собственность крупных корпораций – агробизнеса: плантации, экологически вредные объекты, скотофермы и экспериментальные центры. Нередко проводятся блокады шоссейных и железных дорог, – прим.)

MST видит свою задачу не только в том, чтобы отспорить землю. Особое внимание уделяется ликвидации неграмотности среди взрослых, школьному обучению детей и молодежи, профессиональному обучению и повышению квалификации по сельскому хозяйству. MST практикует организацию образования в соответствии с концепциями знаменитого бразильского педагога Паулу Фрейри. Наряду со здравоохранением и технической помощью образование составляет необходимые условия для любой аграрной реформы. (Большое внимание движение уделяет экологическим вопросам, разрабатывая планы нового, «устойчивого» хозяйствования на земле, – прим.).

MST стремится осуществить альтернативную модель сельскохозяйственной жизни и труда. Она находится в противоречии с процессом модернизации последних десятилетий, который не удовлетворял самые элементарные и социально-культурные потребности сельского населения и не щадил экологические основы жизни. Стратегический вопрос, связанный с общественно-политической ориентацией MST, – о формах общественного производства. «Акампаментус» — лагеря, созданные MST в процессе борьбы за землю, организованы как самые настоящие коммуны, в которых все принадлежит всем и делится в соответствии с потребностями, а все решения принимаются общими собраниями и избираемыми ими делегатами с четкими поручениями. Движение не только содержит на захваченных землях школы и проводит кампании обучения грамоте. Оно создало производственные и торговые кооперативы в 8 штатах и имеет в Южной Бразилии текстильную фабрику и предприятие по производству мате. В штате Санта-Катарина предприятие по производству молочных продуктов покрывает половину потребностей района с населением в 50 тысяч жителей. Руководство MST пытается стимулировать способ производства, основанный на всеобъемлющей кооперации и самоуправлении. Но на это пока что пошло только меньшинство новопоселенцев, которые легально получили землю после акций MST. Большинство все еще предпочитает вести семейное хозяйство в соединении с соседской помощью («мультирао») при обработке полей и использовании машин. Поэтому MST следует считать разнородным движением за аграрную реформу, в котором большинство все еще стремится к социальным реформам, но меньшинство — уже к обществу социалистического самоуправления».

(Одна из главных проблем MST, с анархистской точки зрения, состоит в следующем. Движение в массовом порядке использует форму коммуны в борьбе за землю, но, когда ее члены добиваются своей цели, они чаще всего возвращаются к частному землепользованию. Тем не менее, надо признать, что «лагеря» безземельных организованы в значительной мере на либертарной основе, в чем-то напоминающей устройство коммун в Арагоне во время Испанской революции 1936 – 1937 гг. Основная единица движения – автономная «Базовая ячейка», состоящая из 10–15 семей, проживающих в «лагере» или в поселении. Каждая ячейка избирает 2 делегатов (мужчину и женщину), которые представляют ее на общем собрании жителей «лагеря» или поселения. Далее избираются делегаты на региональные собрания, а на них – члены координационных комиссий штатов и общенациональной комиссии. Одновременно существует и объединение по видам выполняемой работы – трудовые группы и бригады. Таким образом, формируется федералистская структура снизу – вверх.

Еще одна проблема Движения безземельных трудящихся – идеологическая. Она в значительной степени препятствует превращению MST в массовое боевое движение сельских коммун. Дело в том, что в нем сильно влияние «теологии освобождения» (движение пользуется поддержкой в кругах бразильской католической церкви), а также разного рода геваристов, кастристов, маоистов, поклонников сапатистов и иных авторитариев. Это нередко порождает проблемы во взаимоотношениях между некоторыми активистами и участниками либертарного движения, которые подчас предпочитают сотрудничать с более радикальными организациями, отошедшими от MST.

Наконец, стоит признать, что политика союзов, которая долгие годы проводилась лидерами движения – оно официально независимо от всех политических партий, но подчас сотрудничала с раннее оппозиционной Партией труда ПТ и рассчитывало на ее поддержку в проведении аграрных преобразований – сильно подвела его. Члены MST, с которыми я разговаривал в Тюбингене, рассказали, что после прихода ПТ к власти их положение не облегчилось, а ухудшилось. По их словам, президент Лула открыто сотрудничает с помещиками, агробизнесом и ТНК, проведение аграрной реформы фактически остановлено, а против безземельных ведется ожесточенная кампания в СМИ. Продолжаются и нападения со стороны помещичьих наемных отрядов. И тем не менее, несмотря на трудности, крупнейшее социальное движение Латинской Америки не намерено сдаваться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *