Государство пошло в наступление на молодежь

Новым законопроектом решило правительство осчастливить жителей Беларуси. На этот раз под раздачу попадает один из самых незащищенных слоев населения — дети и подростки.

Видимо, мало показалось нашим властям удара православным молотом по неокрепшему детскому сознанию, и теперь в профильную комиссию Палаты представителей Национального собрания поступил законопроект «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Одним из ключевых новшеств этого документа является то, что будет расширено количество оснований, по которым детей и подростков можно будет направлять в специальные учебно-воспитательные и лечебно-воспитательные учреждения.

Что же стоит за элегантным бюрократическим определением: «специальные учебно-воспитательные заведения»? Воображение добропорядочного гражданина, смотрящего БТ и читающего «Рэспубліку», наверняка, рисует уютные дома отдыха, приюты и санатории, в которых заблудших детей наставляют на путь истины строгие, но мудрые педагоги вместе с честными и справедливыми милиционерами, укоризненным взором смотрящими на малолетних хулиганов.

Если бы всё было так.

СпецПТУ — это закрытое учреждение для несовершеннолетних, совершивших правонарушение или ведущих «асоциальный» образ жизни, и которых по каким-то причинам не отправляют в колонии для несовершеннолетних. Закрытое — это значит, что детям запрещено выходить за его пределы на протяжении всего срока заключения. В заведении присутствуют все атрибуты тюрьмы: ментовская охрана, высокий забор, решетки на окнах. Большинство воспитателей — бывшие менты. По рассказам бывавших там подростков, основные способы воспитания в этом воспитательном учреждении — нещадное избиение тех, кому не посчастливилось там оказаться. Не лишним будет упомянуть, что в среде помещенных там детей, вполне естественно, вырастает «дедовщина» и иерархия, копирующая «воровскую», ведь многие попавшие туда подростки жаждут «блатной романтики», да и росли в соответствующем окружении. Таким образом, мы получаем фактически тюрьму для детей, где и условия содержания, и атмосфера, и спсобы «воспитания» копируют тюремные.

Пожалуй, излишне будет теперь задавать вопрос, способны ли такие воспитательно-исправительные учреждения кого-нибудь «воспитать» и уж тем более «исправить»…

В РБ работают три учебно-воспитательных учреждения закрытого типа, и направляют туда детей и подростков по решению или приговору суда. И вот сейчас солидным дядям в пиджаках, которые о спецПТУ знают в лучшем случае их полное название, пришла в голову гениальная мысль: а почему бы не расширить список подростков, которых туда можно направить? Итак, посмотрим, каким категориям несовершеннолетних самозванные «слуги народа» готовят тюремное заключение.

Согласно законопроекту, предлагается отправлять на перевоспитание тех, кто в течение года совершал административные правонарушения три раза или более. К подобным правонарушениям относятся умышленное причинение телесного повреждения, уничтожение либо повреждение имущества, мелкое хулиганство или хищение, заведомо ложное сообщение, распитие алкогольных, слабоалкогольных напитков или пива, появление в общественном месте в пьяном виде, занятие проституцией, управление транспортом в состоянии опьянения или без водительских прав.

Ключевым пунктом здесь является пресловутое «мелкое хулиганство», давно имеющее репутацию статьи «оппозиционера». Расклейка наклеек, раздача листовок, участие в несанкционированном митинге, или просто нахождение в ненужное время в ненужном месте — все это наша милиция очень любит квалифицировать как «мелкое хулиганство». Итак, всем несовершеннолетним, которые осмелились публично высказать свои взгляды наподобие борисовских школьников, наказанных за призывы «творить добро», отныне грозит самая настоящая тюрьма. Если, конечно, им не повезет и их словят три раза в течении года. Отдельно можно поговорить и про другие правонарушения. Ведь если молодой парень или девушка совершает злодеяния в отношении других людей, вроде порчи имущества или нанесения телесных повреждений, значит наверняка на то есть причина, и кроется она, в большинстве случаев, в отсутствии присмотра со стороны родителей, отсутствии должного воспитания и внимания в семье. Так неужели заключение ребенка в спецПТУ поможет эти проблемы исправить?

Идем дальше. В спецучреждения отправятся подростки, которые страдают хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, а также те из них, кто после проведенного лечения в государственных медучреждениях был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения в состоянии алкогольного опьянения или под воздействием наркотиков, психотропных, токсических либо иных одурманивающих веществ.

Отличный способ сэкономить на дорогостоящем лечении от алкоголизма и наркомании, не правда ли? В тюрьму его, и всего делов-то!

Как сообщает зампредседателя Постоянной комиссии ПП НС по национальной безопасности Анатолий Ванькович, необходимость расширить перечень категорий вызвана криминогенной обстановкой, которая сложилась в подростковой среде в последнее время. Например, по итогам прошлого года каждый четвертый подросток на момент совершения преступления находился в состоянии алкогольного опьянения. Хотя в целом подростковая преступность снизилась в 2009 году почти на 15%, но подростки стали чаще нарушать ПДД, более чем наполовину увеличилось число несовершеннолетних, привлеченных к административной ответственности за управление транспортом в состоянии опьянения или без прав.

Тут что-то не совсем понятно. То власти радостно рапортуют о снижении подростковой преступности, то вдруг оказывается, что преступности этой становится всё больше, и без направления подростков в спецучреждения ну никак не обойтись. Такая путаница в словах и мотивах все больше наталкивает на мысль о том, что проводимые меры — это спланированное и постепенное наступление государство на молодежь по всем фронтам: идеологическом, религиозном, а теперь еще и «правовом». Начать решили, как видим, с самой специфичной прослойки — «трудных подростков». Ведь что может быть проще: налепи на подростка ярлык «трудного» и сразу отпадает всякая необходимость соблюдать его права. У неискушенных в педагогике и психологии тут же образуется в голове логическая цепочка: «трудный подросток» — «алкоголик-наркоман» — «потенциальный преступник». Да, пускай во многих случаях это и так. Но почему-то забывается о том, кто и как создает этих трудных подростков, и какова роль государства и его органов в формировании детей! Ведь именно государство способствует нищете, безысходности и алкоголизму, в которой варятся «неблагополучные» семьи, и из которых потом выходят те самые трудные подростки. Государство повышает квоты на производство алкоголя, а потом борется с алкоголизмом в семьях, ругая на чем свет стоит пьянствующих матерей и отцов. Государство годами не поднимает зарплату, а потом удивляется, откуда столько краж и грабежей, особенно среди подростков. Государство создало убогую и закостенелую систему образования, а потом удивляется, почему ребенок выбирает улицу вместо школы. И так во всём. Создавая себе врага, государство борется с ним и за счет этого живет, оправдывает перед нами свое существование.

К чему же приведет закручивание гаек в молодежной среде? Оно может привести лишь к еще большему озлоблению тех самых неблагополучных подростков, которых так боятся и ненавидят чиновники. Оно приведет к еще большему расслоению этого общества на «надежных» и «безнадежных», «благополучных» и «неблагополучных». Бездумной, репрессивной, реакционной социальной политикой государство лишь больше обостряет уже существующие в обществе противоречия. Судьба у этого клубка противоречий одна: вырваться наружу с огромным социальным взрывом.

Источники:

http://www.ej.by/sociaty/2010-08-05/v_belarusi_prijmut_trudnych_podrostkov.html

http://ranak.by

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
4 + 19 =