Не бойтесь диктаторов!Такой близкий далекий Тунис

— Это послание людям всего мира: не бойтесь диктаторов!
Не бойтесь диктаторов! Не бойтесь диктаторов!
Одна из тунисских протестующих в интервью телеканалу «Евроньюс»

Буквально на днях мир стал чуточку лучше – народ Туниса избавился от многолетней диктатуры и вышвырнул диктатора из страны. Конечно, это еще не окончательная победа, это лишь небольшой эпизод в многовековой борьбе людей с различными тиранами и угнетателями, и нам всем надо будет пройти еще много подобных побед, а зачастую и поражений, прежде чем такие понятия как «свобода», «равенство», «справедливость», окончательно восторжествуют на нашей планете. Как пишет российский анархист М. Магид о событиях в Тунисе: «(революция) обязательно захлебнется. Непременно захлебнется. Нет альтернативной идеи по преобразованию общества в социалистическом и антиавторитарном духе — без наемного труда и на началах самоуправления. Нет идеи общей жизни и общей собственности. Нет идейной культурной гегемонии пролетариата. Нет действующих на постоянной основе органов контр-власти — народных собраний и координационных комитетов. Чтобы не захлебнулось, нужно превратить хаос в новую организацию, а на это пока есть только слабые намеки.
Понадобится еще очень много опытов, ошибок и неудач, прежде чем народное восстание превратится в классовую и социальную революцию.
Это пока еще и не февраль, а для победы революции нужен даже не октябрь, а новый Кронштадт в масштабах целых стран и континентов».
Рассмотрев события в Тунисе более внимательно, мы нашли в них не мало параллелей и с сегодняшней Беларусью.

Все диктатуры похожи.
Ныне свергнутый президент Туниса пришел к власти в 1987 году в результате государственного переворота. Он продолжил курс предыдущей власти направленный на строительство светского государства, что сблизило Тунис со странами Западной Европы и США.
К началу 90-ых годов во многих странах исламского мира начали набирать силу фундаменталистские тенденции. Самым трагическим примером для туниссцев стал соседний Алжир, где до сих пор продолжается кровопролитное противостояние исламистов и правительственных войск. Поэтому Бен Али пошел на крайние меры: исламистская партия «Нахда» в Тунисе была запрещена, ее члены — некоторые даже вместе с семьями — арестованы. Как отмечал тогда парижский еженедельник «Жен Африк», делал всё это тунисский президент «железной рукой в бархатной перчатке». Президента часто обвиняют в авторитарных методах правления: хотя в стране разрешена деятельность оппозиционных партий, главной политической силой продолжает оставаться всё та же прежняя партия власти, которую опять-таки возглавляет сам президент.
Международные правозащитные организации говорят о многочисленных нарушениях прав человека — это и неконституционные методы оказания давления на политическую оппозицию, и та самая пресловутая борьба с исламскими фундаменталистами, ведущаяся подчас не в рамках международных норм, и наконец, применение правоохранительными органами страны пыток по отношению к заключенным. Несмотря на это правительство Туниса является важным военным союзником США. Разведслужбы Туниса сотрудничают совместно с американскими участвовали в допросах заключенных на авиабазе Баграм в Афганистане. США содействует «программе модернизации обороны Туниса» и «обеспечении служб безопасности» страны
За время своего правления Бен Али дважды инициировал изменения в Конституции страны, чтобы удержаться у власти. На выборах, прошедших в октябре 2009 года, Бен Али был переизбран в пятый раз, набрав 90% голосов.
Не правда ли, есть в этом что-то до боли знакомое и родное?
Экономический рост как причина революции.
Критику со стороны правозащитников и оппозиции тунисские власти стараются не замечать. Также, впрочем, как и многие иностранные дипломаты, которые охотнее говорят об успехах Туниса — и прежде всего об успехах в сфере экономики: начата либерализация финансовых рынков, сняты ограничения на значительную часть импорта, успешно проведена приватизация. Тунис даже получил от Международного валютного фонда самый высокий кредитный рейтинг среди стран региона, и западные бизнесмены охотно строят в стране свои предприятия, получая значительную выгоду от низкой себестоимости труда.
До сих пор начало правления Бен Али вспоминают как «золотые годы». Тунис сумел добиться среднегодового роста экономики в 5,3%, в полтора раза увеличился доход на душу населения (4800 динаров на 2008 г.).
Бен Али с гордостью отмечал, что журнал «International Leaving» недавно поместил Тунис на первое место в рейтинге арабских стран по уровню жизни. По официальным данным, средний класс в Тунисе составляет более 80%, средняя ожидаемая продолжительность жизни – 74,8 лет, уровень бедности не превысил в 2008 г. 3,8%. Процент детей, поступающих в школу, достигает 99%.
Но, может быть, самое большое достижение Туниса – это поразительно высокий уровень образования и грамотности. Отсюда и компьютеризация: почти 35% населения знакомы с интернетом, а 13% тунисцев пользуются им регулярно.
Однако разразившийся экономический кризис нарушил эту идеалистическую картину. Рост цен на продовольствие, уже повлекший за собой бунты в нескольких странах северной Африки: Египте и Алжире, не обошел и Тунис. Сократился объем торговли с Европой, основным торговым партнером страны и поставщиком туристов. Тунис в значительной степени зависит от туризма (эту индустрию плотно контролирует семья президента и его жены) и сельского хозяйства, а на туристическом рынке в настоящее время наблюдается снижение спроса со стороны нынче безденежных европейцев и жесткая конкуренция со стороны других стран Магриба, а также Египта и Израиля. Но экономические проблемы, с которыми столкнулся Тунис, носят не временный характер. Они отражают давние усилия по переориентации экономики страны на мировой рынок под давлением и в русле интересов крупных империалистических держав. Профессор экономики Басель Салех отмечает в «Global Research»: «Двадцать три года безжалостной коррупции, диктатуры и неолиберальной экономической политики привели к тому, что богатства страны сосредоточены в руках очень немногих людей, связанных с президентом Бен Али и семьей его жены. При этом страна считается западными экономическими наблюдателями и аналитиками «экономическим чудом» и «одним из африканских львов». МВФ описывает правительственный менеджмент в стране, где уровень безработицы среди молодежи 31%, как «разумное макроэкономическое управление». В ходе осуществления так называемых программ «структурной перестройки» государственные предприятия были приватизированы, рабочие места — сокращены. Безработица, только по официальным данным, достигла 14%. И тогда правительство Туниса стало заложником своих успехов. Образованное и информированное население не желало мириться с экономическим упадком и отсталыми формами политической жизни. Массы хотели выразить свое негодование, но режим жестоко карал за малейшее недовольство. Например, в январе 2008 года аппарат безопасности подавил протестующих в депрессивном южном горняцком городке Редхайеф, когда рабочие и молодежь возмущались низкими зарплатами и безработицой. Более 300 человек было арестовано. В результате под этой плотной крышкой стал накапливаться пар, который рано или поздно должен был вырваться наружу.
Из искры возгорелось пламя.
Поводом к началу народных волнений стало трагическое событие в городе Сиди-Бузид, в 200 км от столицы, где ужасным способом публично покончил с собой 26-ти летний Мохаммеда Буазизи. Он облил себя бензином и поджег в знак протеста против своего бедственного положения.
Как и многие молодые выпускники Мохаммед не мог найти работу по специальности. Юноша пытался торговать овощами, но власти не позволили ему и этого – он не имел необходимой по закону лицензии, а получить ее не так просто. Полиция конфисковала товары, обвинив его в незаконной уличной торговле без разрешения. При этом полицейские отлупили и оплевали его
В городе начались стихийные демонстрации протеста, которые попыталась разогнать полиция. Начались столкновения, погибло несколько десятков человек, еще больше ранены и покалечены.
Беспорядки быстро перекинулись на другие города и в среду перепугавшееся, не привычное ни к чему подобному правительство фактически ввело в крупных городах военное положение, направив на улицы армию.
Революция не была организована никакой конкретной политической силой или партией. По сообщениям информационных агенств беспорядки стали следствием самоорганизации народа через сети фейсбук и твиттер. С их помощью безработная молодежь договаривалась о совместных акциях. Видеоролики, запечетлевшие события, выкладывались на youtubе и, таким образом, сделались видимы не только жителям Туниса, но и всему миру. Немало важную роль сыграли разоблачения Wikileaks. Издание Foreign Policy усматривает за событиями в Тунисе влияние разоблачений WikiLeaks , утверждая, что депеши американских дипломатов осветили детали чудовищной коррупции в стране. В опубликованных посланиях говорится о том, что власть в стране принадлежит узкому кругу элиты, которая уже превратилась в мафиозный клан. Хотя это и не было ни от кого особенным секретом, предположения были подкреплены фактами и усилили гнев общества против властей.
Против восставшего народа власти бросили весь имеющийся арсенал средств подавления. За время беспорядков в стране погибли около 70 человек, несколько сотен получили ранения и травмы. В пятницу по всей стране был введен режим чрезвычайного положения «в интересах безопасности граждан страны и для обеспечения сохранности их собственности». С 17.00 и до 7.00 по местному времени было запрещено нахождение на улице людей и передвижение в автотранспорте, запрещены собрания людей больше трех человек на улицах и площадях. Армии и полиции разрешено применение огнестрельного оружия в отношении лиц, нарушивших режим ЧП и не реагирующих на приказы или попытавшихся бежать. Кроме полицейских мер президент пошел и на ряд уступок протестующим: в попытке погасить народное недовольство сначала отправил в отставку главу тунисского МВД, пообещал снизить цены на продукты питания и решить проблему безработицы, не баллотироваться на очередной президентский срок в ходе выборов 2014 года, а также объявил об отставке всего кабинета и назначил досрочные парламентские выборы в течение ближайших шести месяцев. Но было поздно. Акции протеста становились еще более массовые и приняли откровенно антипрезидентское звучание. 14 января Бен Али бежал из страны, а его место занял премьер-министр, объявив о «временной нетрудоспособности» тунисского лидера.
А нам то что?
Какие же уроки мы можем извлечь из событий в Тунисе? Во-первых, мы видим, что призывы к экономическим санкциям и надежда, что Европа или еще кто-то смогут решить за нас наши проблемы, — бесперспективны. Против Туниса, несмотря на жесткий авторитарный стиль правления санкций не вводили, наоборот, этот режим считался дружественным Западу. И все же тунисцам удалось от него избавиться. А Куба и С. Корея подвергаются экономическим санкциям в течении нескольких десятилетий, но ни к каким значительным переменам это не привело.
Далее, бунты в Тунисе показывают, что восстания происходят не тогда, когда людям нечего есть, а тогда, когда добившись некоторых успехов страна сталкивается с экономическими трудностями. Это очень важно и для нас. Экономическая ситуация в Беларуси не так безоблачна как кажется, доказательством чему служит уменьшение валютных резервов, высокая инфляция, и намерение правительство приватизировать многие гос. предприятия. И если экономический кризис по-настоящему ударит по Беларуси, тогда люди будут сравнивать свое положение не с дефицитными 90-ми, из которых мы вышли благодаря мудрому руководству Лукашенко, как твердит официальная пропаганда, а с относительно благополучными концами нулевых. А почувствовав некоторое облегчение, людям уже труднее будет согласиться на затягивание поясов и поверить привычным басням про стабильность и мир в «хрустальном сосуде».
И, наконец, как ни печально это признавать, надежда на мирный и «негвалтоуны» протест, которыми тешат себя многие представители оппозиции, играет только на руку диктатуре. События 19 декабря наглядно показывают, что в политическом плане нам ближе не соседняя Украина, а далекий Тунис. Поэтому не надо питать себя иллюзиями и придумывать идиотские флэш-мобы и воззвания. Диктатура не падет от завязывания ленточек и выключения света в определенные часы. Отговорка, что лучше делать хоть что-то чем ничего, нужна для тех, кто хочет просто потешить свое самолюбие, и почувствовать себя «змагаром» ничем не рискуя. Борьба с диктатурой зачастую заканчивается не 10 сутками, а кровью, и к этому надо быть готовым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *