Восстание против подушного налога 1990 года

В Великобритании отмечают 20-ти летний юбилей протестов против введения подушного налога т.н. Pall Tax Revolt. Эти были крупные гражданские протесты в истории страны, которые поставили крест на политической карьере Маргарет Тэтчер.

Про подушный налог консерваторы впервые заговорили во время избирательной кампании 1987-го года. Налог коренным образом менял принцип местного налогообложения. Ранее главным источником пополнения местных бюджетов был налог на собственность, который платили ее владельцы – состоятельный класс. Отныне платить должны был все. Тори отдавали себе отчет в непопулярности реформы, но рассчитывали, что гнев избирателя обрушится на лейбористов, которые как правило, контролировали местные администрации. К слову война между консервативным кабинетом и лейбористскими муниципалитетами велась на протяжении всего правления железной леди.

Если до прихода к власти Тэтчер в местные бюджеты шло 60 с гаком процентов от общей суммы налоговых сборов. То к началу 90-ых только 18. Самый резонансный случай в истории конфликта – роспуск Большого лондонского совета в 1985-ом году, которым руководил лейборист Кен Ливингстон. Через 13 лет после прихода лейбористов к власти городское самоуправление в столице восстановят и к ужасу тори на первых же выборах мэра победит все тот же ненавистный «Красный Кен».

Хотя как отмечалось выше, про введения налога заговорили еще в 1987-ом, только через два года Pall Tax становится темой номер один в политической дискуссии. Причина проста – приближалось начало нового финансового года. Начиная с апреля 1990-го, каждый гражданин должен был зарегистрироваться в компетентных органах по месту жительства и получить номер налогоплательщика. Чем ближе к дате, тем очевидней становился антисоциальный характер закона. Так семья Тэтчер благодаря нововведениям экономила 2300 фунтов, зато простая семья рабочих должна была раскошелиться на 640 фунтов стерлингов ( более тысячи долларов США) ежегодно.

25-го ноября 1989-гг году в Манчестере произошла учредительная конференция Британской федерации противников подушного налога. Две тысячи присутствующих делегатов (средь их было 15 депутатов от лейбористов) голосовали за проведение следующей весной национальной компании за отмену Poll Tax. По ходу мероприятия среди делегатов выделилось две фракции. Близкие к официальной позиции лейбористов, умеренные противники Pall Tax, не желавшие кампании бойкота и радикалы. Лагерь последних включал активистов троцкистской группировки Militant, левых лейбористов и профсоюзников. К слову позже в состав Федерации целиком вошло несколько профсоюзов.

Старт компании дал митинг на Трафальфской площади в центре Лондоне 31-га марта 1990 года. На акцию вышло колоссальное количество людей — около 200 тысяч человек До 2003-го года, когда в Лондоне состоялась 230 тысячная демонстрация противников интервенции в Ирак, эта манифестация считалось самой крупной в истории страны. После того как колонна достигла Трафальгарской площади начались стычки с полицией. Организаторы оказались не в состоянии контролировать толпу. Начались масштабные столкновения со спецназом, погромы фешенебельных офисов и бутиков.

Реакция властей на события 31-го марта была истерической: они заявили, что протесты против подушного налога несут угрозу институтам демократии. Лейбористы осудили проявления агрессии и насилие. Даже Федерация заняла защитную позицию – всю ответственность возложили на анархистов.

Однако вскоре про поиски «организаторов» Второй Трафальгафской битвы (так прозвали события 31-го марта в прессе) забыли.

Через неделю всю страну охватила компания бойкота нового налога. В некоторых районах до тридцати процентов жителей проигнорировали призыв регистрироваться, не говоря уже о том, чтобы платить. В Лондоне 27 процентов жителей не внесли в казну ни одного не пенни. По подсчетам статистических ведомств по всей стране платить налог отказались 18 миллионов человек.

Инициаторы компании придумали три формы участия в протесте: во-первых, налогоплательщиков призывали не регистрироваться, во-вторых, оспаривать размер налога в суде и тем самым откладывать выплаты. Наконец, когда суд все же утверждал размер налога, отказываться его платить в принципе. Последнее автоматически влекло за собой новый суд, который мог приговорить неплательщика к аресту. Однако из-за большого количества такого рода протестов случаи, когда кто-то попадал в тюрьму, можно было пересчитать на пальцах.

Самым известным осужденным за нежелание платить налог, вероятно, был Терри Фиелдс (Terry Fields) депутат парламента от лейбористов, Его осудили на 60 дней тюрьмы. Кстати позже Фиелдса исключили из партии и он подался в троцкисты.

Однако случай с Терри скорее исключение. Сами власти констатировали, что тюремная инфраструктура технически не способные держать за решеткой такую пропасть народу. Полиция Южного Йоркшира например заправила в Скотланд Ярд письмо с просьбой разрешить ей не не арестовывать неплательщиков Pall Tax поскольку это «физически не возможно из-за большого количества нарушителей».

Тот факт, что неплательщики, демонстративно нарушающие закон, оставались на свободе был хорошим примером иным поступать также, Наконец, следует добавить, что тогда на дворе был 90-ый год. Только, что рухнула Берлинская стена, в Пекине бунтовали студенты. Повсюду люди начали верить, что способны творить историю. Неудивительно, что в современной британской литературе кампания 90-го выглядит романтически, как некий удивительный эпизод всеобщего единения в борьбе за фундаментальные права.

Растущая непопулярность проекта сразу сказалась на ситуации внутри руководящей партии. Трижды на заседания совета министров звучало предложение за то, чтобы отменить новый налог. Трижды премьер отказывалась.

Как итог в партии возникла сильная группа оппозиции. 22-го ноября 1990-га большинство членов кабинета проголосовали за смену председателя. Тэтчер была вынуждена съехать с 10-го дома на Даунинг Стрит.При новом премьере Джоне Мэйджоре налог отменили.

Так окончилась история Pall Tax Revolt.

История, однако, была бы не полной без упоминания о двух явлениях, сопутствующих той кампании.

Прежде всего, речь об анархистской группе Федерация Классовая война (ФКВ). Эта эстетически близкая к пост панку инициатива родилась еще до Pall Tax, но подлинную славу её принесли события весны 90-го. Популярность группы была неоспорима: ее лидеров приглашали на ВВС, известные политические шоу и т.д. С точки зрения политологии бум вокруг ФКВ был нонсенсом. Вся позитивная программа этой группировки анархистов строилась на убогом лозунге «Сожри богатого». Идейную доктрину им заменял культ насилия против буржуев и полицейских. Иначе как «трахнутые паразиты» членов королевской семьи активисты Классовой Войны не называли.

Это был абсолютно новый, не известный стиль в политике. В то время когда все ведущие политические силы дружно клеймили драки с полицией, Классовая война, напротив, упивалась тем фактом, что ее члены были в первых шеренгах погромщиков, коих они сами называли «герои британского рабочего класса». «Это же круто – в…бать копу», — оправдывали они свое поведение.

У Классовой Войны оказалась уйма поклонников. Реформа Тэтчер вывела на улицы ту часть общества, про которую английская политическая элита ничего не знала. Это были долговременные безработные, бездомные, дети иммигрантов, одинокие матери, рабочая молодежь без шансов трудоустроиться, подёнщики, студенты, богема. Журналисты презрительно назвали этих людей Underclass. Однако при этом вынуждены были признать: у политических «маргинальных групп» подобных Классовой Войне появилась своя социальная база.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *