Костас Дузинас. Греция — демократия в действии

Мы не согласны с автором статьи в том, что парламентская демократия должна быть дополнена прямой демократией. По нашему мнению, прямая демократия должна заменить парламентскую. Тем не менее нам кажется, что нашим читателям будет полезно прочитать про народные собрания в Греции, учитывая те «молчаливые» акции протеста, которые проходят в Беларуси. Конечно, мы не можем сейчас просто перенести опыт Греции, Испании и других стран, просто потому, что пока на улицу выходит от силы несколько тысяч человек, ОМОНу ничего не стоит помешать таким собраниям. Тем не менее, если количество протестующих будет увеличиваться и мы сможем отстоять Плочшу, этот опыт может нам очень пригодиться.(прим. Рев.Действие)

Результаты вчерашней массовой демонстрации и мирного упорства «разгневанных» не заставили себя ждать. Премьер-министр Греции Папандреу признал, что его политика оказалась провальной, и попросил лидера правой оппозиции сформировать правительство национального единства, обещая, по сообщениям СМИ, уйти в отставку. На сегодняшний день это самый большой успех европейских противников политики жесткой экономии. Вопрос не в том, кто окажется во главе нового правительства. Главное — какую политику это правительство будет проводить.

Когда в своем тексте «Возмущайтесь!» Стефан Эссель писал, что вызванный несправедливостью гнев должен перерасти в «мирное восстание», он, наверное, и не подозревал, что испанские indignados и греческие aganaktismenoi («возмущенные») примут его слова так близко к сердцу и что это произойдет так скоро и примет такие масштабы.

Сопротивление греков чудовищной экономической политике МВФ не стало неожиданностью. На протяжении всей современной истории греки самоотверженно боролись с иностранной оккупацией и внутренней диктатурой. Экономические меры, навязанные Греции МВФ, ЕС и Европейским центральным банком, и охотно принятые греческим правительством, привели к одиннадцати однодневным всеобщим забастовкам, множеству региональных забастовок и изобретательных акций сопротивления. СМИ сообщали о следовавших за массовыми демонстрациями столкновениях между молодежью и полицией, после которых над Афинами висели тонкие облака слезоточивого газа.Возглавляемые левыми партиями и профсоюзами, греческие демонстрации против политики жесткой экономии стали самыми мощными во всей Европе. Но с помощью постоянных пропагандистских кампаний в государственных СМИ эксперты и обслуживающие греческую элиту интеллектуалы сумели запугать большинство населения и внушить ему чувство вины, что со временем привело к снижению протестных настроений.

Однако три недели назад ситуация изменилась. Пестрое множество возмущенных мужчин и женщин разных возрастов, профессий и даже безработные — все они стали собираться на центральной площади Афин (площади Синтагма), расположенной напротив парламента, а также вокруг Белой Башни в Салониках и в других общественных местах в главных городах страны. Ежедневные митинги, в которых иногда принимали участие более ста тысяч человек, были мирными, а полиции наблюдала за происходящим со стороны. Эти люди называют себя «возмущенными» — они возмущены обнищанием греческих рабочих, разрушением демократии и тем, что страна утратила суверенитет и превратилась в феодальную вотчину банкиров. Их общее требование состояло в том, что коррумпированные политические элиты, которые управляли страной на протяжении 30 лет и довели ее до банкротства, должны оставить свои посты.

Тысячи людей ежедневно собираются на площади Синтагма и обсуждают дальнейшие планы. Параллель с классической афинской агорой, находившейся всего в нескольких сотнях метров, просто поразительна. Каждый, кто желает выступить, получает свой номер, и когда этот номер выпадает, ему дают слово — напоминание о том, что в классических Афинах на многие должности людей выбирали по жребию. Регламент любого выступления — две минуты, что позволяет существенно увеличить число выступающих. Эти собрания проходят гладко, никто никого не перебивает. На обсуждение выносятся совершенно разные темы, начиная от чисто организационных вопросов и заканчивая проблемами новых типов сопротивления и практик интернациональной солидарности или альтернативных решений в области экономики. Раз в неделю организуются дебаты с приглашением экономистов, специалистов в области права и политических философов, на которых обсуждаются альтернативные методы борьбы с кризисом.

Такова демократия в действии. Здесь безработный и университетский профессор имеют одинаковое время для высказывания, их предложения обсуждаются наравне, а решения принимаются путем общего голосования. «Возмущенные» преобразовали площадь из места торговли в реальное пространство публичного взаимодействия. Вместо вечернего просмотра телевизора люди выходят на улицы, чтобы быть вместе и говорить об общем благе. Если демократия — это власть «демоса», или, иными словами, правление тех, у кого нет особых привилегий, будь то богатство, знания или власть, то сегодняшние события в Греции — самый яркий пример демократической практики в европейской истории последних лет.

Дебаты на площади Синтагма опровергли банальную мантру о том, что большинство проблем государственной политики слишком сложны для обычных людей и поэтому их решение нужно предоставить экспертами. Основополагающее для классической агоры понимание того, что коллективный разум демоса сильнее, чем разум любого отдельного лидера, снова приходит в Афины. «Возмущенные» продемонстрировали, что парламентская демократия должна быть дополнена прямой демократией. Это своевременное напоминание, ведь Европа уже начинает терять веру в политическое представительство.

[…]

Сегодня множество площади Синтагма объединяется с профсоюзами во всеобщей забастовке и попытке окружить парламент. Синтагма уже напоминает скорее площадь Тахрир в Каире, нежели мадридскую площадь Пуэрта-дель-Соль. Ежедневные митинги напротив парламента приносят пользу греческой политике и впервые за долгое время заставляют элиты нервничать. Греческое stasis означает стоять прямо, но также — восстание и мятеж. Площадь Синтагма была названа так после демонстраций XIX века, на которых народ требовал от короля конституции (syntagma). И сегодня «возмущенные» повторяют это требование: они стоят прямо, требуя нового политического соглашения, которое освободит их от господства неолиберализма и политической коррупции.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *