Правительство Венесуэлы против автономии профсоюзов

Статься с сайта Федерации Анархистов Иберии Tierra y Libertad, описывающая и критикующая правительство Уго Чавеса и его попытки кооптировать венесуэльское рабочее движение.

Орландо Чирино, революционный венесуэльский рабочий лидер, недавно осудил Боливарианское правительство как «антирабочее и антипрофсоюзное.» Было бы трудно обвинить Chirino в том, что он «golpista»(путчист) [1] или «союзник империализма.» В 2002 году он осудил переворот, мобилизовавшись на защиту государственной нефтедобывающей промышленности от прекращения работы, которое проводилось управленцами. При каждой возможности, которая ему предоставлялась, он поддерживал и сопутсвовал попыткам рабочих управлять фабриками, закрытыми их боссами. Он укоренился среди рабочих и был сделан лидером в Унионе Насионале де Трабажадоре (UNT), профсоюза, поддерживаемого самим президентом Чавесом. Если Орландо был частью так называемого Боливарианского движения много лет, что случилось в 2009, что заставило его делать заявления такого рода о правительстве, которое он когда-то защищал? Главная часть ответа: потому что Chirino – железный защитник автономии союзов.

Попытка взять рабочее движение под контроль верхов началась как только Уго Чавес был избран президентом Венесуэлы. В 1999 началась борьба с традиционным Confederación de Trabajadores de Venezuela (CTV), профсоюзом, созданным в 1947 под влиянием Acción Democrática (AD) [2], и ставшего с 1959 года главным переговорщиком по трудовой политике, вырабатываемой государством. Тем не менее, несмотря на вопросы чавизма о непорядках и изъянах в этой организации, в отсутствии собственного рабочего движения, они приняли участие в его внутренних выборах в октябре 2010. Боливарианский кандидат Aristóbulo Isturiz, потерпел поражение от кандидата от AD Карлоса Ортеги, который стал президентом CTV. Полтора года спустя, повторяя ту же историю с CTV, правительство создало своим декретом, то, что оно назвало «настоящим профсоюзом»: Unión Nacional de Trabajadores (UNT), который быстро воспроизвёл коррупцию, о борьбе с которой он твердил. Одна марксистская организация, которая участвовала в его основании, Opción Obrera, говорит об этом более ясно, чем мы: «UNT родился под контролем соглашений сверху, и управлялся с целью показухи для рядовых членов; немногие истинные профсоюзные лидеры имели власть в нём…[3] UNT был рождён при покровительстве государства, которое вознесло его. Подвергавшиеся критике «привилегии» старого трэдюнионизма CTV теперь гарантированы лидерам UNT, которые являются верными сторонниками правительства.» Как ни парадоксально, до ограниченного принятия нового союза трудящихся у рабочих масс, и сопротивления некоторых частей союза их кооптации, Боливарианская власть продвигала новые организации, чтобы сместить UNT, как и в случае с Боливарианским Социалистическим Рабочим Фронтом (FSBT).

Второй вехой, оправдываемой аргументом об ослаблении бюрократии CTV, было продвижение так-называемого «профсоюзного параллелизма»[4] членами правительства, создававшего профсоюзы искусственно, извне, в основных отраслях промышленности страны. Таким образом Чавизм получил возможность разглагольствовать о том, что с 700 зарегистрированными профсоюзами Боливарианское течение продвинуло организацию рабочих как никто до него. Однако, этот рост числа профсоюзов не означал большего их влияния на трудовую политику. Одним их признаков этого является завершение дискуссии о коллективных трудовых договорах в государственном секторе, насчитывающем 243 истекших, оконченных и неподписанных договора к концу 2007-го, в секторе, в котором в мае 2009-го занято 2.244.413 человек, четверть от той части, которая занята в частном секторе.

Решения по зарплатам, условиям труда и трудовому законодательству принимаются институтами государства в односороннем порядке, после чего их автоматически ратифицируют представители UNT. Помимо фрагментации и утраты способности к оказанию давления и переговорам, профсоюзный параллелизм обострил споры за контроль над рабочими местами в сферах нефтедобычи и строительства—в которые профсоюз может поместить на должность 70 из 100 новичков—в которых участились случаи убийств профсоюзных лидеров и рабочих в борьбе между профсоюзами. С июня 2008 до того времени, когда писался этот текст, было совершено 59 убийств, которые продолжаются с превеликой безнаказанностью.

Третьим звеном стало создание Partido Socialista Unido de Venezuela (PSUV), узкопартийного органа, который, со слов президента, должен поглотить все организации, которые поддерживают Боливарианское движение, включая профсоюзы. Немногие отстаивали независимость рабочих организаций, но несогласие с официальной линией не допускалось. В марте 2007-го Чавес сделал заявление в своей речи «Профсоюзы не должны быть анонимными… мы должны покончить с этим,» за ней последовали выступления в том же направлении, достигнувшие своей кульминации в марте 2009, когда после высмеивания требований работников тяжёлой промышленности Гуаяны—крупнейшего промышленного пояса страны—он пригрозил использованием полиции для подавления любых попыток демонстраций или забастовок там. Для революционера вроде Орланда Чирино это было невыносимым, он заявил тогда, что это «является объявлением войны рабочему классу.»

В настоящее время разрабатываются различные инициативы для увеличения контроля над рабочими страны. Прежде всего, были проведены законы, которые ограничивают и криминализуют протест, обязующие людей время от времени доносить в судах, кроме того, запрещающие им участие в митингах и демонстрациях, как это произошло 13 июля прошлого года с 5 лидерами профсоюза нефтеперерабатывающего завода Эль Палито на Западе страны. В соответствии с данными, полученными от представителей названных населённых пунктов, по меньшей мере, 2.200 человек подчинены этому порядку. Из этого можно сделать любопытный вывод: свыше 80% этих людей входят в движение в поддержку центрального правительства. Эта деталь существенна, потому что с 2008 года на этом основании шло нарастание социального недовольства вопреки невзгодам и ограничениям материальной жизни рабочих. Протесты в защиту социальных прав заменили мобилизации за политические права, которые подготавливали почву в 2002 и 2006 годах. Неудовлетворение ожиданиями, порождёнными боливарианской риторикой, ослабление попечительских сетей из за упавших нефтяных доходов и стагнации и ухудшения социальных мер, известных как «миссии», послужили катализатором для накопившегося недовольства при отсутствии основательных преобразований, которые существенно улучшили бы качество жизни большинства населения страны. Ещё одна инициатива на пути к реализации, опять из вышеназванного декрета, это замена профсоюзов «советами работников» для обсуждения условий труда в компаниях, предложение внесено в реформу Органического Трудового Закона (LOT), свода правил, который обсуждался тайно в Национальной Ассамблее, исполнительном органе, который рекламируется по всему миру как чемпион по «демократии участия».

Другие законы, которые, как кажется, не связанны с миром труда, также ограничивают права работников. Так, например, изменённый Закон о Наземном Транспорте, статья 74 которого запрещает перекрытия улиц с целью препятствования пешеходному и автомобильному движению, которые были исторически сложившейся протестной практикой масс, особенно в ходе защиты трудовых прав. Тем временем, 15 августа был внесён Органический Закон об Образовании, который спровоцировал протесты оппозиционных групп из за секуляризации и установления строгого контроля над частными институтами образования. Однако, эта право-центристская и демократическая оппозиция, не говоря уже о чавистах, не поднимает вопрос об ограничении права на объединения, создание профсоюзов и ведение коллективных переговоров, которые не гарантируются. Одним из знамений реакционного характера указа является параграф 5.f первого переходного положения, который утверждает, что учителя и профессора занимаются серьёзными нарушениями дисциплины «физической агрессией, речами и другими формами насилия» в отношении своего начальства. И в довершении всего, пятое переходное положение регламентирует использование штрейкбрехеров «в случае доказанной необходимости» для прерывания забастовок и остановок работы, практики, которая стала привычной в так называемой «Боливарианской Венесуэле.» Кроме того, чавистское движение занялось нападением на медиа-компании, которые не мирятся с правительством, принципиальным мотивом которых является освещение конфликтов и протестов, которые они вызывают, в противоположность скудному освещению государственных и полугосударственных СМИ, называющих себя «альтернативными и общественными,» но лишёнными какой либо редакционной и финансовой независимости.

Задача венесуэльских анархистов в этот момент перелома боливарианской гегемонии состоит в участии, дополнении и радикализации конфликтов, снизу и вместе с народом, и таким образом стимуляции восстановления воинствующей автономии социальных движений. Они также должны стать активно вовлечёнными в построение другой, революционной альтернативы меж-буржуазному конфликту за контроль над нефтяными доходами, который охватил политическую сцену в последние годы, бороться с боливарианской буржуазией у власти с той же силой, как с возможным возвращением тех политических партий, которые она сместила. Таков наш путь, как и всегда, не признавать какой-либо власти и придерживаться наших старых ценностей (самоуправления, прямого действия, антикапитализма и взаимопомощи, среди прочих), наших светлых идеалов.

1. Дословно «путчист», значит «государственный изменник»

2. AD — лево-центристская партия Венесуэлы

3. Дословно «в направлении сближения немногих истинных лидеров с траекторией профсоюза»

4. «Параллельное объединение» может быть лучшим вариантом перевода

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *