Переходя к действиям: организация на рабочем месте. Без рецепта

Представляем читателям перевод текста американского анархо-коммуниста Скотта Наппалоса о сути борьбы работников за свои интересы по месту трудоустройства. Несмотря на то, что некоторые мысли Скотта представляются дискуссионными и ситуация в сфере трудовых отношений в Российской Федерации разительно отличаются от той, что можно наблюдать в США, статья в целом несомненно представляет большой интерес для всех, кто хочет организовать сопротивление на работе.

Скотт Наппалос рассказывает о некоторых безрезультатных способах организации на рабочем месте и о том, как мы можем преодолеть пораженческую традицию.

Когда революционер начинает организаторскую деятельность на рабочем месте, первый шаг, обычно, это агитация среди своих коллег. Мы воображаем себе поэтапный процесс, где наша агитация приводит к новым возможностям, подключению людей, созданию комитетов; и так до тех пор, пока у нас не появится сила и организация. Проблема в том, что для большинства рабочих мест такой образ мышления даёт неверное впечатление. В некоторых местах работы, в частности, на производстве, имеет место постоянная агитация, а акции вспыхивают до того, как выстраиваются комитеты. На других рабочих местах агитация, похоже, вообще не имеет смысла. Что мы делаем в таких ситуациях? Что мы делаем, когда агитация отнимает годы без мало-мальски видимого результата, или на местах, где работники пребывают в откровенно затворническом или пассивном состоянии?

Мы должны начать с рассмотрения более широкой картины. Большая часть нашего мышления и исторических ориентиров берут свои истоки в тех временах, когда у рабочих и локальных сообществ была организация, история и память о борьбе, и среди рабочего класса было широко распространено боевое настроение. Мы склонны не замечать периоды до и после этой борьбы. Поэтому мы смотрим на агитацию людей либо как на их обучение, либо как на подбадривание. Хотя чаще борьба является далеко не развлечением, либо имеют, либо думают, что имеют, варианты получше, чем бесконечно долгие битвы (для которых как раз и нужна настоящая организация). Нужно признать, что организация принесёт свои трудности и заставит своих участников заплатить определённую «цену» в социальном плане. Всего лишь найти правильный способ объяснить задачи организации или мотивы борьбы – этого во многих случаях недостаточно для того, чтобы подвигнуть людей к действию. Создание работающего, самоорганизованного и боевого объединения работников потребует некоторой степени общественной мобилизации, которая не вечна и возникает не сразу. Существуют объективные факторы, которые должны начать действовать, чтобы сделать общественную классовую войну лучшим вариантом, чем решение наших проблем существующими способами.


Эта проблема остра для активистов-новичков, только что попавших в некий рабочий коллектив. Как некто новый, мы попадаем в обстановку с установленным балансом сил, укоренившимися отношениями, и мы хотим изменить всю ситуацию. Без уважения, доверия и влияния среди ваших коллег будет безответственным и опасным пытаться организовать их. На самом деле, вы подвергнете опасности всех остальных больше, чем себя. Вдвойне сложно оказаться на мирном предприятии, где люди принимают с установленной для них дисциплиной, а все попытки создания протестной организации воспринимают в штыки.

Реальность такова, что в подобных ситуациях вам нужно искать пути и развивать коллективную борьбу, но маловероятно, что вы преуспеете в кратковременной перспективе. Сперва вам нужно укрепиться самим, но также настроение на рабочем месте должно измениться, и для этого обычно нужна искра либо изнутри (непреодолимые изменения), или снаружи (отраслевые или экономические изменения, или другая борьба, вспыхнувшая среди рабочего класса). Участь новичка означает дополнительную милю на пути к людям, придётся кропотливо взращивать семена солидарности в повседневных действиях. Делайте что-то ещё для других, чтобы сделать их жизни проще, будьте любезны в общении, участвуйте в компанейских сборах, и станете в глазах ваших коллег надёжным, заслуживающим доверия и заинтересованным в товарищах. Когда вы интегрируетесь в неформальные группы работников и социальную схему рабочего места, ваша деятельность и мнения станут более важными, особенно если вы избегаете попыток читать людям лекции или разглагольствовать об абстрактных политических взглядах.

Нам нужно уйти от модели организации через чтение людям лекций о том, почему мы могли бы править этим миром и почему капитализм ужасен, также нужно уйти от веры в то, что удачная агитация людей автоматически приведёт к организации потому, что работники уже радикализировались. Вместо этого мы должны думать об организации как об взаимных отношениях между революционером(ами) и их коллегами, в обсуждениях и в общей борьбе. Хотя выставлять ваши собственные идеи привлекательно и зачастую доставляет удовольствие, упрощённое внесение наших идей в народ обычно приводит к скорому отторжению. Вместо этого мы хотим, чтобы люди развивали свои собственные революционные идеи в ходе процесса осмысления их опыта. Как организатор, вы пытаетесь заставить людей сформировать понимание их работы, боссов, сотрудников и мира. Организаторы работают над тем, над чем хотят работать люди, и над борьбой, в которой люди заинтересованы. Именно на основе этого люди учатся и развиваются, и именно посредством борьбы они радикализуются. Обращение к их интересам в контексте коллективной борьбы даёт нам пространство для переоценки их представлений и идей, и изменения их в соответствии с новой обстановкой, так сказать, рабочие вводят свою власть прямо на работе. Это «движение туда-сюда» между от идей к действиям и называется практикой.

Являясь путём к пониманию классовой организации на рабочем месте, эта модель также характеризует освободительное или либертарное образование, наиболее известным сторонником которого является бразильский педагог и революционер Паулу Фрейре. Действительно, организация на рабочем месте в соответствии с этой моделью является лучшим образцом освободительного образования, чем те, которые обычно считаются таковыми, являющие собою не более, чем лекции с умничаньем и «доступным» содержанием. Для нас есть две составляющие организационного процесса: (i) повлиять на представления людей о мире и о борьбе, (ii) бороться за коллективные интересы людей. Это происходит параллельно, и обе составляющие взаимно влияют друг на друга по мере развития нашей борьбы. Организатор это учитель, но не тот, что сидит в классе, вне борьбы, а тот, кто по праву является её участником, и кто учит, будучи в тоже время участником. Очень важно понимать, что, будучи организаторами на рабочем месте и революционерами, мы ведём политическую деятельность. Слишком часто это рассматривается чисто механически, как «успешное организаторство». Успешная организаторская деятельность — это подготовка поля, так чтобы мы могли перенести ненастья, которые придут не через 1-2 года, а через 10 или 30 лет. Это требует не только действий по организационному строительству, но по «созданию» новых людей, новых сторонников в борьбе. Как сказал Сэм Долгофф, «Мы не должны быть нетерпеливы. Мы должны быть готовы к работе в условиях долгосрочной перспективы, на что могут уйти годы напряжённых усилий — пока видимый прогресс не покажет, что наша борьба не была напрасной»* <*Долгофф С. Американское рабочее движение: Новое начало. http://recompositionblog.wordpress.com/2011/05/29/sam-dolgoff-the-american-labor-movement-a-new-beginning/>.

1

Многие работы не предоставят нам роскоши легко организовать коллективное сопротивление. Нападки менеджмента, преобладание формальных процедур подачи жалоб и условия контракта, а также ложные формы управляемой менеджерами «демократии» порой могут быть вполне эффективными для того, чтобы отбить всякую охоту к коллективной борьбе за свои права. По этой причине крайне сложно получить возможность изменить отношение людей к борьбе, если нас принуждают использовать изолированные и индивидуалистичные формы сопротивления, особенно, когда эти формы ещё и отчуждённо бюрократические.

Даже если наша методология организации не техническая, а политическая, и мы строим организацию через построение взаимоотношений, «посадку семян» – само поле уже изменилось. Революционеры должны быть теми людьми, к которым приходят другие, когда у них проблема, которую они неспособны преодолеть в одиночку. Уже это само по себе может быть важным шагом для кого-то. Как только у вас есть доверие людей (я имею ввиду истинное доверие, что означает учёт вами их интересов как если бы они были вашими любимыми или близкими), даже индивидуалистические формы борьбы могут дать потенциальную возможность для наращивания протестного опыта. Действие, даже неэффективными методами, такими как неформальный разговор с боссом, чтобы попытаться добиться маленьких перемен, может углубить солидарность между коллегами и открыть пространство для дальнейших действий.

Мы должны помнить, что большинство людей сталкиваются с этим миром совсем в одиночку, и ощущают ужас, пытаясь преодолеть все угрозы для них и их семей, который набрасывается на них на работе. Даже просто идти с кем-то бок о бок по этой тропе, чтобы кто-то мог прислушаться к тебе и подсказать альтернативу, может быть важным и действенным. Нас вырастили в обществе, где изоляция и анти-коллективное поведение укоренялись десятилетиями, и мы плывём против течения, чтобы добиться живой взаимопомощи и солидарности в нашей повседневной деятельности. Любые шаги, которые мы можем предпринять, чтобы поддержать других, могли бы создать крохотные разрывы в повседневности и раскрыть новые пространства для размышлений и действия.

Частью проблемы является то, что наше понимание того, почему люди действуют и что мотивирует их, зачастую является слишком упрощенным. Популярная концепция левых и профсоюзов состоит в том, что люди будут бороться за лучшие условия, большие материальные выгоды или свои материальные интересы. Хотя это, очевидно, не лишено значения, люди часто говорят нечто совершенно другое.

На собрании таксистов, которые участвовали в организации, один водитель объяснял отсутствие людей на основании экономического кризиса, мёртвого сезона и трудного периода, в котором пребывают их семьи. Его умозаключение состояло в том чтоб люди были в затруднительном финансовом положении и не могли позволить себе взять отгул на два часа для того, чтобы стать активными и посещать митинги. Другой водитель возразил тем, что будет бороться, даже если это будет значить для него потерю тысяч долларов и исключения из отрасли, потому что он не может допустить несправедливости. Действительно, это было в некоторой степени верно, так как каждый водитель в комнате понёс финансовый убыток, лично, и в некоторых случаях с точки зрения уголовного права. Рабочих били, арестовывали, им угрожали насчёт работы. Последнее поколение вожаков буквально убежало из города. Любой справедливый финансовый отчёт показал бы, что работники потеряли прежнее положение из-за организации, с чисто экономической точки зрения.

Если вы подумываете о забастовках, часто рабочие больше теряют в ходе забастовки, чем завоёвывают потом благодаря повышениям зарплат вследствие успешной забастовки. Я как-то раз бастовал 3 месяца, предположительно с целью повышения зарплаты. Если вы подсчитаете количество денег, потерянных в ходе забастовки, пройдут десятилетия в индустрии с высокими оборотами, прежде чем мы оправимся от потерь зарплаты в ходе забастовки.

Не грубая экономика обычно мотивирует людей. Чувство справедливости, достоинство и вера в их товарищей по работе уходят глубже. Если бы дело было только в деньгах, то обыкновенно лучшей идеей было бы грабить, а не сражаться. Реалистически, реформистские варианты в краткосрочном периоде, вероятно, помогут вам и вашей семье стать богаче, или, по крайней мере, не навлечь на себя наказаний за сопротивление. Всё же, вопреки этому, люди организуются. Организаторы осознают то, что под угрозой, но в определённый момент принимают это как часть борьбы за справедливость. Это важно, потому что слишком часто мы склонны думать об организации как о хорошем маркетинге, в котором наш вариант имеет наибольшие выгоды. Люди будут сражаться и сражаются политически не по причине выгод, которые они видят, но по причине своего выбора иного образа жизни для себя.

Мы можем выяснить, почему рабочие начинают сражаться и строить организацию на этой основе. Понимание этих мотиваций, их обсуждение и продвижение— это действительно источник силы для нас. В большинстве случаев это будет означать создание и объединение общественных нитей, которые могут удержать нас вместе, когда боссы ведут безжалостную войну. В конце концов, это одна из главных вещей, которые приводят нас к борьбе. Мы приходим к осознанию того, что мы не можем больше справиться с тем, что возложено на нас поодиночке, и нам нужно перейти к коллективному сопротивлению.

Оригинал: http://libcom.org/library/moving-action-workplace-organizing-beyond-recipes-scott-nappalos

Перевод: коллективный

1 коммент

  1. Хорошая статья. Есть и лучше, но эту безусловно прочитать стоит. Особенно если с литературой не дружен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *