Казахстан: На слово Жанаозен наложили табу

Название расстрелянного 16 декабря 2011 года города в Казахстане теперь боятся произносить вслух. Даже столичный мулла, читая 25 января поминальную молитву по погибшим жанаозенцам и жителям поселка Шетпе, поименно перечислив жертв, предпочел не называть имя их родины. Минуло уже сорок дней с того времени, как 20-летний юбилей казахстанской Независимости был «отмечен» расстрелом нефтяников в Жанаозене. 25 января в столичной мечети поминали погибших. В этот день сюда пришли все те, кто не хочет, чтобы жертвы трагедии оказались забыты, а следствие — закончилось ничем. Не чиновники, не работники госструктур, а в основном представители НПО и простые горожане. Люди, желающие показать, что помнят и скорбят о своих земляках.

Известная правозащитница, глава ОО «Фонд развития парламентаризма в Казахстане» Зауреш Баталова одна из тех, кто отстаивает вечную память погибших жанаозенцев. Пока же официальные власти в большинстве своем скромно молчат, и все никак не соберутся обнародовать результаты расследования этих событий. Как так вышло, что для разгона жанаозенцев на праздничной площади было применено боевое оружие, а (согласно видеозаписям случившегося), люди в форме добивали беспомощных раненых, до сих пор неизвестно. Зато «за разжигание социальной розни» пачками задерживают, арестовывают и обыскивают оппозиционеров.

— Заявление, что к расследованию будут привлечены независимые международные эксперты, не исполнено, — говорит Зауреш Батталова, — они не привлечены. Общественные организации к следствию не допускаются. И с таким однобоким расследованием, правоохранительные структуры уже готовы вынести вердикт и начать привлекать людей к ответственности. Это вызывает серьезные опасения. В Казахстане началась охота на ведьм.

А найти крайних в данной ситуации надо, причем экстренно. Строго говоря, это просто жизненно необходимо. Потому что в противном случае у народа возникают претензии уже к самой власти.

— По сути дела, это все не решившиеся проблемы, в которых государство не смогло само проявить себя должным образом, — говорит Баталова. — А теперь оно пытается на некие силы сослаться. Это, по-моему, основная цель, которую сегодня преследует власть.

Особенно правозащитницу удивили обвинения в адрес редактора газеты «Взгляд», Игоря Винявского.

— Эта газета, редакция которой ни разу не привлекалась в качестве обвиняемой в судебных спорах, за исключением одного случая, в частном порядке, — напомнила правозащитница. — Ни в одной из публикаций политического характера, не было призывов к изменению конституционного строя. Об этом не было ни одного искового заявления, или уголовного производства ни в отношении журналистов этой газеты, ни в отношении редактора, ни в отношении самой газеты. Арест, да к тому же именно с такой формулировкой, вызывает серьезные вопросы.

Нейтрализация и изоляция оппозиционеров помогают власти догнать сразу трех зайцев одновременно. И обезвредить политических противников, и устрашить лиц, сочувствующих этим противникам, и, найти, точнее, назначить, виновников жанаозенской трагедии, тем самым благополучно закончив расследование. 31 января заканчивается введенный в городе режим чрезвычайного положения и нужно что-то говорить, и как-то объяснять происшедшее.

— На мой взгляд, они решили таким способом со своими политическим оппонентами разобраться, — считает Батталова. — А именно в кого они метят, это уже всем понятно — это Мухтар Аблязов. А по сути дела ответственность за события в Жанаозене лежит на тех, кто не решил вопрос семимесячного противостояния работодателей и нефтяников.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *