Как я сходил на концерт: рассказ очевидца массовых задержаний молодёжи в Минске

Как уже сообщалось 24 марта в Минске СПЕЦНАЗ грубо и жёстко захватил молодёжь. Ниже — рассказ очевидца и участника событий, опубликованный им в Facebook:

24 марта в 17:00 в кафе «Ё-Маё» (ДК МТЗ) был намечен концерт в поддержку инициативы «Еда вместо бомб». Я пришёл к самому началу, в районе 17:10. Больше часа ничего не происходило, люди ставили аппаратуру. Я сел на баре, заказал пива, разговаривал со знакомыми. Рядом со мной были Александр Ярошевич и Алёна Дубовик. В самом ДК в этот момент проходили какие-то утренники, куча народу, детишек. Вокруг ДК — праздно шатающиеся работяги, заливающие лейки. Четверо таких мужиков лет от 40 до 50 зашли в кафе, заказали 2 бутылки водки, достали свои бутерброды и начали распивать из пластиковых стаканчиков.
Около 18:00 ди-джей начал разогрев — ставил громкий панк. Народу было пока мало, человек 30-40. Многие стояли на улице. Ближе к 18:30 начала настраиваться первая группа. Врубили на всю мощь. Подпитые мужики опешили, а потом заказали пивка и в такт музыке трясли руками.
Продолжалось это недолго. Где-то в 18:40-18:45 врывается толпа и начинает всё крушить. Летят колонки, давка, люди падают. Сперва сложно было сообразить, что происходит. Слышны крики «всем лежать», «не двигаться», «руки за голову» и т.д. Только тогда стало понятно, что это спецназ. Внутрь забежало человек 30. Точно сказать не могу, так как приказали повернуться к бару и руки за голову. Тех, кто был возле стен, поставили к стене, руки на стену, ноги широко раздвинув. Остальные на полу, кто лёжа, кто полусидя, кто раскорячившись. Четверых мужиков после недолгих разговоров отпустили.
Всё это время туда-сюда бегали люди в штатском, кто-то снимал на камеру. У всех из раций доносились обрывки переговоров, из которых было понятно, что происходит просто настоящая спецоперация. У спецназовцев вид довольный, будто банду террористов поймали. Вскоре начали выводить девушек. Потом мужчин. Цепочкой, руки за голову, с криками «быстрее», с тычками в спину. На выходе из ДК стоит штатский и снимает на камеру лица. На улице спецназовцев ещё больше, человек 40-50, куча в штатском. Народу много: мамы с детишками, какие-то подростки, куча зевак. И тут я замечаю, в стороне, метрах в 10 – стоят четверо этих мужиков. Курят, смеются, пальцами показывают на нас – в общем, попали на бесплатное шоу.
Дальше заводят нас в автозак, зелёный МАЗ, и начинают аккуратно упаковывать. Вдоль стен стоят скамейки, нас садят на колени, руки на скамейке. 2 скамейки по 12 человек. Над нами расстанавливают остальных, руки на верхнюю полку. Итого чуть больше 40 человек и 8-9 спецназовцев. На все вопросы о причине задержания один ответ – «молчать». На вопрос, куда везут – «тут рядом, в Заводское РУВД». Посовещавшись по рациям, утрамбовав остальные машины, дали команду ехать. Повезли не в Заводское. Когда проехали Козлова и пересекли проспект, стало понятно, что везут в Центральное на Орловскую. Ехали долго, больше получаса. Сидеть на коленях не очень приятно, ноги быстро затекли. При попытке пошевелиться – крики и тычки. Каждую секунду у кого-то звонил телефон, о том, чтобы поговорить, не было и речи.
Привезли в Центральное, заехали во внутренний дворик, всех загнали в гараж, в котором стояла только одна машина. Опять построение, крики, пинки и т.д. Поставили рядов в 8 по 10-12 человек. На бетонном полу лужи, многих поставили прямо в лужу. Минут 20 ничего не происходило. Некоторые спрашивали, за что, в чём дело, в ответ только оскорбления. Наконец, приходят штатские, приносят 2 письменных стола и по очереди подзывают и начинают переписывать данные. Длилось это всё очень долго, часа два. Всё это время туда-сюда ходили штатские, среди них я заметил одного, который был в зале с самого начала, ещё перед концертом. Спецназовцы развлекались тем, что подзывали нестандартно выглядевших людей (кто с ирокезом, либо с пирсингом, либо в заклёпках) и пытались за счёт них самоутвердиться. Обрывки фраз «ты служил?» и т.д.
В моём ряду стоял Игорь Труханович. У него очень сильно был подбит глаз, рассечение, шла кровь, по его словам, ему спецназовец в красном берете заехал перчаткой со стальными вкладышами. Я ему говорю, требуй скорую. Надежды мало, конечно, но хотя бы их в напряг поставить, чтобы не расслаблялись. Его отвели в сторону и разрешили сесть, но скорую так и не вызвали.
Тут подходит моя очередь. Дежурный вопрос: ФИО. Я требую представиться, назвать звание и причину задержания. У штатского происходит разрыв шаблона. Начинает орать. Сбегаются другие штатские и трое спецназовцев. Обступили меня вокруг, скорее даже начали наседать сверху, так как рост у многих под 2 метра. В общем, минуты две-три я с ними препирался. Запугивали стандартно: «из-за тебя все тут будут стоять». Тот, который был на концерте, говорит «ты у меня первый на 10 суток пойдёшь». В итоге, никто так и не представился, я достал журналистское удостоверение, сообщив, что буду жаловаться в прокуратуру. Он мне даже адрес назвал.
После переписки всех отводили к противоположной стене. И группами по 7 человек уводили в РУВД. К этому времени в положении руки за головой мы находились где-то 2,5 часа. Тут мне позвонила жена, я успел достать телефон и сказать, что всё в порядке. Она уже успела прочитать, что многих задержали. Потом мне просто надоело стоять с руками за головой, не физически, а морально. Я опустил руки. Через пару секунд подбегает спецназовец, начинает орать. Я говорю, что не могу больше, у меня больная спина, в истории болезни это записано. Он отводит меня в сторону, приказывает положить руки на батарею, на которой слой пыли в сантиметр. Я ему говорю, принесите тряпку, тогда положу. У них опять разрыв шаблона. Подбегает маленький спецназовец и начинает орать матом и приказывать. Я им снова говорю, представьтесь, не хамите. Зову тех, что в штатском, говорю им, примите меры к своему подчинённому, он на службе выражается. Им в итоге надоело и они меня со следующей партией отправили внутрь, в РУВД.
В РУВД следующая картина. Человек 40 стоят вдоль стен, руки на стене, ноги широко. 6 комнат с надписью «Эксперты», туда заводят и откатывают пальцы, а также берут слюну на ДНК (у тех, кто не додумался отказаться. Таких в итоге оказалось только 4 человека, их заставили написать письменный отказ). В одной большой комнате сидят человек 8 следователей и по очереди вызывают, опять переписывают данные и составляют объяснительную. Мне попался майор, я снова прошу представиться, назвать звание и причину задержания. После долгих препираний, наконец, он соизволил показать заготовку объяснительной, на которой была его фамилия – Шкадун. По причине задержания сказал, что поступила информация о том, что в клубе очень много наркотиков.
Начал я выкладывать личные вещи и достал журналистское удостоверение, он подозвал лейтенанта и отдал его ему. Лейтенант понёс к начальству. Пока меня оформляли, слышал, как опрашивали других. У некоторых интересовались, являются ли представителями движения анархизма, употребляют ли наркотики и т.д.. Рядом женщина капитан допрашивала Игоря Трухановича, он там писал какие-то замечания в объяснительную.
Потом за мной пришёл Евсеев. Завёл меня в отдельный кабинет и начал расспрашивать. Потом звонил начальству, уточнял, действительно ли я журналист. В итоге провёл разъяснительную беседу, спросил, есть ли претензии и вопросы. Претензии, говорю, есть, никто не представился, не сообщил причину задержания. В ответ – «ну, вы же понимаете, вы же журналист». Я ему говорю, там человек с разбитым лицом, он говорит, что разберёмся. Ещё говорю, со мной здесь мой коллега Александр Ярошевич. Позвали его, опять звонили нашему начальству, уточняли. Потом отдали мне мои вещи и отправили, а по поводу Ярошевича сказали, что есть ещё пару вопросов, так как у него не было с собой удостоверения, но скоро должны выпустить.
Вышел я на улицу уже в 22:30. Под РУВД толпа родителей, мамы плачут, просят хотя бы списки вывесить. Дежурный капитан неумолим – не велено. Девушка, которую раньше отпустили из другого РУВД, принесла паспорт знакомого, гражданина РФ, передала его капитану, чтобы быстрее установили личность. Тот отнёс внутрь, через 10 минут принесли обратно – нет надобности. Ещё одна девушка была, которую избили. Она ходила в РУВД, хотела взять направление на снятие побоев, направления не дали, отправили в больницу, куда она поехала вместе с правозащитником из «Центра правовой трансформации».
Стояли под РУВД долго, где-то после 24:00 начали выпускать партиями человек по 15. В 1 ночи ребята принесли горячих макаронов, хлеба, термосы с чаем – было очень кстати, спасибо большое. Я всё ждал Александра Ярошевича, пока, ближе к 2-м часам мне стало понятно, что последних 15 человек уже не выпустят. Тогда уже взял такси и поехал домой. Люди там ещё оставались.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *