Интервью от израильского анархиста и сознательного отказника от армии

Игорь Бакал (Израиль), известный многим активистам социального движения, как Егор Веселый, а в израильской среде как Игаль Левин. Анархо-коммунист по убеждениям, следуя голосу совести и своим взглядам, решил отказаться от службы в армии Израиля и последующей отправки в район сектора Газа. Сам Игорь стойко переживает репрессии, которые применяет к нему его государство. Отслужив ранее 4 года, в качестве офицера Израильской армии, он участвовал во второй Ливанской войне и в операции Литой свинец (имеет наградную колодку)

Именно эти факты из его биографии парадоксальным образом вызывают особую ярость у государственных чиновников, и действия Игоря могут быть оценены не как отказ от прохождения воинской службы (что повлечет за собой наказание тюрьмой от 3 месяцев, до 3-х лет), а как предательство, что потянет за собой гораздо более крупный срок. Как Игорь пришел к анархистским взглядам, почему решил отказаться от службы в армии после такого послужного списка — мы узнали у него:

— Приветствуем тебя, Игорь. Почему ты решил стать военным? Ты начинал с рядового или обучался сразу на офицерское звание?

Я родился в военной семье, в которой поколения мужчин были военными людьми. Дед был майор в Советской армии, прадед капитан в РККА (погиб в 44 в войне с фашистами) и так до 19 века.

В семье я воспитывался в военном, шовинистском духе. Начинал я с рядового (пол года), затем около года я был капралом, и только на третий год службы я вышел на курсы офицеров. К18 годам у меня сложились право-фашистские взгляды. Я решил стать кадровым военным и дойти до звания генерала как минимум. Я на полном серьезе. Но судьба готовила мне иной путь…

— Как и когда ты пришел к анархизму? Сразу ли ты пришел к этим взглядам или этот путь был постепенным? Если да, то каким?

«На фото я, еще будучи правым фашистом сионистом», — пишет Игаль
Мой путь был медленным и очень противоречивым. Как помнишь, я был ультраправых взглядов. Но у меня есть одна черта которая как я думаю, в конце концов завела меня и на пути революционеров. Что бы что то делать, мне надо верить в правильность и «честность» пути. Я не терплю лицемерие и карьеризм. То есть даже мои амбиции стать генералом были вызваны не чувством карьеры а чувством долга перед государством — обществом (только потом я то понял что это не одно и тоже). Да, я был ярый сионист. Но четыре года службы сделали свое дело. Где я только не побывал и что только не увидел. Я был свидетелем войны в Ливане, участником «размежевания» в 2005 году в секторе Газа, участником операции «Литой свинец», служил в двух дивизиях, трех батальонах, участвовал в погонях за контрабандистами на границе с Иорданией (долина «Арава»), был инструктором трех выпусков на курсах молодого бойца, работал при штабе дивизии и еще много где…

Игаль Левин в армии
За это время я медленно начинал понимать абсурдность арабо-израильского конфликта да и саму абсурдность войны вообще. У меня появились вопросы, очень много вопросов, но ответов я не мог найти. И я начал искать. Я уже не был правым а стал заметно леветь. В моих идеологических блужданиях я набрел на идеи марксистов и они мне очень приглянулись. Я стал читать Маркса, Энгельса и Ленина с Троцким. Какое то время я даже называл себя троцкистом и думал наладить связи с арабскими или иврито-язычными марксистами. Но, но в марксизме меня все время что то не устраивало, сейчас я уже понимаю что это было. Бездушность, отсутствие гуманитарного составляющего в его сути и авторитарность большей части последователей Маркса. И я думаю меня можно понять, пройдя через мясорубку армии, и сегодня испытываю не приязнь к власти уже чуть ли, не на биологическом уровне. Я чувствовал что марксизм это не верный путь, идеи Маркса во многом верны, но то что сейчас называют марксизмом меня отторгало. Должен был случится сдвиг, или я пошатнусь отчаявшись обратно в фашизм и нигилизм или я «прозрею». И я «прозрел». На третьем году службы я попал в тюрьму (не на долго, на пару недель). Посадили меня за пререкания с прапорщиком который «эксплуатировал» подчиненных мне солдат. Он увел их убирать двор без моего ведомства. Я забрал солдат и послал прапора на пару «ласковых» за что и поплатился.

В тюрьме я отчаялся окончательно и не знал как мне быть. Я понимал что правды нет в этом мире. Правда лишь на стороне мерзавцев и негодяев. По иронии судьбы в камере со мной сидел русскоязычный анархист с парой книг (в тюрьме можно читать) и на мой вопрос: — Где правда в жизни? С кем мне быть? — он ответил: — Правда с честными людьми, а честные люди это анархисты, будь с ними. От него я и узнал вообще о анархической теории и практике. Когда его уводили из камеры он подарил мне книгу П. Кропоткина «Анархия, ее философия, ее идеал» и больше я его уже нигде не видел. Сейчас я очень жалею что не взял его номер телефона. Книга же произвела на меня неизгладимое впечатление. После нее я перечитал все что мог достать из классиков анархической мысли. Пруддона, Штирнера, Бакунина, Малатесту и еще многое. В трудах анархистов, я наконец то нашел ту «гуманитарную» составляющею что не хватала мне в холодных и бездушных трудах марксистов. В последние месяцы моей службы (к тому времени я уже был офицер бунтарь) я все тверже и тверже начинал осознавать себя анархистом.

— Каких наград и за что ты удостоен?

Это не награды. В АОИ нет наград (фактически) кроме трех медалей («За героизм», «За отвагу», «За отличие»). То что получил я это знаки отличия. За участие в второй Ливанской, за боевые действия, знак командира и знак окончания офицерской школы

Знаки отличия и погоны:

1. Колодка за участие во второй Ливанской войне
2. Знак окончания офицерской школы
3. Знак командира
4. Знак за боевую службу
5. Аксельбант инструктора
6. Погоны Лейтенанта
7. Документ о получении боевой колодки

— Отказываясь сейчас сознательно от службы в армии, ты руководствуешься только тем, что не хочешь служить или еще хочешь добиться каких-то политических целей?

Отказываясь служить, я просто хочу быть честным и следовать зову моей воли. Я призываю людей быть свободными, и я сам хочу быть последовательным. И как я писал в своем заявлении властям — я не желаю более иметь какие либо связи с гос. аппаратом.

— Какие статьи тебе инкриминируют? Что за них может грозить?

Отказ от службы, не явление в день мобилизации, дезертирство, предательство.
Может грозить в теории до 15 лет. Но по факту самый большой срок который тут давали в прошлом это 2 года.

— Как раньше кончались подобные дела? Есть ли поддержка дезертиров в обществе? Есть ли резонанс от твоего случая?

Как я уже сказал, обычно самым ярым отказникам давали 2 года. В обществе поддержки нет, так как население Израиля оболванено и больше право-националистически настроено. Сочувствие есть только со стороны радикальных леваков, а их совсем не много. Резонанс тоже, есть только в левой среде.

— Какова сейчас ситуация в секторе Газа? Какие цели ставит перед собой Израиль и ХАМАС?

В секторе блокада, фактически это гетто. Более миллиона человек зажаты на узком прибрежном секторе («Талия» сектора в ее узкой части составляет четыре километра). Какие цели преследуют Израиль и Хамас? То есть их элита? И те и те националисты. Сионисты хотят сильный Израиль, а фундаменталисты сильную Палестину. Мне же не интересны не те не другие.

— Как ты видишь разрешение данного конфликта?

Всемирная социальная революция. Но есть ли говорить более конкретно, то пока трудящиеся евреи и арабы не объединятся против элит как сионистских так и арабских — война тут будет вечно.

— Чем занимаются анархисты в Израиле? Какие у вас есть успехи?

По этому поводу я недавно давал интервью европейцам (прочитать интервью).
А если вкратце. Как минимум до нас тут вообще не было организованного анархического движения.

— Почему произошел развал РКАС-Израиль?

РКАС Израиль не «развалился». Он вышел (как и Российская, Немецкая, Латвийская и многие Украинские секции) из рядов конфедерации. Ушли по идеологическими расхождениям.

— Какие перспективы дальнейшего развития анархистского движения в Израиле видишь ты?

Перспектив тут мало… увы. Единственное что можно делать это вести пропаганду и агитацию. Помогать людям словом и делом. Распространять антиэтатистские идеи в обществе. Работать над сближением арабов с евреями. Я думаю почва для настоящего сильного анархического движения тут созреет только через 10 или 20 лет, и то, если мы (анархисты Израиля) не будем сдаваться а вести тут борьбу и агитацию

— Спасибо за отличное интервью Игорь! Будем следить за дальнейшим развитием твоего дела.

Если вы хотите связаться с Игорем, вы можете написать ему по адресу:
black_almaz@riseup.net

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
20 ⁄ 10 =