К 75-й годовщине Майских событий 1937 года в Барселоне: рабочие анархисты против сталинистов и реформистов

75 лет назад в сердце революционной Испании — Барселоне, произошли трагические события серьезно повлиявшие на судьбу Революции  в стране.  Сталинисты спровоцировали баррикадные бои в городе, во время которых рабочие убивали друг друга.  3 мая 1937 г. отряд полиции под командованием члена сталинистской «Объединенной социалистической партии Каталонии» (филиала «Коммунистической партии Испании») напал в Барселоне на центральную телефонную станцию, которая находилась под рабочим самоуправлением. В результате этой провокации в столице Каталонии вспыхнули упорные бои: рабочие-анархисты дали бой наступлению буржуазных и сталинистских кругов на Испанскую социальную революцию...Начавшаяся в июле 1936 года с рабочего восстания против профашистского военного путча, революция к весне 1937 г. должна была не только отражать франкистские атаки на фронтах, но и противостоять попыткам «союзников по антифашистской борьбе» свести на нет ее  завоевания. Рабочие и крестьяне, объединенные в анархо-синдикалистские профсоюзы CNT, развернули социализацию экономики, которая не знала себе равных в истории, но «лидеры», занимавшие посты в профсоюзных комитетах «верхних уровней», шли на все большие уступки социалистам, сталинистам и буржуазным республиканцам ради сохранения весьма призрачного «антифашистского единства».

А те, чувствуя свою безнаказанность, все больше наглели. Потивники развития революции делали все, что могли, чтобы затормозить ее: ограничивали масштабы социализации в промышленности, пытались поставить под контроль аграрные коммуны и коллективы, препятствовали социализации торговли в городах (что вызывало спекуляцию и нехватку продовольствия), превращали рабочие ополчения в регулярную армию с шагистикой и казарменной «дисциплиной», добивались разоружения рабочих «контрольных патрулей»… В тех местах, где сталинисты и республиканцы ощущали большую силу (в Мадриде и т.д.), они начали арестовывать или даже исподтишка убивать анархо-синдикалистских активистов.

В рядах анархистских рабочих нарастали гнев против происков классовых врагов и политиканов и недовольство в связи с уступками собственных комитетов. Все громче раздавались призывы покончить с «уступками обстоятельствами» и порвать с неравноправным «сотрудничеством» с мнимыми союзниками. Анархистские колонны давали вооруженный отпор посягательствам на аграрные коллективы, местами вспыхивали столкновения. Последней каплей стал арест командира колонны андалусийского анархо-синдикалистского ополчения Марото.

11 апреля 1937 г. участники массового митинга CNT освистали одну из «лидеров» движения Федерику Монтсени. 12 апреля пленум анархистских групп Барселоны осудил происки контрреволюции, потребовал полной социализации экономики и призвал всех членов Иберийской анархистской федерации ФАИ и CNT, которые занимали посты в коалицинных антифашистских органах власти, немедленно выйти из них. Для определения нового, последовательно революционного курса в начале мая должен был собраться пленум ФАИ. (A.Guillamon. Los Comites de Defensa de la CNT en Barcelona. Barcelona, 2011).

«Нельзя больше ни на минуту, чтобы все продолжалось по-прежнему, — заявил Региональный комитет «Либертарной молодежи» Каталонии, анархо-синдикалистской организации, объединявшей десятки тысяч членов. — Или поведение изменится (…), или мы призовем к ответу со всеми вытекающими отсюда последствиясми и трагедиями, лжецов от политики, окопавшихся в рядах антифашизма. Мы полны решимости вернуться, если потребуется, в подполье, к самоотверженной борьбе против всех лжецов, тиранов народа и негодяев-торгашей от политики… Довольно! только вперед, всегда» На контрреволюцию!»

18 апреля радикальное крыло и рядовые члены CNT организовали в Барселоне мощный митинг в «Полиораме». Ораторы, представители профсоюзов осуждали сотрудничество с буржуазным «антифашистским» правительством, требовали освободить Марото, изменить курс и двигать революцию дальше. В конце апреля силы «порядка» в Барселоне принялись задерживать революционных рабочих; «Либертарная молодежь» пригрозила ответными мерами, а анархо-синдикалистские трудящиеся обращались в свои квартальные комитеты, получали там оружие и готовились занять стратегические пункты города. (M.Amoros. La revolucion traicionada. La verdadera historia de Balius y Los Amigos de Durruti. Barcelona, 2005).

Республиканскеие власти вынуждены были сделать вид, что идут на попятную. 1 мая Марото был освобожден из заключения, но так и не восстанговлен в должности командира колонны. Первомайские шествия в Барселоне прошли внешне спокойно. Но было ясно, что это обманчивое затишье. Стороны готовились к схватке. Целью сталинистов, правых социалистов и республиканцев было разоружить революционных трудящихся. Понимая, что революционные настроения нарастают, контрреволюционеры решили нанести превентивный удар.

Майские события в Барселоне и их последствия (по книге историка В.В. Дамье «Забытый Интернационал». Т.2. М., 2007. С.364-368).

Решающий конфликт неминуемо приближался. Возможно, каталонские националисты и коммунисты-сталинисты рассчитывали, что либертарии и далее готовы отступать. Как сообщал Оруэлл, в Барселоне поговаривали, что глава Женералитата Кампанис якобы заявил, смеясь, что «анархисты все проглотят». Однако в начале мая 1937 г. кризис, спровоцированный нападением полиции на находившуюся под рабочим контролем телефонную станцию Барселоны, вызвал массовое восстание анархо-синдикалистских рабочих города.

3 мая 1937 г. полицейский отряд под руководством генерального комиссара по охране общественного порядка Родригеса Саласа (коммуниста), посланный непосредственно каталонским министром (советником) безопасности Айгуаде, попытался захватить Центральную телефонную станцию Барселоны. Станция контролировалась после июля 1936 г. синдикатами НКТ и ВСТ. Рабочие отказались повиноваться и оказали сопротивление. Их поддержали вооруженные анархо-синдикалистские трудящиеся, к которым присоединились милиции ПОУМ. Они закрепились в рабочих кварталах, в то время как полиция и силы, верные коммунистам и каталонским националистам, удерживали центр Барселоны. Стихийно вспыхнула всеобщая стачка, в городе сооружались баррикады и шли уличные бои.

Основой самоорганизации трудящихся, как и в июле 1936 г., стали квартальные «комитеты обороны». «Протест трудящихся в действительности не исходил от комитетов НКТ и ФАИ, но от того, что называют «баррикадами», из рабочих кварталов, от самой массы», – свидетельствовал Барселонский секретариат МАТ. Коммунисты схватили и убили ряд активистов в столице Каталонии и окрестных районах. Однако коммунистам и националистам не удалось склонить чашу весов в свою сторону. Анархо-синдикалистские массы смогли удержать под своим контролем большую часть города, и возникла реальная возможность для углубления социальной революции. Тем не менее, лидеры НКТ и ФАИ, опасаясь краха «антифашистского единства», отказались принять решительные меры (Le Combat syndicaliste.  1937. Mai).

Абад де Сантильян позднее рассказывал, что береговые батареи в Барселоне находились под контролем анархистов: они имели возможность открыть огонь по правительственным зданиям и разрушить их. Военное ведомство в каталонском Женералитате возглавлял член НКТ Ф.Исглеас, но оно не вмешивалось в конфликт. Анархистские ополчения на фронте Уэски формировали колонну бронемашин, чтобы идти маршем на Барселоне, но это выступление было остановлено заместителем секретаря по обороне в каталонском правительстве – членом ФАИ Хуаном Мануэлем Молиной (Gómes Casas J. Historia de la FAI. Madrid, 2002. P.245, 248–250).

5 мая из Валенсии, где размещалось центральное правительство Республики, прибыла делегация НКТ и ВСТ, приступившая к переговорам о прекращении боев. Утром 6 мая оба профцентра призвали прекратить огонь, но бои еще продолжались. Лидеры НКТ и ФАИ распорядилось отвести вооруженных рабочих и разобрать баррикады. «Комитеты НКТ и ФАИ дискутировали с делегатами кварталов («барриад») до тех пор, пока существовала опасность, вызванная кровавыми столкновениями на улице, и, придя к общему соглашению, они выдвинули лозунг: «Прекратите огонь»», – свидетельствовали члены Барселонского секретариата МАТ (Le Combat syndicaliste.  1937. Mai). Бойцы НКТ, ФАИ и «Либертарной молодежи», бешено проклиная «предательство», покидали баррикады.

Всего, по официальным данным, в ходе кровавых боев в Барселоне погибли 500 человек и не менее 100 были ранены. Во время событий противники анархистов похитили и убили многих видных активистов либертарного движения, таких как итальянские анархисты Камилло Бернери и Барбиери, а также 12 активистов «Либертарной молодежи», включая члена каталонского регионального комитета этой организации Альфредо Мартинеса и др. (Peirats J. Les anarchistes espagnols. Toulouse, 1989. P.197–198, 241–242).

 

На фото: активисты «Либертарной молодежи», убитые сталинистами в мае 1937 г.

Баррикады в Барселоне, май 1937г.

Уже после того, как бои были прекращены, центральное правительство направило в Барселону 5 тысяч штурмовых гвардейцев для «восстановления общественного порядка» (Revolution und Gegenrevolution. Die Ereignisse des Mai 1937 in Katalonien. Barcelona, 1937). Министр внутренних дел распорядился, чтобы все организации и граждане сдали имеющееся у них оружие. Начались обыски на улицах и в домах, конфискация оружия, тех, у кого оно обнаруживалось, а также просто подозрительных подвергали аресту. «У всех на устах были те же слова: «В городе кошмарная атмосфера. Мы живем, как в сумасшедшем доме»» (Оруэлл Дж. Памяти Каталонии // Согласие. 1991. №4. С.113.6). В июне были официально распущены рабочие «контрольные патрули» и рабочие комитеты контроля в армии (Peirats J. Les anarchistes… P.198–199). Анархистские издания подвергали государственной цензуре.

«Республиканская контрреволюция» перешла в контрнаступление: Ларго Кабальеро – сторонник компромисса с анархистами – был 15 мая смещен с поста премьера, представители НКТ и ФАИ вытеснены из состава центрального и каталонского правительств. Испанский кабинет возглавил социалист Х.Негрин, получивший полную поддержку коммунистов.

Правительственные репрессии обрушились не только на партию ПОУМ, обвиненную в «троцкизме» и «заговоре», но и на многих анархистов. В июле 1937 г. в Барселоне было арестовано не менее 100 зарубежных анархистов и синдикалистов, представителей различных секций МАТ и других либертариев, приехавших помогать Испанской революции. Лишь немногие из них были освобождены, многие депортированы. «Немецкий или итальянский фашистский паспорт сегодня производит лучшее впечатление, чем документы анархо-синдикалистских организаций», – возмущалось оппозиционное анархистское издание «Идеас», требуя немедленно освободить задержанных.

Кроме того, как признавал Мариано Васкес (с ноября 1936 г. – генеральный секретарь НКТ),  под арестом находились 800 членов НКТ, около 60 «исчезли» (Le Combat syndicaliste. 6.08.1937. No.220). К концу 1937 г., как сообщалось, число арестованных членов НКТ достигло 2,5 тысяч (Le Combat syndicaliste. 19.12.1937. No.235). Испанская анархо-синдикалистская организация требовала от властей страны освободить ее членов, но правительства Республики и Каталонии, задавшись целью «восстановить принцип авторитета», не реагировали. В отчете Хуана Доменеча, секретаря каталонской региональной федерации НКТ, выражалось требование к «ответственным органам» Конфедерации: «прервать всякие связи с представительными органами юстиции как Каталонии, так и центрального правительства». Заключенные призывались к протестам и неповиновению (Le Combat syndicaliste. 4.02.1938. No.246).

Многих заключенных помещали в концентрационные лагеря – те самые, которые первоначально были созданы в свое время как трудовые лагеря по распоряжению министра юстиции Гарсиа Оливера, члена НКТ (Peirats J. Les anarchistes… P.210).

В августе 1937 г. правительственным декретом был распущен Совет обороны Арагона. Для осуществления этой меры военный министр-социалист Индалесио Прието направил республиканские войска под командованием коммуниста Э.Листера. Они окружали деревни и городки, врывались в них, как на вражескую территорию, и устраивали «зачистки», разоружая население. Ок.600 либертарных и крестьянских активистов были арестованы; некоторые убиты и ранены. Примерно треть коммун была разрушена; их земли и инвентарь были розданы частным владельцам. Комитеты НКТ и ФАИ приказали фронтовым частям, сформированным на базе прежних анархистских колонн и находившимся под командованием их членов, не покидать фронт в попытке защитить революцию в Арагоне (Ibid. P.225–230).

Сельскохозяйственные коллективы сохранялись в республиканской зоне до самого падения Республики и пытались продолжать координировать свою деятельность. Так, в июне 1937 г. национальный пленум региональных крестьянских федераций обсудил в Валенсии координацию и развитие движения, более равномерное распределение производства по стране. В Кастилии в октябре 1937 г. произошло объединение региональной федераций крестьян и синдиката работников сферы распределения продовольствия. В ноябре эта мера была одобрена и на национальном конгрессе коллективов в Валенсии (Richards V. Lessons of the Spanish Revolution. London, 1983. P.104).Но теперь кооперативы представляли собой лишь один из секторов в рамках смешанной экономики республиканской зоны, и о внедрении либертарно-коммунистических принципов анархизма уже не могло быть и речи.

В течение второй половины 1937–1938 гг. правительство Х.Негрина издало ряд декретов, которые распускали незарегистрированные аграрные коллективы, ставили остальные под контроль государства, а также (под предлогом военных надобностей) постепенно сокращали сферу рабочего самоуправления в промышленности – вплоть до прямого или косвенного огосударствления и милитаризации большей части индустрии (Подробнеесм.: Bernecker W.L. Anarchismus und Buergerkrieg. Hamburg, 1978). Так, в августе 1937 г. правительство распорядилось приостановить действие каталонского декрета о коллективизации в металлургии и горном деле; в августе 1938 г. вся военная промышленность была милитаризована (Guerin D.Anarchismus: Begriff und Praxis. Frankfurt, 1967. S.142).

Усиление государственного контроля над экономикой происходило на фоне неудач на фронте. Республиканская Народная армия с трудом сдерживала натиск франкистских войск, которым помогали итальянские и германские воинские соединения. Летом 1937 г. Республика потеряла Стану Басков, осенью того же года лишилась Сантандера и Астурии. В конце октября центральное республиканское правительство переехало из Валенсии, где оно находилось с конца 1936 г., в Барселону, по существу лишив Женералитат реальной власти в Каталонии».

Уроки Мая

Революционное анархистское движение трудящихся навсегда усвоило один важнейший урок того события, которое произошло в Барселоне 75 лет назад: борьбу с государством и капиталом надо вести до конца, без всяких компромиссов с демократами, социал-реформистами и другими политиканами.
Сталинизм и буржуазная демократия — такие же классовые враги для нас, как и фашизм, и борьбу за анархистский коммунизм нельзя растворять в бесцветном «антифашизме». У нас, анархо-синдикалистов, нет и не может быть союзников. ведь наша цель — это социальная революция и общество всеобщего самоуправления, полного освободжения человеческой личности и единства равенства и свободы. 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *