Предателей мучает совесть?

На фото: Максим Веткин

Сегодня мы хотим немного прояснить судьбу одного из осужденных по делу о нападении на Российское посольство – а именно, рассказать про Максима Веткина.

Давайте вместе вспомним эту историю: Веткина вызывают в КГБ еще в конце сентября 2010, в разгар общего хапуна, после допроса его отпускают, сразу после этого на 6 суток задерживают Дениса Быстрика, после этого выпускают за отсутствием доказательств.

Веткина задерживают снова только 4 ноября 2010, и в этот же день берут под стражу. Оказывается, Веткин является одним из исполнителей громкой акции у Российского посольства. Доказательства есть – он обронил (выбросил) перчатку в районе проведения акции, а также включил телефон в том же радиусе. В принципе, он и сам признает свою вину.

На этом органы не останавливаются – им важно знать, кто еще участвовал в акции. Максим называет Игоря Олиневича в качестве организатора акции, а Дениса Быстрика – в качестве оператора. Позже Веткин начинает путаться в показаниях и называть Дмитрия Дубовского в числе участников акции. Быстрика задерживают снова 17 ноября на основании показаний Веткина, он признается, что снимал акцию, однако через 2 дня отпускают без всяких санкций. Денису предлагают вывести следователей на Игоря Олиневича, тот отказывается*. Буквально через 10 дней Игоря задерживают в Москве сотрудники ФСБ с подачи Антона Лаптенка, с которым тот договорился о встрече, и за день перевозят в Беларусь в лапы КГБ. Денис Быстрик подтверждает показания Веткина на очной ставке с Игорем Олиневичем и уезжает из страны 14 декабря 2010 года. Впоследствии он откажется от своих слов и напишет ходатайство о приобщении к делу новых, правдивых показаний, но судья даже не станет читать его письмо.

Через полгода Игоря Олиневича приговорят к 8 годам лишения свободы, а Веткина, принимая во внимание активное содействие следстию и чистосердечное раскаяние – к 4 годам ограничения свободы, т.н.“химии”, и отпустят в зале суда. Обоих суд обязывает выплатить солидарный иск в размере около 100 млн. рублей за поврежденную машину посольства. Быстрик так и останется в качестве свидетеля по этому делу.

Игорь Олиневич уже полтора года как парится на нарах, а где же Веткин? Оказывается, через несколько дней после приговора Веткин обращается в правозащитную организацию Белорусский Хельсинский Комитет с просьбой помочь в составлении кассационной жалобы на приговор. То есть, приговор его не устроил. БХК направляет его в ПЦ “Весна”, куда он так и не дозвонился. Через несколько дней он опять приходит в БХК, но снова его ждет отказ.

Какое-то время спустя Максим приходит в еще одну правозащитную органзацию – фонд “Солидарность”, ответственный за “Программу Калиновского” на территории Беларуси. Данная программа была инициирована в 2006 году в помощь репрессированным студентам, которых исключили из белорусских университетов за их политическую активность. Максим хочет учится в Польше, для чего готов предоставить справку об отчислении с заочного отделения одного из столичных вузов и копию приговора по “политическому” делу. Но оказывается, что сроки приема студентов на следующий учебный год закончились еще в феврале. Максима это не останавливает, и он направляется в польское посольство, где его все-таки включают в число будущих студентов. Прямых доказательств пока нет, но вполне вероятно, что к делу приложил руку бывший кандидат в президенты Алесь Михалевич, который попал в камеру к Веткину в СИЗО-1 и пообещал тому всяческое содействие в переезде за границу, если оба окажутся на свободе. Как видим, обоих вскорости и освободили. В последний момент что-то остановило Веткина перед отъездом, и он остался в Беларуси, где его недавно и заметили прошлые знакомые.

Следует помнить, что Веткин все же осужден, хоть и не к лишению свободы, поэтому, согласно Закону Республики «О порядке выезда из Республики Беларусь и въезда в Республику Беларусь граждан Республики Беларусь», выезд за границу ему должен быть закрыт, т.к. он осужден за совершение преступления и имеет иск перед Российским посольством. Сегодня на каждом углу кричат о запрете выезда некоторым оппозиционным политикам и журналистам, утверждая, что они также внесены в списки сопредельных государств с пометкой “Выезд запрещен”. Веткина, видимо, этот закон не остановил бы.

Что касается сроков наказания, “звонок” у Веткина, по нашим подсчетам, в середине апреля 2014 года. Конечно, он мог выйти по замене наказания более мягким уже в середине апреля 2012 года. Обычно замена производится на “домашнюю химию” – разрешено отлучаться из дома только на время работы. УДО Веткину положено в декабре этого года.

Некоторые думали, что раз Веткин будет работать на свободе, на него ляжет часть выплат по иску (обязательные отчисления с зарплаты), который Игорь Олиневич волей-неволей не сможет выплачивать в худшем случае еще 8 лет. Солидарный иск означает, что судебный исполнитесь взыскивает иск с того, с кого можно его взыскать, независимо от суммы и не делит его на двоих. Недавно стало известно, что исполнительный лист по делу о Российском посольстве лежит нетронутый, т.е. иск не платит ни одна сторона. Вариантов несколько – либо Российскому посольству не так нужны эти деньги и они не дергают судебного исполнителя, либо судебный исполнитель не дергает Веткина.

Не правда ли, мечта – получить такое мягкое наказание, не платить иск, иметь возможность выезжать за границу вопреки всем законам, учиться в Польше за свою “активность”?

Кто желает поговорить с Максимом тет-а-тет, милости просим по адресу:

г. Минск, ул. Жудро, 32-40

Адреса остальных предателей доступны в «Досье на врагов».

*см. видео “Рассказ Дениса Быстрика о событиях осени 2010 года”.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *