Бангладеш: Исчезновения и убийства активистов

Какая бы из двух партий не находилась у власти в стране, каждый созыв парламента Бангладеша идёт предсказуемым путём, делаясь ещё более репрессивным. Правящая сегодня Лига Авами(Awami League) не отличается, она даже в чём-то хуже своих недавних предшественников, по-видимому, она намерена подавить всю организованную оппозицию.

За последние два года произошла волна необъяснимых исчезновений десятков фигур политической оппозиции. Сюда вошли партийные активисты местной Национальной Партии Бангладеш(НПБ — BNP), некоторые видные политики НПБ и некоторые члены студенческих профсоюзов. До настоящего времени, по-видимому, было только одно исчезновение, связанное с борьбой трудящихся. Аминул Ислам, бывший рабочий швейной фабрики, выбранный коллегами в качестве председателя в Комитете Рабочего Представительства и Благополучия (Workers Representation and Welfare Committee, WRWC) на своём рабочем месте (КРПБ является единственной формой минимального представления интересов рабочих, допускаемой начальством), был уволен за свой активизм. Получив помощь в своём судебном деле против бывшего начальства от Центра Рабочей Солидарности Бангладеш, группы, которая выступает за повышение оплаты труда и улучшение условий труда, он впоследствии стал профсоюзным организатором ЦРСБ. ЦРСБ проявил активность в кампании 2010 года за установление минимальной ставки оплаты труда—после чего ведущие активисты центра подверглись притеснению, арестам, пыткам и ложным судебным обвинениям. Ислам был арестован службами безопасности в 2010 году, тогда его пытали.

В последний раз его видели в апреле 2012 года в промышленном районе Ашулии, у офиса ЦРСБ, месте, находящемся под наблюдением полиции. Получив телефонный звонок от рабочего, нуждавшегося в помощи, он вышел из дома, но так и не явился на условленное место встречи. Его семья подала заявление в полицию о пропаже человека. Два дня спустя его изувеченное тело было найдено сброшенным у обочины в 100 километрах. Местная полиция закопала его останки как не истребованные и принадлежащие неизвестному, но фотографии тела были также опубликованы в прессе. Их увидели его друзья и родственники, после чего тело было эксгумировано и опознано. Следы пыток на теле Аминула Ислама были очевидны: многочисленные раны, ушибы и переломы.[1]

Как бы этого обычно ни отрицали власти, никто не сомневался в причастности служб госбезопасности к этим убийствам. Хотя активные рабочие, низовые рабочие активисты и члены профсоюзов подвергались притеснениям, арестам и пыткам, по крайней мере, на сегодняшний день, большинство исчезновений происходит среди активистов, связанных с НПБ;

В ответ на вопрос члена парламента Тараны Халим, заданный в парламенте Бангладеш 14 марта, министр внутренних дел Шахара Кхатун дала комментарий, что большинство жертв принудительных исчезновений были связаны с преступными группировками и похищены их конкурентами.

http://www.rediff.com/news/special/enforced-disappearances-on-the-rise-in-bangladesh/20120420.htm (выделение наше)

Министр Кхатун проявила здесь либо ненамеренное, либо осознано бесстыдное чувство иронии; история оппозиционной НПБ столь же коррумпирована, жестока и репрессивна, как и действующий режим Лиги Авами — так что в этом смысле её объяснение совершенно верно.

Примечания

1) Дополнительная информация о смерти Ислама доступна здесь: http://www.nl-aid.org/domain/human-rights/bangladesh-dgfi-tortured-to-death-labor-activist-aminul-islam/

Хотя международная критика привела к спаду неофициальных убийств — когда сообщается, что жертва попала в «перестрелку» — государство просто заменило их тактикой исчезновений.

Оригинал (английский): Return of the repressed; new days of rage for garment workers — and the disappeared…

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
24 + 9 =