Новости о заключённых анархистах

У политзаключенного Николая Дедка за год заключения — 12 нарушений.

Артему Прокопенко начальник колонии снова предлагал написать прошение о помиловании. Александр Францкевич на амнистию не надеется. От Игоря Олиневича нет ни писем, ни звонков.

От Игоря Олиневича, отбывающего 8-летнее наказание в Новополоцкой колонии, больше месяца нет писем. Ему ни разу не разрешили позвонить родным. Отец Игоря написал письмо на имя начальника колонии, что в соответствии с уголовно-исполнительным кодексом звонки должны разрешаться.

«Вместо Игоря нам начальник колонии прислал отписку, что «телефонные разговоры разрешаются согласно правилам внутреннего распорядка исправительного учреждения». Получается, что правила внутреннего распорядка важнее уголовно-исполнительного кодекса. И далее: «С Олиневичем Игорем проведена беседа о необходимости поддержки родственных связей», — рассказала мать Игоря Валентина.

Николай Дедок месяц назад попал на полгода в одиночку — помещение камерного типа. Родственники Николая получили ответы на свои жалобы.

«Первая касалась его перевода в Шкловскую колонию. Мы спрашивали, на каких основаниях его перевели. Написали, что он плохо влиял на других заключенных, и его вынуждены были перевести в другую колонию.

А во второй жалобе мы просили, чтобы нам объяснили общее количество нарушений Николая и за что. Буквально вчера пришел ответ, что за все время заключения — за один год — он совершил 12 нарушений. 10 из них связаны с одеждой: неправильная форма одежды, пуговицы не застегнуты, бирки нет и так далее. А остальные два — его почему-то заставляли убирать камеру СИЗО, он отказывался, и после отказа его в это же СИЗО и помещали», — рассказала жена политзаключенного Валерия Хотина.

Мать Артема Прокопенко Виолетта говорит, что после свидания, которое было в начале июня, писем от сына нет. В субботу он звонил домой:

«Говорил, что после прежних двух нарушений за неделю он получил еще два. Не рассказывал, за что, но настроение у него не очень хорошее. Говорил, что вызвали к начальнику колонии, предлагали писать прошение о помиловании. Но он отказался. Говорил также, что прессинг на него постоянно оказывается. Я, честно говоря, волнуюсь, чтобы его тоже в СИЗО не бросили. Завтра жду звонка, а писем нет».

Татьяна, мать Александра Францкевича, который отбывает наказание в Ивацевичской колонии, очень переживала, услышав про бунт в «Волчьих норах»:

«Я никогда не думала, что такое может случиться в этой колонии, ведь она образцовая. Последнее его письмо датировано 18 июня, и он об этом ничего не писал. Исходя из письма, я поняла, что с ним и с Эдуардом Лобовым все нормально.

Ранее он на амнистию надеялся. Теперь уже не надеется. Уже понял, что амнистия их не коснется. Но держится. Меня старается поддерживать словами».


Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
18 − 17 =