Бунт в Анахайме. Любовная история

Любовь со страшной силой выплеснулась тем вечером на улицы Анахайма. Любовь переворачивала мусорные баки. Это любовь бросала камни и бутылки в полицейских

Предисловие переводчика. Всю прошлую неделю в калифорнийском Анахайме – на родине Диснейленда – не утихал бунт, вспыхнувший после убийства полицией одного из местных жителей, совершенного среди бела дня на людной улице, когда вокруг играли дети. Да, убит был гангстер, торговец наркотиками, – и, тем не менее, это не оправдывает действия полицейских, застреливших безоружного человека, только потому что им лишь «показалось», что он вооружен (самая распространенная «отмазка» при незаконном применении оружия полицией).

Вспыхнувший в Анахайме бунт эхом отозвался в Далласе (где полицией был застрелен еще один местный житель) и в ряде калифорнийских городов – что напомнило знаменитую серию бунтов, охвативших Лос-Анджелес после избиения Родни Кинга.

Полицейские-убийцы были всего лишь отправлены в оплачиваемый отпуск до окончания расследования. Против местных жителей, штурмовавших городской совет, применили резиновые пули и слезоточивый газ. Людей травили собаками, которые, якобы, сами сорвались на них с поводков. Для подавления бунта стянуты полицейские подразделения со всего штата.

Мэр города прежде всего обеспокоен тем фактом, что «бунт и насилие могут серьезно подпортить имидж города с Диснейлендом». Но за фасадом яркого мира Диснейленда кроется целый ряд социальных проблем, с которыми сталкиваются тот же обслуживающий персонал «сказочной страны». Как оказалось, многие из участников бунта в Анахайме работают там ряжеными «микки-маусами» и «белоснежками», реальная жизнь которых весьма далека от диснеевских иллюзий.

Поддержать протестующих против полицейского насилия жителей Анахайма съехались активисты движения «Окупай». Одна часть активистов движения присоединилась к стихийно вспыхнувшему бунту и вместе с местными жителями громила «Старбакс». Другие же активисты всячески пыталась сдержать толпу, фактически выступив на стороне полиции. Они, в частности, не позволили толпе расправиться с группой полицейских, когда, сцепившись руками вокруг группы полицейских, кричали: «Нет насилию. Это мирный протест. Любовь и только любовь». Вечером того же дня произошел еще ряд стычек уже между активистами «окупай» – по поводу допустимости погромов кафе и ресторанов.

В результате внутри самого движения возобновилась яростная дискуссия – готовы ли активисты поддержать народный бунт, пусть «бессмысленный и беспощадный» – или существующий порядок кажется им ближе перед лицом бушующей народной стихии? Как совместимы принципы любви, о приверженности которым заявляют активисты «окупай» и ярость стихийного протеста? И что вообще есть любовь? В качестве варианта ответа на эти вопросы, мы предлагаем вашему вниманию статью одного из участвовавших в бунте жителей Анахайма.

Должны ли мы поднять бунт? Когда полицейские кого-нибудь убивают, мы обычно акцентируем свое внимание на полиции – но сейчас я не хочу даже говорить о них. На х… полицию. Центральные действующие фигуры этой истории – друзья, соседи, простые жители наших кварталов, которые объединились и сообща выступили против недавнего убийства, совершенного полицейскими.

Это история о жителях нашего района, кварталов, населенных преимущественно цветными – латиноамериканцами. Многие из них видели, как полицейские застрелили мужчину – члена нашей общины, парня из нашего района, который неподвижно лежал на газонной траве. И тогда гнев жителей вспыхнул с неимоверной яростью.

Кристалл Вентура, 17-летняя девушка, проживающая неподалеку, сказала, что видела, как полиция стреляла с расстояния 20 футов. Она сказала, что парень убегал от полиции. Ему сначала выстрелили в область ягодиц – парень упал на колени, и тут девушка не могла поверить собственным глазам – полицейские подошли и застрелили раненого выстрелом в затылок. Другой офицер полиции пристегнул наручниками уже неподвижное тело. «Они обыскали его карманы, а у него – дыра в голове и все залито кровью».

И тогда разгневанные жители стали действовать. Каждый из жителей вышел на улицу, отбросив всяческие иллюзии. В тот день район восстал. Каждый из нас прожил тот день с ощущением, что у нас достаточно сил, чтобы остановить террор полиции, направленный против жителей нашего района.

Ключ к освобождению – это отнюдь не протест, а действие. И действовать в этот момент нужно так, словно мы уже живем в таком мире, который мы бы хотели видеть вокруг. Дети вышли бунтовать вместе с родителями. Жители окружающих домов приводили своих соседей по кварталу. Весь район вышел на улицы. «Если вы действительно хотите прочувствовать, что такое настоящая любовь – участвуйте в бунте».

И любовь со страшной силой выплеснулась тем вечером на улицы Анахайма. Любовь переворачивала мусорные баки. Любовь сваливала и поджигала мусор на середине улиц. Любовь нарастала с оглушительным ревом, сметая все на своем пути. Это любовь бросала камни и бутылки в полицейских. Это любовь изгнала всех полицейских из района, в котором они так безжалостно убили нашего соседа. Любовь – это и есть бунт.

А если кто считает, что детям, которых привели родители, там не место – я скажу, что дети как раз присутствовали при вторжении полиции в наш район, и они видели, как полиция убила человека. Поэтому я приветствую родителей, взявших детей на бунт, чтобы и их голоса растворились в гуле, охватившем наш район, который восстал, чтобы положить конец безжалостному и бессмысленному полицейскому насилию. Дети знают, что такое боль. Дети знают, что такое гнев. Дети знают, что такое несправедливость. И восстание – это и их дело тоже.

Дэйзи Гонсалес, 16 лет. В трупе убитого мужчины она опознала своего дядю. Она (и другие жители) говорит, что звали его Мануэль Диас. Она говорит, что, скорее всего, он убегал от полиции, потому что раньше у него были проблемы с законом. «Он не любил копов. Он никогда их не любил – ведь они только и делают, что мешают людям жить или арестовывают кого-нибудь» – говорит Дэйзи Гонсалес, зажигая свечку в память об убитом. Она выкрикивает проклятия в адрес полицейского вертолета, высвечивающего прожектором взбунтовавшийся район.

Я выражаю уважение жителям Анахайма, а полиция просто даже не заслуживает того, чтобы быть центральной фигурой в этой истории. Это ведь любовная история – а истории любви, как известно, часто заканчивается трагически. На бунт жителей района полиция ответила «пулями, не причиняющими летальный исход». Они калечили и ранили каждого, кто им попадался в окрестностях. Они натравили полицейскую собаку на мать с ребенком, а сами стояли и смотрели возле детской коляски.

Хотя восстание жителей района длилось недолго, а затем было подавлено пулями и полицейскими собаками, но это не означает, что сопротивление жителей района полиции не будет продолжаться. Это лишь одно из недавних проявлений роста общественного сознания, оспаривающего сами основы нашей мошеннической юридической системы. Полиция практически ежедневно убивает кого-либо из цветных, продолжая вести дорогостоящую и бессмысленную «войну с наркотиками». Полиция большую часть своего времени лишь пытается исполнять неэффективные законы по борьбе с наркотиками. При этом сами полицейские далеко не свободны от расистских предрассудков.

Сейчас уже стало совершенно ясно, что эти грёбаные ковбои не защищают нас. Но ведь, оказывается, что далеко не везде полицейские «защищают» граждан, всаживая в них пули. В Германии с ее населением около 81 миллиона человек, полицейские выстрелили за весь 2011 год лишь 85 патронов.

Как пишет «Шпигель», полиция Германии выстрелила за год 85 раз. Значит, не везде полиция помешана на стрельбе, как в США. При этом ведь большинство выстрелов немецких полицейских были предупредительными: 49 – предупредительных и 36 – в подозреваемых, из которых 15 были ранены и 6 – убиты.

Нашему бунту в Анахайме предшествовало предупреждение в адрес полиции. Перед полицейским департаментом еженедельно проходили демонстрации в память об убитых полицией города жителях.

Тереза Смит каждую неделю организовывала протесты возле департамента полиции на бульваре Харбор. Она привлекла к участию многих своих друзей и членов семей, пострадавших от рук полицейских, хотя многие, по ее словам, и боялись выходить, опасаясь мести полицейских. Однако критика действий полиции резко усилилась после того, как в полиции города Фуллертона забили Келли Томаса. Каждый понедельник возле полицейского департамента Анахайма демонстранты скандировали «Позор полиции». Кори Кляйн три месяца подряд выходит на протесты – ее брат Джо Уайтхаус погиб от рук полиции в 2007-м году. На протесты она берет своего пятилетнего сына, и малыш уже задорно и с удовольствием скандирует «Позор полиции» и повторяет популярный лозунг движения «окупай»: «Чьи это улицы? Наши улицы»!

C начала этого года полиция Анахайма застрелила уже шесть человек. А катализатором движения против полицейского насилия в нашем городе послужило убийство Джастина Хертла в 2003-м году.

Джастин Хертл шел вместе со своей бабушкой Барбарой Кордьяк к ее машине, когда его застрелили переодетые агенты полиции. Полиция тогда получила информацию об угнанной машине – вероятно от бывшей девушки Хертла, с которой он был в ссоре. Мисс Кордьяк говорит, что полицейские зашли из-за спины, а затем один из них выкрикнул: «У него оружие», после чего она услышала три выстрела и увидела, что ее внук лежит на земле и истекает кровью. А затем последовал и четвертый выстрел – оказавшийся смертельным.

Жаклин Конрой, тетушка застреленного Джастина Хертла, перечислила на собрании в здании городского совета тех, кого недавно застрелила полиция: Марсель Кехас, Роско Кэмбридж, Дэвид Райас, Мартин Хернандес и другие. А затем она сказала: «И вот, люди, я пришла к вам и прошу вас, посмотрите на нашу полицию, в которой царит коррупция – и никаких мер по этому поводу не предпринимается. Сколько еще трупов полиция должна нагромоздить в нашем городе, прежде чем кто-то осмелиться выступить? Если бы речь шла о вашем ребенке, то, я уверена, вы не сидели бы так спокойно».

Поэтому бунт в нашем районе вспыхнул не так уж и спонтанно. Для того, чтобы взорвалась пороховая бочка, со стороны полиции должна была проскочить малейшая искра. Жители района уже и выходили на демонстрации, и ходили на собрания в городской совет – но убийства продолжались. Однако подобные убийства совершенно не являются некой необходимостью, и они никоим образом не защищают нас. Поэтому люди восстали не только из-за этого убийства, но и в память обо всех других жертвах полицейского насилия.

И когда девушка яростно осыпала проклятиями полицию – любовь, а не ненависть питала ее гнев. Любовь – это сила. На прошлой неделе Jasiri X записал песню под названием «Должны ли мы поднять бунт»? И ответ жителей Анахайма на этот вопрос гласил: «Да»!
Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *