Почему психическое здоровье является политическим вопросом

Приводим вам перевод статьи Марка Фишера, опубликованной на сайте британской The Guardian несколько дней назад. Статья оперирует английскими реалиями, однако во многом можно обнаружить аналогии с ситуацией в Беларуси. В конце концов у нас также игнорируют проблему самоубийств, оставляя данный вопрос для врачей, опуская при этом социальный и экономический подтекст. При этом Беларусь является одним из лидеров по количеству самоубийств на душу населения (25.3 на каждые 100 000 человек – пятое место в мире). Хотелось бы также напомнить о том, что за последние несколько месяцев дважды в стране были совершены попытки самосоженния [1, 2], а совсем недавно за три дня пятеро минчан покончили с собой [ 1].


С новостями о том, что количество самоубийств все больше растет среди старшего поколения, становится нелепым отрицать связь между депрессией и экономической нестабильностью.

“Социальные самоубийства не существуют. Самоубийство – это результат психического расстройства”.

Данное заявление, сделанное бывшим чиновником министерства труда Люком Бозьером, довольно полно отражает стандартную реакцию правых на вебсайт под названием Список Калума (Calum’s List). По словам создателя сайта, главная идея Списка Калума заключается в том, “чтобы подсчитать количество смертей, которые тем или иным путем связанны с реформами социального сектора, и сделать все возможно для сокращения этой смертности”. Комментарии Бозьера в твиттере зазвучали довольно громко благодаря блогам Изабель Хардман из Спектейтерс и Брэндену Онилу из Телеграф.

В аргументах, которые эти трое предоставили против Списка Калума присутствует не просто налет фрейдовской “логики чайника” (я не брал ваш чайник; когда я взял у вас чайник, он уже был разбит; когда я вернул вам чайник он был еще цел). Они сделали следующий принципиальные заявления: самоубийства не были вызваны изменениями, и поэтому их упоминание является актом оппортунистической эксплуатации; если самоубийства были вызваны реформой, то это не является причиной прекратить реформы; проблема не в самих реформах, а в том, как их воплощают (т.е. уволенным людям необходима адекватная поддержка); самоубийство нельзя назвать рациональным поступком, поэтому оно не имеет политической значимости.

У меня нет желания разбирать по отдельности, было ли связано то или иное самоубийство с новыми законами. Но я хочу оспорить причудливую идею о том, что в принципе самоубийство не может свидетельствовать против изменений в системе социального обеспечения. Если людей, умирающих в результате воплощения каких-то мер, нельзя считать свидетельством разрушительного эффекта законов, то что тогда можно?

О’нил занимает довольно странную осуждающую позицию в отношении самоубийств, заявляя, что самоубийство “не является рациональным ответом на экономические затруднения. Самоубийство не является разумной реакцией на урезание ваших льгот”. Данное заявление является впечатляюще заблуждающим: у многих людей, болеющих психическими расстройствами, рациональное мышление затрудненно, что является одной из причин для защиты этих людей. Что касается идеи о необходимости большей поддержки для тех, кто возвращается на работу – отсутствие данной поддержки тоже является проблемой. На агентство Атос, ответственное за проверку работоспособности граждан, получающих пособие, было подано большое количество жалоб в связи с их заключениями. И как можно сохранить веру в правительство, которое поддержит безработных, если забота об этих людях была передана такому сомнительному агентству как A4e.

Но здесь существует более общая проблема. Некоторые из правых комментаторов осудили Список Калума за “политизацию” психических расстройств, когда проблема заключается в противоположном – деполитизации психических расстройств. Таким образом мы радостно принимаем ситуацию при которой депрессией занимается государственная служба здравоохранения(NSH -National Health Service). Политика неолиберализма, введенная Тэтчер в 80х, и продолженная Новыми Лейбористами, как и текущим правительством, привела к приватизации стресса. В неолиберальной обстановке рабочие столкнулись с понижением зарплаты и ухудшением условий труда, а уровень безопасности постоянно падает. Сегодня по данным Гардиан уровень самоубийств среди населения среднего возраста возрастает, и Джейн Пауел, исполнительный директор Калм (Calm – Campaign Against Living Miserably – Кампания Против Несчастливой Жизни), связывает некоторые из этих случаев с безработицей и ненадежной работой. С увеличивающимся количеством причин для беспокойства, неудивительно, что значительная часть населения считает себя несчастными. Медикализация(1) депрессии является частью этой проблемы.

NHS, как и другие общественные организации, вынуждено иметь дело с социльным и психическим уроном, вызванным умышленным уничтожением солидарности и безопасности. Раньше, столкнувшись с нарастающим стрессом, рабочий шел в профсоюз, сегодня их призывают обратиться к терапевту, а если повезет с NHS, то к более узкому специалисту.

Было бы довольно поверхностно заявлять, что каждый случай депрессии можно отнести к экономической или политической причине. Но точно также поверхностным можно назвать курс на определение причин всех депрессий исключительно в химии мозга личности или детском опыте. Многие психиатры считают, что депрессию вызывает химический дисбаланс мозга, который можно вылечить препаратами. Но большинство психотерапевтов не задумывают о социальных причинах психического заболевания.

Радикальный терапевт Дэвид Смэил заявил, что подход Маргарет Тэтчер, заявлявшей, что “не существует такого понятия как общество, только индивиды и их семьи”, отзывается “непризнанным эхом почти во всех терапевтических подходах”. Такие лечения как терапия когнитивного поведения объединяют фокус на ранней жизни пациента с доктриной самопомощи, которая заявляет, что каждый может стать хозяином собственной судьбы. Идея заключается в том, что “с экспертной помощью вашего врача или консультанта вы сможете изменить мир, в котором вы живете, таким образом, что стресс пропадет”. Смэйл называет такой подход “волшебным волюнтаризмом”

Депрессия является тенью предпринимательской культуры, результатом столкновения волшебного волюнтаризма и ограниченных возможностей. Психолог Оливер Джеймс в своей книге “Себялюбивый Капиталист” пишет:

“В предпринимательском волшебном обществе нас учат, что только состоятельные могут быть победителями, а доступ к вершине открыт для всех, кто готов работать достаточно усердно, вне зависимости от их этнического, социального или семейного происхождения – если ты не преуспеваешь, то существует только один человек, которого необходимо винить”.

Самое время начать винить кого-то другого. Нам необходимо развернуть приватизацию стресса и признать, что психическое здоровье является политическим вопросом.

1: медикализация – определение социально неприемлемого поведения, проблемной черты характера, гомосексуализма, вандализма, склонности нарушать правила дорожного движения, застенчивости, невнимательности как медицинской проблемы.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *