Solidaridad против резиновых пуль (видео)

Мы предлагаем вашему вниманию письмо астурийского шахтера, написанное накануне марша на Мадрид, буквально «на пальцах» разъясняющее принципы солидарности.

Я проработал в шахте четверть века. Первый раз я спустился в шахту, когда мне было восемнадцать. И вот, что я хочу вам сказать: меня иногда просто поражают комментарии людей, которые пишут о работе шахтера и раннем отпуске. Позвольте мне самому рассказать.

Во-первых, борьба, которую ведут сейчас наши шахтеры, не сводится к выпрашиванию денег. Шахтеры требуют от правительства уважать подписанное в прошлом году соглашение между министерством промышленности и шахтерскими профсоюзами, в котором размер субсидий в угледобывающую отрасль был прописан до 2018-го года. Эти средства должен был выплачивать Евросоюз, а отнюдь не испанское правительство. Эти деньги не из бюджета – их не отрывают у испанских налогоплательщиков (в чем многие нас критикуют) для того, чтобы помочь нам.

И если уж речь идет о деньгах, то позвольте тогда и спросить: где все средства из «шахтерских фондов», на которые перечислялись деньги для создания новых рабочих после закрытия шахт? Эти средства были в распоряжении политиков и профсоюзов. Именно на эти деньги, например, Габино де Лоренцо, бывший мэр Ольвьедо сделал новое уличное освещение в своем городе, построил новый дворец для заседаний и много других проектов. Сеньора Фельгеросо, бывший мэр Хихона, потратила эти средства на политехнический университет и другие проекты. Только в городке Валле-де-Турон, где я, собственно, и живу, с 1889-го по 2006-й годы в шахтах погибли около 600 жителей (это только те, о которых мы знаем, так как архивы были уничтожены во время гражданской войны). А в 2006-м шахты закрыли.

Да, конечно, у нас построили спортивный центр, в котором нет даже туалетов, и который практически не используется. Окружающие нас терриконы постепенно убирают, но никакой реиндустриализации, которая могла бы дать людям стабильную работу, не происходит.

Во-вторых, мне действительно странно слышать, что многие выступают против субсидирования угольной промышленности. Мне не хотелось об этом говорить, но ведь субсидируются же и сельское хозяйство, и разведение скота, рыболовный промысел и многое другое. И лично я полностью поддерживаю подобную практику – ведь лучше эти средства пойдут рабочим, чем их просто разворуют те, кто грабит нас каждый день.

В-третьих, вспомните, что после окончания гражданской войны (возможно, многие из вас об этом не знают) шахтеры долгие годы вынуждены были работать лишний час в день бесплатно – для восстановления всего, что разрушили франкисты. А у нас самих дома тогда жрать было практически нечего.

Четвертое. В 1962-м шахтеры начали забастовку, охватившую впоследствии всю Испанию, в ходе которой мы завоевали многие из тех прав, которыми теперь пользуются все испанцы. А сейчас у нас пытаются отобрать завоеванные права. Тогда в ходе забастовки 1962-го года многих шахтеров избивали, бросали за решетку; многих сослали в другие провинции, отлучив от их семей (вернуться домой они смогли только в 1980-м).

Пятое. Что касается раннего отпуска. Это миф, что шахтеры, якобы, выходят на пенсию в сорок лет. Сейчас много об этом говорят, подсчитывая те евро, которые мы получаем на пенсии так, словно бы мы их выиграли в лотерею. Реальность совершенно иная. В той сумме, которую мы получаем на пенсии, часть является дополнительной оплатой. Пока мы работаем, мы вносим 50% в фонд социального страхования. Таким образом, за каждые два года работы мы платим отчислений, как за три. Я, например, проработал в шахте 25 лет, но отчислений в фонд социального страхования заплатил за 37,5 лет. Многие ли из вас платят столько же?

Шестое. Говорят, что уголь, завозимый из-за границы дешевле испанского. Я в этом не уверен, но, допустим, что так и есть. Но неужели вы хотите, чтобы мы вынуждены работать на положении рабов в других странах? Я, например, хотел бы, чтобы ни один рабочий нигде в мире – не был рабом.

Я пишу сейчас об этом потому, что происходит реальное порабощение рабочих. Я работал на шахте с коллегами из Чехии и Польши. Они приехали в Астурию и сразу же бросились скупать все по магазинам, потому что у себя дома они не могли позволить себе эти товары. На первое Рождество, которое они праздновали с нами, они накупили плитки туррона (традиционные испанские рождественские сладости) по несколько штук в каждой руке. Мы спросили их, а зачем им столько? Они сказали, что у себя дома они не могли себе этого позволить, так как заработанных денег им хватало лишь на пропитание, причем не очень-то качественное. И вот, что я хочу сказать: если мы не защитим свои права – у нас будет то же самое.

Седьмое. Что касается блокирования дорог. Я отвечу всем тем, кто жалуется на то, что из-за нас они могут проехать на работу или учебу, и всем, кто утверждает, что, если у них возникают проблемы с их компанией, то они идут к представительству этой компании и «достают» руководство там, а не мешают обычным людям. И вот что я скажу вам: когда бы к нам ни приходили товарищи из других отраслей промышленности или иных сфер деятельности – мы никогда им не отказывали. Когда бы они ни просили помочь им защитить их права и рабочие места – мы всегда в знак солидарности прекращали работу на 24 часа и организовывали кампании поддержки, как в Испании, так и заграницей.

Когда бастовали английские шахтеры, мы остановили работу и стали сразу же собирать деньги, чтобы послать семьям английских шахтеров.

У кого-нибудь есть сомнения, что мы солидарны с любыми рабочими, на права которых идет наступление? Хотя иногда мне кажется, что многим сложно сейчас просто попросить о помощи и солидарности. Взаимоподдержка – это фундамент нашей жизни, но в реальности мы ведем себя зачастую по-иному. Поэтому те, кто наверху, всегда имеют перед нами преимущества.

Если бы все испанские рабочие были настолько же объединены, как сейчас шахтеры, то, уверяю вас, — правители страны сто раз подумали бы, прежде чем урезать бюджетные расходы. Вы просто подумайте: а кто на самом деле не дает вам работать или учиться, с легкостью увольняя вас или сокращая расходы на обучение? Это отнюдь не шахтеры, а наши политические деятели.

Я бы хотел также ответить тем, кто говорит, что мы должны просто пойти в Мадриде к дверям министерства и «оставить всех прочих в покое». Ну, так, скажу я вам: мы там уже были – только цензура в медиа на то ведь и существует, чтобы не доносить до вас определенные факты.

Я абсолютно уверен в том, что рабочий, защищающий свои права – не террорист, как нынче часто называют нас из-за того, что мы защищаем благополучие своих семей.

И я призываю вас всех выйти из дома и защитить то, что по праву принадлежит вам. Пока вы сидите дома, вы позволяете тем, кто наверху шаг за шагом разрушать наши жизни. Они, в конце концов, заставят вас же голодать.

Они хотят, чтобы наши дети (и ваши тоже) были такими же неграмотными, как когда-то мы – которые видели здания школ чаще снаружи, чем изнутри. Ведь неграмотными людьми легче управлять.

Не дайте себя обмануть. Будьте в курсе событий, но ставьте под сомнение все, что вы увидели по телевизору. Сейчас у вас есть Интернет и мобильные телефоны. Вы можете постоянно быть на связи, организовываться, причем так, как вы сами желаете – возможно, организуя мирные собрания, а, может быть, и выходя прямо на баррикады. Как бы то ни было, но организуйтесь! Старайтесь быстро достичь поставленной цели, ведь и правительство тоже действует очень быстро, добиваясь своего при любой благоприятной ситуации. И они прекрасно об этом знают.

Выбросьте из головы само слово «страх» и фразу «все равно ничего не изменится». Возьмите в свои руки контроль над своим будущим.

Если вам вдруг что-то непонятно из того, о чем я пишу или вы просто хотите меня спросить еще о чем-нибудь, то я с удовольствием вам отвечу, если смогу. Огромное спасибо всем, кто приехал поддержать нас из других провинций Испании и из других стран.

Салют!

Хуан Хосе Фернандес, Астурия.

(Перевод Дмитрия Колесника)


Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *