Сирия, империализм и левые. Часть 1

В левых и радикальных кругах ведется дискуссия о сирийском восстании, о том, чью сторону занять и как относиться к западному вторжению, направленному  против режима Асада. Первая часть из трех.

Некоторые считают, что вторжение Запада — это наибольшая опасность и поддерживают режим Асада, который представляется им меньшим злом. Другие видят в силовом подавлении восстания причину не только поддержать само восстание, но и приветствовать помощь Запада (или по крайней мере, не возражать против этой помощи) в вооруженной борьбе, будь то оружие для повстанцев, бесполетные зоны или, возможно, поддержка Свободной армии Сирии с воздуха, как это было сделано НАТО в Ливии. Но есть еще и те, кто говорит «да» Сирийской Революции и «нет» вторжению Запада. Эта точка зрения близка моим соображениям и не так плоха, как первые две. Поддерживать режим — это преступление; поддерживать вторжение — тоже; однако, поддерживать восстание само по себе,  как нечто самостоятельное, также представляется довольно проблематичным.

Сначала разберемся с позицией «поддержим или будем терпеть Ассада» и «покончим с восстанием». Поклонников диктатуры мы оставим в покое. Нам гораздо более интересны те силы, которые говорят, что да, Ассад, вероятно, ужасный диктатор, но он возглавляет государство, у которого есть прогрессивные черты. Во-первых, Сирия противостоит Израильской оккупации и американскому империализму. Сирия поддерживала «Хезболлу» в борьбе против израильской оккупации Ливана. Сирия поддерживала «Хамас» и палестинское сопротивление в целом.  Падение режима в Сирии грозит положить конец всему этому, оно сыграет на руку Израилю и его американским спонсорам и покровителям. Сирия остается одним из последних союзников Ирана. Режим в Иране находится под давлением западных сил — США, Израиля, а также западно-европейских государств. Крушение диктатуры в Сирии ослабит Иран и усилит давление на него империалистических стран. Короче, Сирия, Иран, «Хезболла» и Палестинское сопротивление образуют «ось сопротивления», как выразился один иранский чиновник, призывая к поддержке Ассада, империализму и сионизму. Будучи частью этого альянса сопротивления, Сирия нуждается в защите.

Далее приводятся аргументы, представляющие восстание против режима в Сирии преимущественно как инструмент достижения своих интересов западными силами — США, Израилем, а также консервативными прозападными режимами, такими как Катар или Саудовская Аравия, целью которых является ослабление оси сопротивления. Вооруженный мятеж, получающий оружие из Катара, Саудовской Аравии и, вероятно, Турции, лучше всего описать как «войну чужими руками» Вашингтона против не только Сирии, но прежде всего Ирана. Какую бы неприязнь мы ни испытывали к режиму Ассада, этот режим необходимо защищать; самостоятельная реформа режима или же  достигнутое путем переговоров решение, позволяющее Ассаду остаться у власти, — это лучшее, на что мы можем надеяться. До тех пор, мы должны одобрять подавление вооруженного восстания.  Таковы, в общем и целом, надежды, выражаемые хорошо осведомленным, но крайне пристрастным блогом Moon of Alabama. World Socialist Web Site, менее расположенный к Асаду, но столь же неприязненный к восстанию, придерживается схожей позиции, говоря о «войне, которую ведут США с целью свержения Ассада».

Эта точка зрения основывается на глубоко ошибочном анализе. Во-первых, сирийский антиимпериализм вдвойне фальшив. Династия Ассадов сотрудничала с империей США когда ей это было удобно. Отец  Хафез, Ассад-старший, отправлял сирийских солдат воевать против Ирака вместе с войсками США, Великобритании, Саудовской Аравии и других стран в Заливе в 1991 г.. Сын Башар, Ассад-младший, с готовностью принимал заключенных, которых США переправляли в Сирию для проведения «допросов», а после 11-го сентября широко сотрудничал с разведкой США по вопросам борьбы с Аль-Каидой. Кроме того, сирийская армия не слишком успешно воевала с Израилем, но преуспела в притеснении палестинцев в Ливане и сейчас демонстрирует свое мастерство, бомбя Дамаск и Алеппо. Роль Сирии в оси сопротивления была и остается смехотворной. Однако, как враг чего-то похожего на настоящее сопротивление, Сирия смеха не вызывает.

Но сирийский антиимпериализм фальшив и в еще более глубоком смысле. Сирийское государство и поддерживающие его деловые круги представляют местные капиталистические интересы. Альянс с иранским режимом делает их частью регионального силового блока, сосредоточенного вокруг Тегерана; связи с «Хезболлой» и «Хамасом» дополнительно усиливают этот блок; риторика сопротивления, нередко подаваемая с налётом противопоставления шиитской и суннитской идентичностей, формирует идеологическую смесь, служащую для оправдания действий блока. То, что Иран стремится к обладанию ядерным потенциалом -включая или не включая его военную составляющую — не удивительно. То, что мы видим, это интересы и амбиции регионального империалистического блока, лидером которого выступает Иран и частью которого является Сирия как добровольный соучастник, если можно так выразиться.

И это еще не все. Региональный альянс Ирана и Сирии связан с более значительными силами — Китаем и, главное, Россией. Россия давно вооружает Сирию; для России Сирия — неизменный союзник во времена, когда большинство государств пали — по собственной воле или по принуждению — в объятия американской империи. Россия владеет военно-морской базой в Сирии. Кроме того, Россия обеспокоена радикальными исламистскими движениями на своей южной границе и рассматривает официально светский сирийский режим, раздавивший восстание братьев-мусульман — апогеем противостояния стала резня, устроенная правительственными силами в городе Хама в 1982 г., —  как своего сторонника в борьбе с «исламским фундаментализмом». Все это, и возможно, многое другое делает Сирию второстепенным членом более крупного империалистического блока, возглавляемого Россией.

Бороться против вооруженного мятежа в Сирии, даже если мы допускаем, что этот мятеж — всего лишь посредническая сила, действующая в интересах Запада, Саудовской Аравии или Катара, — это значит солидаризироваться с одним крылом империализма во главе с Москвой против заведомо большего крыла, возглавляемого Вашингтоном. Поддерживать Ассада означает поддерживать более слабое крыло. В этом выборе нет абсолютно ничего антиимпериалистического, прогрессивного или революционного.

Защищать режим Ассада, исходя из внутренних причин, словно он — «прочный барьер на пути неолиберализма» или что-то в этом роде, так же неверно. Да, партия «Баас» провела в 1960-х гг. реформы, некоторые из них помогли рабочим и малоимущим крестьянам. Однако, эти реформы бюрократически контролировались верхушкой; Сирия превратилась в очень авторитарное социальное государство, насаждающее капитализм и капиталистическое в своей сути. Режим начал трансформироваться уже в 1970-м г., когда Ассад-старший пришел к власти. Ассад-младший руководил  неолиберальными реформами, отдаляясь от вопросов всеобщего благосостояния и государственного доминирования в экономике. Это поспособствовало проведению неолиберальных реформ, подорвавших и без того ограниченную экономическую безопасность, существовавшую на тот момент. Таким образом был разорван базовый, негласный договор между властью и населением: мы вам подчиняемся — вы обеспечиваете нам хлеб и кров. Деспотичная, но по-своему патерналистская клика наверху превратилась в своего рода мафию.

Гнев, выросший из чувства незащищенности, которое испытывало и без того малообеспеченное население, стал одной из движущих сил, приведших к вспышке восстания. Протестные акции начались прежде всего в бедных районах, в пригородах, где жили люди из бедных сельских регионов.  Не случайно Алеппо, относительно благополучный город, лишь недавно стал сценой повстанческих действий, в то время как бедные места вроде Дераа были охвачены протестом с самого начала. Не случайно и то, что до недавних пор деловые круги относились к режиму скорее одобрительно, как минимум терпимо, и лишь в последнее время заняли выжидающую позицию, раздумывая, где им искать укрытие: под крылом диктатуры Ассада или у новых покровителей под новым руководством. Стержнем восстания — даже если оно порой проявляет себя в реакционной манере — по-прежнему остается  городское и сельское население, преимущественно, но не исключительно, суннитское, бедное. По этой причине любые попытки представить восстание как инструмент реакционных сил оказываются неправомерными и несправедливым.

Подводя черту, можно сказать, что режим не носит антиимпериалистичекого характера. Не является он и по-настоящему антинеолиберальным. Его нельзя ни защищать, ни поддерживать. Ему нужно противостоять, его нужно отвергать, не оставляя ему никаких якобы прогрессивных оправданий. Нищие и угнетенные люди, восставшие против этого режима, не заслуживают того, чтобы над ними презрительно насмехались. Можно быть на любой стороне, но никак не на стороне мафиозной группировки, которая правит Сирией и эксплуатирует ее с помощью жестоких методов.

(продолжение следует)

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
18 ⁄ 9 =