Биография анархиста: Аршинов Петр Андреевич

Аршинов Петр Андреевич (партийный псевдоним – Петр Марин) (1886,
Екатеринослав – 1938). Анархист. Из мещан. Образование начальное. Слесарь.

В 1904-1906 руководил организацией РСДРП на станции Кизил-Арват в Средней
Азии; редактор нелегальной большевистской газеты “Молот”. Скрываясь от
полиции, в конце 1906 вернулся на родину, поступил рабочим на завод
Шодуар. “Разочаровавшись в минимализме программы и нерешительности
большевиков”, осенью 1906 примкнул к анархистам-коммунистам. В декабре
1906 объединил уцелевших после осеннего разгрома екатеринославских
анархистов-боевиков в террористическую группу. Организовал взрыв
полицейского участка в рабочем поселке Амур (23.12.1906) и ряд других
актов.

Весной 1907 выехал в Александровск, где 7.4.1907 на глазах у десятков
рабочих застрелил начальника железнодорожных мастерских Василенко,
увольнявшего стачечников. Арестован на месте покушения, 10.4.1907
приговорен военно-полевым судом к смертной казни 22.4.1907 бежал из тюрьмы
с группой заключенных, уничтожив охрану во время ночного пасхального
молебна в тюремной церкви. Эмигрировал во Францию, присоединился к группе
“Буревестник”.

С осени 1909 нелегально находился в России, входил в Брянскую группу
анархистов-коммунистов, вел агитационно-пропагандистскую работу среди
рабочих и крестьян Брянска и ближайших сел. В конце 1909 арестован, но
сумел бежать.

В мае – июле 1910 участвовал в экспроприациях казенных винных лавок в
Костромской и Смоленской губерниях, организованных московскими
анархистами. В августе 1910 выехал во Францию, на обратном пути в Россию
арестован австрийскими властями при нелегальном переходе границы с грузом
оружия и литературы. Около года провел в Тернопольской тюрьме
(Австро-Венгрия), 12.5.1911 выдан России. По процессу “Организации
анархистов-коммунистов-юнцов” Московской судебной палатой 25.10.1911
приговорен к 11 годам каторги (отбывал в каторжном отделении Бутырской
тюрьмы). Неформальный лидер заключенных анархистов Бутырской тюрьмы,
участник акций протеста, за что неоднократно помещался в карцер. Тогда же
познакомился с Н. И. Махно, считавшим его своим учителем. Освобожден
2.3.1917. Один из организаторов Лефортовской группы анархистов, а затем
Федерации анархических групп Москвы; секретарь Федерации (до января 1918),
лектор, постоянный автор газеты “Анархия”. Участник октябрьского восстания
1917 в Москве.

В начале 1918 по приглашению Бюро анархистов Донбасса выступал с лекциями
в городах Украины и Юга России, редактор газеты “Голос Анархиста”
(Екатеринослав, март – апрель 1918). После апрельского разгрома Федерации
анархических групп Москвы большевиками выступил одним из основателей
“Московского союза идейной пропаганды анархизма”. В 1918 секретарь Союза,
организовывал лекции по теории и истории анархизма, издавал анархическую
литературу (в т. ч. готовил к выпуску полное собрание сочинений П. А.
Кропоткина, хотя эта работа не была завершена). Одновременно участвовал в
профсоюзной работе как член ЦК Всероссийского союза текстильщиков и
заведующий транспортным отделом Центротекстиля. В феврале – марте 1919
получил приглашение Н. И. Махно присоединиться к украинскому повстанчеству
(основной задачей А., по мысли Махно, была организация анархической газеты
для повстанцев и рабоче-крестьянских масс), в апреле 1919 он приехал в
Гуляй-Поле. Избран председателем культурно-просветительного отдела
Военно-революционного совета и штаба бригады Махно, назначен редактором
газеты “Путь к свободе”; с весны 1919 – один из основных идеологов
махновского движения. С начала мятежа атамана Н. А. Григорьева считал
необходимым начать борьбу с ним, соавтор воззвания махновцев “Кто такой
Григорьев”.

В начале июня 1919 (момент разрыва союза с советской властью) А. настоял
на отказе от открытой вооруженной борьбы с большевиками, мотивируя это
необходимостью организовать отпор наступавшим деникинцам, и на уходе
анархистов и повстанцев в подполье для противодействия белым. Около
8-9.6.1919 выехал из контролируемого махновцами района в Харьков (?),
участвовал в нелегальной работе Конфедерации Анархистов Украины (КАУ)
“Набат”. К сентябрю 1919 вернулся в махновское движение, вошел в
культпросветотдел Военно-Революционного Совета (ВРС), заведовал отделом
печати. Под руководством А. налажен выпуск анархических газет в ряде
занятых махновцами городов и сел (Бердянск, Никополь, Орехово, Гуляй-Поле,
Мелитополь), на контролируемой белыми территории КАУ и ВРС издавали
нелегальные газеты “Набат” (Киев, Харьков, Одесса, Полтава, Миргород,
Севастополь, Симферополь, Елизаветград, Волчанск, Кременчуг) и листовки.
Возобновил газету ВРС “Путь к Свободе” (был ее главным редактором),
которая издавалась в Александровске в октябре – ноябре и в Екатеринославе
в ноябре – декабре 1919, вышло 50 номеров. Участвовал в выпуске газеты
“Повстанец” при штабах корпусов Революционной Повстанческой Армии Украины
(РПАУ). Основные темы статей А. этого периода – мобилизация сил на борьбу
с А. И. Деникиным, строительство анархо-коммунистического общества и
синдикального строя на освобожденных махновцами территориях. С приходом на
Украину Красной Армии и распадом РПАУ, А. в начале января 1920 поселился в
Екатеринославе, руководил местной группой “Набат”. Весной 1920 группа
подверглась репрессиям, ее члены ушли в подполье, и 13.6.1920 А. с
товарищами вновь присоединился к РПАУ.

Летом-осенью 1920 редактировал газету “Повстанец”, участвовал в рейдах
махновцев по тылам красных. В сентябре 1920 избран в ВРС РПАУ, с
11.11.1920 заведующий культпросветотделом ВРС. Выступая с официальными
комментариями к последнему соглашению с большевиками (статья
“Повстанцы-махновцы и Советская власть”, газета “Голос махновца” от
1.11.1920), А. подчеркивал, что махновцы не отказываются ни от одного из
своих лозунгов или требований, но готовы на время прекратить вооруженную
борьбу с советской властью ради победы над контрреволюцией. В октябре –
ноябре 1920 организовал агитационно-литературные группы анархистов,
которые направлял во все регионы Украины для постановки печати и
пропаганды анархизма в легальных условиях. Один из составителей “Положения
о вольных Советах” (программы махновского движения). После 26.11.1920
участвовал в последней кампании РПАУ – рейдах по Украине. По решению ВРС
22 или 25.1.1921 оставил повстанческое движение для подготовки и издания
книги по его истории. Некоторое время участвовал в подпольной работе в
Харькове и Москве, осенью 1921 оказался в Берлине.

В мае 1923 издана книга А. “История махновского движения”. При работе над
ней А. стремился дать максимально точную и сжатую истории повстанчества,
осветить отношение движения ко всем враждебным ему силам (белая и
“красная” контрреволюция, украинский национализм). А. впервые удалось
показать, что махновское движение была не “своеобразным военным эпизодом”
в истории Гражданской войны, а самостоятельным движением широких трудовых
масс Украины, проявившемся в самых разных формах – от культурной и
просветительской работы до социально-экономической организации общества.

К 1923 считал бюрократию и интеллигенцию новым эксплуататорским классом в
СССР, национализацию хозяйства – формой эксплуатации рабочего класса, а
появление новой буржуазии (“нэпманы”) – следствием немногочисленности
господствующего класса, вынужденного создавать опору для своего режима.
Появление “Истории махновского движения” окончательно закрепило репутацию
А. как одного из самых авторитетных лидеров российского анархизма. В
начале 1920-х гг. А. участвовал в создании “Группы русских анархистов в
Германии”, редактировал журнал “Анархический вестник” (1923-1924). К 1924
внутри группы развернулась острая дискуссия о формах анархической
организации. В противоположность “единому анархизму” В. М. Волина
(объединение всех революционных анархистов разных направлений), А.
выступал за создание организации с четкой анархо-коммунистической
идеологией, действующей исключительно в рабочем движении (в форме
анархо-синдикализма). Разногласия привели к распаду группы.

К началу 1925 А. переехал в Париж, где вместе с Махно создал новую
анархическую организацию и журнал “Дело труда” (с июня 1925), задуманный
редакторами как массовый пропагандистский орган, значение которого
особенно усиливалось в связи с тем, что удалось наладить его нелегальную
доставку в СССР. В начале 1926 А. при участии Махно и др. сторонников
разработал проект “Организационной платформы Всеобщего союза анархистов”,
состоявшей из трех частей. В “Общей части” с позиций теории классовой
борьбы обосновывалась необходимость насильственной социальной революции,
которая разрушит государственно-капиталистическую систему и заменит ее
“свободным безгосударственным обществом самоуправляющихся тружеников”.
Базой такого общества должны стать социализация всех средств и орудий
производства, построение органов народного хозяйства на основе равенства и
самоуправления, “принцип равноценности и равноправия каждой личности”.
Платформа намечала конкретные формы деятельности анархистов и анархической
организации для подготовки к революции; сутью предложенных форм являлось
идейное и практическое руководство анархистов массами, что противоречило
традиционному для русского анархизма расчету исключительно на
самодеятельность народа. В частности, одной из важнейших задач
анархической организации Платформа называла участие в синдикалистской
деятельности с целью идейного руководства революционным профсоюзным
движением рабочих и крестьян.

В “Конструктивной части” Платформы намечались пути решения конкретных
социально-экономических задач, которые возникнут перед обществом в “первый
день социальной революции”, т. е. непосредственно после социального
переворота. Суть предложений А. сводилась к “разрушению государственной
машины капиталистического общества, лишению буржуазии и вообще всех
социально-привилегированных элементов власти и повсеместному утверждению
воли восставшего труда”. Платформа предполагала передачу организаторских
функций в промышленности органам рабочего самоуправления (советы,
фабзавкомы и др.), организованным снизу вверх в масштабах города, области
и всей страны; отказ от давления извне на крестьянство в вопросах
землепользования и обработки земли при одновременной пропаганде
коммунистических форм сельского хозяйствования. В этой же части Платформы
рассматривались практические вопросы: об обеспечении городов
продовольствием и продуктообмене города и деревни, о вооруженной защите
революции и создании добровольческой революционной армии и др.

В “Организационной части” обоснована необходимость создания
дисциплинированной анархической организации (партии) с единой
(обязательной для всех членов) программой, идеологией и тактикой.
Платформа решительно отмежевывалась от индивидуалистического анархизма и
от сторонников других неконструктивных псевдо-анархических теорий
(характеризуемых А. как “хаоты”). Платформа вызвала оживленную дискуссию в
среде российских и западных анархистов: большинство эмигрантов и западных
анархистов критиковали А. и “Дело Труда” за стремление к “централизации”.
Основной идейный противник Платформы В. М. Волин обнаружил в документе
обоснование идеи “переходного периода” между капиталистическим и
анархическим обществом (сам А. отрицал наличие таких идей) и обвинил А. в
стремлении “сохранить государственность”. Однако большинство участников
махновского движения, находившихся в эмиграции, и значительная часть
анархистов в СССР Платформу поддержали.

В 1926-1930 А. написал множество статей с обоснованием своих взглядов, вел
работу по сплочению единомышленников, организовывал отправку агентов в
СССР для создания подпольных групп, рекомендуя своим сторонникам заявлять
о разрыве с анархизмом и даже о присоединении к большевикам с тем, чтобы
облегчить легальное возвращение и дальнейшую подпольную деятельность.
Защищая Платформы от критики со стороны приверженцев традиционных форм
организации и методов деятельности анархистов, А. написал брошюру “Новое в
анархизме. (К чему призывает Организационная Платформа)” (1929), в которой
отмечал: “Единственный путь к преодолению хаоса и оздоровлению
анархического движения, это идеологическое и организационное расслоение
нашей среды, это ее дифференциация, это отбор ядра активных работников на
почве однородной теоретической и практической программы. К этому
расслоению и отбору Организационная Платформа и призвала всех анархистов,
желающих серьезно служить анархическому движению”. 6.4.1929 при участии А.
организована Парижская международная конференция сторонников Платформы.
Полиция арестовала всех ее участников (в т. ч. и А.), но вскоре освободила
их.

В январе 1930 А. вновь арестован и депортирован в Бельгию, а журнал “Дело
труда” закрыт французскими властями (к следующему году издание
возобновлено в США, но уже без участия А. и Махно). В начале 1930-х гг.
федерация “Дела труда” распалась вследствие преследований ее сторонников в
СССР и Европе и изоляции со стороны других анархистов; А. постепенно
эволюционировал к примирению с советской властью. Уже в 1930 в связи с
“Шахтинским делом” (процесс “инженеров-вредителей”) он сделал вывод о
действительном наличии заговора интеллигенции против революционных
завоеваний рабочих и крестьян, оставшихся от революции 1917-1921, и заявил
о необходимости защиты этих завоеваний, в т. ч. и со стороны анархистов.

В октябре 1931 А. выступил с докладом “Анархизм и диктатура пролетариата”,
в котором предложил анархистам-коммунистам признать эту диктатуру как
метод социальной революции, выступил за тесный контакт анархистов с СССР
и, в частности, рекомендовал испанским анархо-синдикалистам
руководствоваться тактикой большевиков 1917 в условиях начавшейся
Испанской революции. Доклад опубликован в том же году, изложенные в нем
идеи получили дальнейшее развитие в брошюре “Анархизм и наша эпоха” (вышла
в январе 1933). После этих выступлений от А. отмежевались даже его бывшие
коллеги по редакции “Дела труда”. А. был окончательно “отлучен” от
движения европейскими анархистами, а со смертью Махно оказался практически
в полной изоляции. В конце 1934 с разрешения ЦК ВКП(б) А. вернулся в СССР.

30.6.1935 в газете “Известия” опубликовано обращение А. “Крах анархизма”,
где он впервые открыто заявил о своем окончательном разрыве с анархизмом и
переходе на позиции сталинского государственного “социализма”. В духе
времени он писал:

“Благодаря гениальному руководству Коммунистической Партии во главе с
В. И. Лениным… от капитализма в России не осталось камня на камне.
Под неослабевающим руководством ВКП(б) во главе с ее общепризнанным
вождем т. Сталиным социализм в СССР строится, идет вперед семимильными
шагами. Это столь очевидная… истина, что непонятным делается, как
можно было не видеть ее с самого начала”.

Разрывая со своим прошлым, А. характеризовал махновщину как “здоровое
поначалу партизанское движение”, переродившееся в “трагикомический фарс”,
“контрреволюционное” и “кулацкое” движение. Говоря о банкротстве
анархизма, А. фактически повторял прежние обвинения Платформы в адрес
“хаотических анархистов”, подчеркивая отсутствие у них единой организации,
стратегии и тактики.

В начале 1938 А. арестован по обвинению в создании и руководстве
подпольной анархической шпионско-террористической организации и
расстрелян.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *