Краткая история взрывов и поджогов в Беларуси

В связи с чередой недавних ночных вылазок неизвестных поджигателей и подрывников, на одном из провластных Интернет-порталов появился материал с краткой историей взрывов и поджогов в Беларуси. В подготовленную хронику вошли также и акции белоруских анархистов.
Сам материал опубликованный на сайте тут.бай грешит некоторыми неточностями. Мы разбавили данную статью ссылками и дополнительной информацией.

Последние несколько лет в спокойной хрустальной Беларуси все чаще раздаются взрывы самодельных бомб. Люди говорят, что раньше такого не было, что раньше все было спокойнее. Однако на самом деле раньше, намного раньше — сто и более лет назад — взрывы на улицах белорусских городов были довольно-таки обычным делом.

Игнатий Гриневицкий
Игнатий Гриневицкий

В ночь на 1 марта 1881 года по старому стилю в Петербурге было подготовлено покушение на царя Александра II, который в связи с отменой крепостного права вошел в историю под сомнительной достоверности прозвищем Царь-Освободитель. Днем Александр Николаевич поехал из Михайловского замка в Зимний дворец; когда карета свернула на набережную Екатерининского канала, ей под колеса бросили бомбу — это сделал Николай Рысаков. Царь не пострадал и пешком направился в сторону Театрального моста, когда под ноги ему была брошена вторая бомба, от которой полтора часа спустя Царь-Освободитель и освободил империю от своего правления. Цареубийцей стал народоволец Игнатий Акимович Гриневицкий, родившийся в имении Басин Минской губернии — сейчас это Кличевский район Могилевской области. От взрыва сам Гриневицкий был смертельно ранен.

В самой Беларуси (Северо-Западном крае) анархисты разыгрались не на шутку и бросали бомбы налево и направо. В Белостоке в 1904 году рабочий-анархист Нисан Фарбер бросил бомбу в полицейский участок. Позже анархист Арон Един бросил бомбу к памятнику Муравьеву, рядом с которым проходил полицейский патруль. С полдюжины бомб были брошены в имения и конторы местных фабрикантов. В 1906 году в Вильно анархист Яков Короткий взорвал бомбу у дома губернатора. В Минске анархист Зильберг бросил бомбу в банковскую контору Бройде-Рубинштейна, при этом погиб сам.

Могила Пулихова на Военном кладбище / Wikipedia.org
Могила Пулихова на Военном кладбище / Wikipedia.org

Одно из самых известных минских бомбометаний — случай с эсером Иваном Пулиховым. Когда кровавый минский губернатор Павел Курлов 14 января 1906 года (по старому стилю) выходил из Петропавловского собора, Пулихов бросил в него бомбу, которая, однако, не взорвалась. Кстати, всего за несколько дней до покушения в газете «Минская речь» были напечатаны некоторые постановления губернатора, среди которых такое: «В случае, если в проходящие войска или должностных лиц из какого-либо дома будет произведен выстрел или брошена бомба, то дома эти немедленно будут расстреляны ружейным или артиллерийским огнем». Пулихов с подельницей А. Измаилович был арестован и брошен в тюрьму, готовившийся побег не состоялся по причине доноса, и через месяц после теракта Пулихова повесили, а потом тайно похоронили на Сторожевском кладбище. Через 20 лет охранник кладбища указал место, Пулихову поставили памятник, который впоследствии перенесли на Военное кладбище, где он и стоит до сих пор. А Курлов после покушения пошел на повышение и вообще умудрился прожить до 1923 года.

Елена Мазаник
Елена Мазаник

Следующий значительный временной отрезок, буквально напичканный бомбами, приходится, конечно, на Великую Отечественную войну. Партизаны и подпольщики подбрасывали замаскированные мины в топки паровозов, устанавливали их на рельсах и опорах мостов, закладывали на дороги и в автомобили. Пожалуй, самый известный взрыв бомбы в Беларуси во время ВОВ — это убийство гауляйтера Вильгельма Кубе. История до сих пор окончательно не выясненная, но по наиболее распространенной версии, партизанка Елена Мазаник заложила в кровать мину, от взрыва которой ночью 23 сентября 1943 года палач и умер. А вот жена его уцелела и спустя годы даже вроде бы писала в письмах, что не держит на Елену зла. По другим данным, мину заложил узник гетто Лев Либерман, работавший в доме Кубе чернорабочим. По третьей версии, к убийству Кубе был причастен начальник тогдашнего 4-го управления НКВД Павел Судоплатов. Есть и еще несколько догадок насчет акта ликвидации гауляйтера, но главное сейчас одно: взрыв прогремел и Вильгельм Кубе перестал существовать.

После войны взрывы гремели в западной части БССР, где воевали с советской властью так называемые лесные братья, которых, однако, примерно к 1955 году уничтожили практически всех.

Сергей Ханженков

В начале шестидесятых детективная, почти шпионская история произошла в Минске. Выходец из Магаданской области Сергей Ханженков вместе с подельниками надумал взорвать «глушилку» — антенну во дворах на Золотой Горке. Один из товарищей настучал, группу неудавшихся диверсантов накрыли в 1963 году и «впаяли» им сроки от 8 до 10 лет. С. Ханженков вернулся в Минск и впоследствии стал именоваться диссидентом, TUT.BY побывал у него в гостях и взял обстоятельное интервью. Нужно отметить, что Ханженков не был в современном понимании террористом: он не стремился убить побольше людей. Наоборот, он перелазил на территорию «глушилки» и делал замеры, чтобы рассчитать падение башни и не допустить ее обрушения на жилые дома. Как бы то ни было, а шуму «взрывная» история наделала.

Из далеких шестидесятых перенесемся в более современный мир. Беларусь уже независима и имеет своего президента. Белорусам обещают среднюю зарплату в 100 долларов. В июле 1996-го Ельцин переизбран на второй срок, мир готовится к Олимпиаде в Атланте. А 11 июля 43-летний рабочий из поселка Ратомка Александр Зюльков пришел в минский детсад №511 на улице Червякова. В руках у него был чемоданчик. Он взял в заложники 17 детей, воспитателя и логопеда, а сам сел на пол и потребовал свою медкарточку, московского адвоката и журналистов программы «Взгляд» вместе с Александром Любимовым. В чемоданчике была взрывчатка, а взрыватель террорист сконструировал таким образом, что он должен был сдетонировать, когда Зюльков разожмет пальцы. Постепенно Зюльков отпустил большую часть детей, потому что они кричали и плакали. Сотрудники «Алмаза» перевоплотились в якобы журналистов с телевидения, дважды выстрелили террористу в голову и выбросили чемодан в окно. Детонатор был изготовлен с ошибками и потому бомба не взорвалась. А Зюльков, как выяснилось, хотел через телевидение заявить, что его в 1986 году незаконно поместили в «Новинки».

В следующем году по Беларуси прокатилась настоящая взрывная волна. В самом начале апреля, 4-го числа, произошел взрыв в подъезде жилого дома на улице Авакяна. Спустя три недели в редакции оппозиционных газет пришли письма от некоей организации «Новый порядок», которая взяла на себя ответственность за взрывы как месть властям и милиции за жестокость в отношении оппозиционеров. Некая «Белорусская освободительная армия», не согласная с курсом интеграции с Россией, 28 и 30 апреля осуществила взрыв на газокомпрессорной станции в Крупках и на газопроводе недалеко от Узды. В сентябре она же взяла на себя ответственность за взрыв в здании судов Советского района Минска, Минского района и Заславля. Мощность взрывного устройства составила около 400 граммов в тротиловом эквиваленте. Человеческих жертв не было, организаторов найти не удалось, а сами тайные организации растворились. Первого октября того же года с помощью радиоуправляемой бомбы, заложенной в мусоропровод, был убит председатель госконтроля по Могилевской области Евгений Миколуцкий. Трое обвиняемых были осуждены, а еще один, бывший работник КГБ, до суда повесился в камере следственного изолятора КГБ.

3 апреля 1998 года некто Григорий Бенчук, угрожая самодельной бомбой из 380 граммов тротила, требовал провести его на прием к президенту. Террориста обезвредили, признали психически ненормальным и отправили на лечение.

В новом тысячелетии взрывы в Беларуси раздаются все чаще.

2000 год, 27 декабря: неизвестные бросили две бутылки с зажигательной смесью в окна минской синагоги.

2001 год, 30 мая: кто-то бросил через забор посольства России в Минске гранату РГД-5. От взрыва никто не пострадал, организаторов в очередной раз не нашли. Несколько лет спустя поэт Славомир Адамович в сильно завуалированной форме указал на свою связь со взрывом.

2005 год, 14 и 22 сентября: 2 взрыва в Витебске.

2008 год, 4 июля: взрыв в Минске на День Независимости.

2010 год, 30 апреля: зажигательными бутылками атакованы столичное отделение «Беларусбанка» и Дом профсоюзов.

2010 год, 30 августа: на территории российского посольства бутылками с горючей смесью подожжен служебный автомобиль Mazda 3.

2010 год, 6 сентября: дверь КПП Центра изоляции правонарушителей в Минске («на Окрестина») забросали двумя бутылками с зажигательной смесью.

2010 год, 16 октября: две бутылки с зажигательной смесью брошены в здание отделения КГБ в Бобруйске.

2011 год, 11 апреля: теракт в минском метро, в результате которого погибли 15 человек и около 300 получили ранения.

2012 год, 19 апреля: взрыв в продуктовом магазине Гомеля.

2012 год, 24 мая: в Жлобине 21-летний парень пытался забросать зажигательной смесью здание РОВД, также у него оказалось самодельное взрывное устройство мощностью в 5 килограммов в тротиловом эквиваленте.

2012 год, 4 ноября: сработало взрывное устройство на одном из участков белорусско-польской границы.

2012 год, 6 ноября: двое забросали бутылками с «коктейлем Молотова» литовское посольство в Минске.

2012 год, 11 ноября: взрыв у здания КГБ в Витебске.

Источник.

Дополнения к материалу:

Про Гриневицкого —

 

 

Про Белостокских анархистов —

БЕЛОРУССКИЙ АНАРХИЗМ НАЧАЛА 20-ГО ВЕКА.

Анархизм в Беларуси имеет почти вековую историю. Первые упоминания об анархистах на территории Беларуси относятся к кануну революции 1905-07 годов, когда в ряде городов стали появляться первые анархистские кружки. Будучи сначала немногочисленными, анархисты бурно занялись модным в те времена индивидуальным террором, привлекая на свою сторону радикально мыслящих граждан. Благодаря такой «пропаганде действием», анархизм за несколько первых лет своего существования превратился в довольно широкое революционное движение людей, желающих швырнуть бомбу в эксплуататоров. Известный факт, что анархистом был и классик белорусской литературы Максим Богданович, который в студенческие годы, начитавшись Бакунина, даже пытался взорвать самодельной бомбой администрацию родной гимназии. Взрывы, покушения, экспроприации — все это об анархистах не раз было описано во многих книжках по истории начала ХХ века.

О деятельности в Беларуси анархистов. Из доклада Н Рогдаева. на международном анархическом конгрессе в Амстердаме 1907 г . В ходе революции 1905-1907 в Беларуси как самостоятельное общественно-политическое движение впервые выступают анархисты. Анархическое движение существовало в Сморгони, Ковно, Гродно, Вильно, Минске, Брест-Литовске. Белосток, где сконцентрирована ткацкая индустрия, в которой занято несколько десятков тысяч рабочих, еще в 1903 году стал очагом анархической пропаганды. Возникшая группа анархистов-коммунистов «Борьба» занималась первоначально исключительно распространением своих идей; ею были изданы на русском языке и жаргоне ряд прокламаций и брошюр, как например: 1) «Труп», 2) «Симон Адлер», 3) «Воровство – рассказы из жизни рабочих, 4) «Анархический Коммунизм» 5) «Религиозная язва» И.Моста, 6) «Студент» — о науке в буржуазном обществе, 7) «Анархизм и политическая борьба» Илиашвили и два доклада анархическому интернациональному конгрессу 1900 года: «Раскол среди социалистов» Черкезова и «Взаимная ответственность и солидарность» М.Неттлау. Из особенно характерных прокламаций можно отметить: «Ко всем рабочим», “Ко всем солдатам. Антимилитаристский листок”, «К крестьянам», а также заявление по поводу взрыва у фабриканта Вечорека. Кроме бомбы, брошенной в патруль, и убийства помощника полицмейстера со сворой устраивались анархистами довольно большие митинги, на которые стекалось от 600 до 800 рабочих; после двух трех месяцев упорной работы анархическая группа насчитывала около 70-ти активных членов.

Агитационные митинги особенно ожили перед первым года, когда они происходили почти ежедневно. В этот период анархическая группа руководила рядом мелких стачек, некоторые из них были выиграны, благодаря применению экономического террора. Во время безработицы анархисты руководили толпами голодных рабочих и брали насильно в булочных хлеб; эти поступки вызвали большое недовольство «бундовцев», и они в своих прокламациях нападали на анархистов. В местечке Крынках анархисты-коммунисты произвели вооруженное нападение на волость и конфисковали паспортные бланки. Когда возникла стачка на ткацких фабриках, буржуа Аврам Каган организовал выписку штрейкбрехеров; он в то же время, являлся представителем «союза фабрикантов» для борьбы с забастовщиками. Рабочий-анархист Нисан Фарбер ранил кинжалом этого фабриканта.

Этот первый в Белостоке антибуржуазный акт вызвал симпатию стачечников-ткачей и тем самым усилил интерес к идее анархизма. Впоследствии полиция окружила в лесу митинг рабочих и стреляла, было ранено около 30 человек. В отомщение за это тот же Фарбер бросил 6-го октября (1904 г.) македонскую бомбу в первый полицейский участок; жертвами этого акта стали полицейский надзиратель, два городовых, секретарь посетителя — буржуа, — и сам Нисан Фарбер, погибший при взрыве бомбы.

Когда в Лодзи вспыхнула всеобщая стачка и рабочих расстреливали царские войска, белостокский пролетариат из солидарности к борющимся товарищам объявил трехдневную забастовку. Правительство и здесь ответило расстрелом рабочих-демонстрантов; несмотря на это, во время похорон убитых состоялась грандиозная демонстрация из нескольких тысяч рабочих, которая прошла по улицах с пением: «Вы жертвою пали»…На кладбище, на могилах убитых произнесли речи ораторы-
анархисты; их агитационные речи произвели сильное впечатление на присутствовавших.

После описываемых событий один из войсковых патрулей подошел к памятнику Муравьева, где стояли помощник полицмейстера и его свита. В этот самый момент анархист Арон Един (впоследствии убитый) бросил бомбу с криком: «Да здравствует Анархия» Взрывом было убито и ранено 10 человек, в том числе помощник полицмейстера, офицер патруля и пристав. Един же благополучно скрылся.

Из листовки Белостокской Группы Анархистов Коммунистов:
КО ВСЕМ РАБОЧИМ В БЕЛОСТОКЕ!
Наконец, и мы дожили до счастливого момента в нашем рабочем движении: и из наших рядов брошена бомба в наших притеснителей. Из наших рабочих рядов выступил герой, борец и показал нам, как надо бороться с нашим врагом. Вчерашней бомбой, брошенной в память Лодзинских жертв, мы присоединились к новому направлению рабочей борьбы, мы выступили на путь бомб и террора, на путь анархизма и революции, и трепет и ужас охватили господствующую часть общества. В воздухе пронеслась революция… До сих пор мы боролись пустыми руками, мы рассчитывали революционными песнями и речами испугать нашего кровного врага, и буржуазия только смеялась над нашей борьбой. Но жизнь вывела нас из нашей детской игры, и мы стали революционерами; мы взялись за бомбы, и момент нашего освобождения стал ближе, ближе стала победа, ближе Социальная Революция. Никакая сила уже не удержит нас в наших цепях нужды и голода, ничто не отклонит нас больше от нашей прямой анархической борьбы. Мы уже больше не верим в царей, будь то добрые или злые; мы верим лишь в свою собственную силу, мы верим лишь в свою революционную борьбу, мы верим лишь в свои бомбы и генеральные забастовки, мы верим лишь в Анархию и Коммунизм. Энергичное участие в движении принимали также анархисты в январско-октябрьские дни. Некоторые из них входили даже, как частные лица, в местный Совет рабочих депутатов, где пользовались заметным влиянием. Во время грандиозной стачки, вспыхнувшей одновременно с событиями 9 января в Санкт -Петербурге, анархисты с другими партиями руководили рабочими и захватили местечко Крынки (ткацкие фабрики около Белостока); терроризированная полиция бежала, все правительственные учреждения, как почта, телеграф, конторы, были в руках восставших. Анархисты хотели конфисковать денежные суммы, но этому помешали «бундовцы», считая неприкосновенной «общественную собственность». Вскоре прибыли войска, и все было потеряно. К середине 1906 г. в Белостоке уже существовала довольно сильная «Анархическая Федерация», состоявшая из 4-х цехов: ткачей, кожевников, столяров и портных. Кроме того, функционировало 15 анархистских пропагандистских кружков, из фабрично-заводских и ремесленных рабочих. «Федерация анархистов-коммунистов» вмешивалась в массу стачек, как, например, на механическом заводе Вечорека на паровых мельницах. Кроме того, она поддержала стачку на аппретурных фабриках, вызванную польскими «народовцами». Во время стачки у Вечорека анархисты Гаинский и Нижборский бросили в его дом две бомбы. Особенно ярко проявила себя Федерация во время всеобщей стачки, которую начали нитяри, в мае 1906. Впоследствии окрестные фабрики тоже присоединились к этой забастовке.
Фабриканты объединились в синдикат и не соглашались на удовлетворение требований рабочих. Стачка затянулась; сотни рабочих страдали от голода; тогда анархисты-коммунисты организовали ряд экспроприаций; руководя толпами безработных, они нападали на булочные, магазины, склады, забирая всюду мясо, хлеб, овощи и продукты. Кроме того, анархистские «боевые дружины» ходили по домам буржуа и требовали в пользу бастующих деньги. Фабриканты Фрейндкин и Гендлер предложили «синдикату капиталистов» объявить локаут; к ним присоединились многие собственники других фабрик; тогда началась эра анархических антибуржуазных актов: брошены были, одна за другой, бомбы в дома Гендлера и Рихерта, которые, произведя сильное опустошение, никого не ранили.
Бомба же, брошенная в дом Фрейндкина, сильно контузила самого фабриканта; четвертая бомба взорвалась в квартире директора завода Комихау и ранила его жену. Вскоре, но не в связи общей стачкой, была брошена еще одна бомба в собственника Келецкого. Эта эпидемия покушений вызвала неописуемую панику местной буржуазии: многие фабриканты бежали за границу, в том числе и Гендлер, который впоследствии, по возвращении из Берлина был убит анархистами.

Из листовки Белостокской Группы Анархистов Коммунистов:
В ночь с 27-го на 28-ое августа совершилось нападение рабочих «анархистов-коммунистов на__жизнь и имущество фабриканта Вечерека. Каждому из нас известна причина, побудившая наших товарищей бросить бомбы в его жилище. Мы все знаем, как этот гнусный вампир, не считаясь с достоинством рабочих, осмелился выставить им наглые требования, в которых предлагает отказаться от нашего единственного способа борьбы — стачек. И когда 180 рабочих отказались подписать себе свой смертный приговор, в этом откормленном и сытом паразите хватило мужества выбросить их на улицу, обрекая 180 человек с их женами и детьми на голодную смерть. Видно, не чувствует этот вампир, что прошла пора нашего позорного долготерпения, что проснулся уже рабочий класс, что почва под ногами буржуазии уже давно стала колебаться! Или, быть может приелась ему кровь этих 180-и человек и захотелось посвежее?! Что же пусть наслаждается он кровью своих родных и близких! Если он не видит мук и страданий наших голодных семей, не слышит воплей и стонов, пусть он видит и слышит стоны своих детей. Пусть он слышит и видит гром разрывающихся бомб и осколки их, разрушающие его очаг! Только эти звуки заставят его — а вместе с ним и всех властвующих и господствующих — прислушаться к мощному голосу пролетария! Только гром и треск бомб может заставить их почувствовать, что близок час их смерти, что приближается конец их паразитическому существованию».

В эту бурную эпоху антибуржуазных выступлений было арестовано несколько товарищей и впоследствии присуждены варшавским военно-окружным судом к каторге и смертной казни. В число пленных в варшавской цитадели в декабре 1906 года был мужественный революционер Иосиф Мыслинский, который один бросил несколько бомб и ранил фабриканта Фрейдкина. Он был очень популярен среди польского пролетариата города Белостока. Впоследствии «Анархическая Федерация» руководила и другими частичными и всеобщими стачками или же участвовала в них с другими социалистическими партиями. Так, во время забастовки сапожников анархисты вмешались в нее, применяя экономический террор (стреляли в мастеров и хозяев), — то же делали и во время стачки портных. Когда же забастовали пекари, анархисты, терроризируя хозяев, стали взрывать печи. Вмешивались анархисты и в целый ряд других стачек, где рабочие явочным порядком вводили 8-ми часовой рабочий день, как, например, на пивоваренных заводах, на обеих паровых мельницах и т.д. Ведя энергичную борьбу с капиталистами, анархисты не игнорировали и представителей государства. Мы уже упоминали выше об актах Фарбера и Едина… К актам остается прибавить взрыв адской машины в жандармском управлении, с убийством нескольких жандармов; далее, анархисты застрелили пристава и помощника; также ими была брошена в другого пристава Ходоровского, а потом в генерал-губернатора Гаевского (он, к сожалению, остался жив). Анархисты же убили помощника начальника охранного отделения Шеймана и полицмейстера Дергачева; были еще и мелкие террористические акты.

Во время кровавого погрома анархисты принимали деятельное участие в самообороне и бросили бомбу в военный патруль на Суражской улице; тогда же в местечке Соколки (возле города) анархисты оказали вооруженное сопротивление, убили двух стражников и сами погибли; среди них был деятельный анархист Беньямин Бахрах. В Белостоке были и другие случаи вооруженных отпоров: так, в квартале «Новый Свет» анархисты потеряли двух товарищей и убили агентов полиции; в другом месте, осенью 1906 года, товарищ «Исаак» (фамилия неизвестна) оказал упорное сопротивление, ранил помощника пристава и городовых, за что и был впоследствии казнен. В заключение остается еще сказать несколько слов и о других проявлениях борьбы. Так, полицией была взята тайная типография «Анархия» бомбами, при которой арестованы товарищи: Борис Энгельсон ( бежал из тюрьмы), девица Майзельс (тоже бежала из Гродно) и Новик (осуждена на каторгу). При аресте товарищ Энгельс попытался бросить бомбу, но полицейские успели помешать этому. Из других побегов можно указать один, с нападением на когда анархисты отбили товарищей, которых везли в Поневеж. Несколько конвоиров было убито, анархисты скрылись. Из печальных фактов белостокского движения следует отметить взрыв бомб, при котором погибло два наших товарища анархо-коммуниста.

Мы уже раньше говорили, что Белосток был центром, вокруг которого группировались десятки рабочих, фабричных поселков и городов, таких как Ружаны, Гродно, Бельск, Цехановиц, Трестен, Крынки и прочие, где существовали наши группы. В этих пунктах события происходили обыкновенно в связи с белостокскими. Укажем на некоторые случаи участия анархистов в движении этого района. Так, в местечке Ружанах анархисты неоднократно руководили стачками. В Бельске вела деятельную пропаганду «Крестьянская группа анархистов-коммунистов»; такая же группа работала в уезде, в
местечке Орло.

Из листовки Гродненской группы-анархистов-коммунистов К НОВОБРАНЦАМ!
«Правители, помещики, богачи не знают других законов, кроме силы, силою они украли ваши земли, силою они держат вас в рабстве, силою и страхом голодной смерти они заставляют вас работать для них. И только силою вы сможете восторжествовать над ними. Будьте же силой! Вы хотите «землю крестьянам; фабрики, заводы, машины рабочим» — долой тогда частный захват земли и частное владение богатствами, созданными трудами рабочих и крестьян! Вы хотите Свободу и Волю — долой тогда государство, законы! Вы хотите жить вольно, работать для вас, ваших жен и детей — боритесь тогда за Анархию, Коммунизм! Боритесь, бунтуйтесь, не надейтесь ни на кого и будьте сами работниками и строителями Нового Свободного общества без частной собственности — источника всех зол, без государства — источника всех рабств, без правителей, хозяев, богачей и боритесь, бунтуйтесь! Бунт это первое право, первая обязанность, первый долг свободного человека. Сила есть необходимое средство победы. — Вы хотите победы — будьте силой и на безжалостный террор царя-палача, помещиков, богачей отвечайте революционным, освободительным террором восставшего народа, идущего без оглядки вперед… все вперед к Коммунизму-Свободе!»

В городе Волковыске, во время стачки и последовавшего за локаута, анархисты убили фабриканта. В Трестене они же вмешались в ряд стачек, посредством которых рабочие добивались восьми часовогоирабочего дня. В это время анархистами были брошены бомбы: одна в квартиру урядника, другая в буржуа. Последнюю бросил товарищ Борис Гоз, убитый впоследствии при вооруженном сопротивлении в Брест -Литовске. В Заблудове во время забастовки анархисты стреляли в фабриканта-кожевника. В местечке Крынках ими же убит еще один фабрикант и брошена бомба в синагогу, где заседали еврейские буржуа-собственники и обсуждали меры борьбы с рабочим движением. Таковы факты, характеризующие в общих чертах проявление революционного анархизма в Белостокском промышленном районе. Мы привели только часть, и притом очень незначительную, из разных проявлений анархической борьбы. Многое нам неизвестно. Что касается до других районов Литвы, то сведения наши еще более отрывочны. Известны лишь следующие факты: с 1905 года анархисты-коммунисты работали в г. Вильно, здесь пропаганда велась, главным образом, среди ремесленного населения (кожевников, сапожников и портных), находившегося дотоле под сильным влиянием бундовцев. К началу 1906 года пропаганда анархизма приняла широкие размеры, устраивались рефераты, дискуссии и агитационные митинги.

В декабрьские дни (1905 г.) группа отпечатала «захватным путем» прокламацию «Ко всем рабочим», в которой освещались вопросы момента. Она же совершила ряд «экспроприаций», одна из была неудачна; участники были арестованы. В 1906 году был и случайный взрыв бомб, которые несли анархисты с целью бросить их в полицейское правление; двое погибло на месте, третий товарищ умер впоследствии от ран. В том же году, возле дома губернатора, анархист Яков Короткий бросил бомбу в полицейский отряд с полицмейстером во главе. Из них было ранено четверо, в том числе полицмейстер, и убит один. Короткин же, по приговору военно-окружного суда, был расстрелян 1-го февраля 1906 года во дворе тюрьмы; привлеченный в качестве сообщника товарищ Левин бежал впоследствии из тюрьмы.

В этом же году в Вильно был расстрелян анархист-коммунист Майзедь за вооруженное сопротивление, при котором он одного городового убил, а другого ранил, так же как и околоточного надзирателя. Его как и Короткина, расстреляли, привязавши к фонарному столбу. В июне 1907 года анархисты Тесен и Малов оказали вооруженное сопротивление и ранили агентов полиции; их дело передано окружному суду. Из процессов анархистов-коммунистов мы можем отметить «О провозе взрывчатых веществ из Швейцарии», которое велось в судебной палате 16 мая 1906 года и по которому Овсей Таратута был осужден на вечное поселение в Сибири.

Из листовки Виленской группы анархистов-коммунистов По случаю патриотической манифестации:
“Товарищи рабочие! Нам всем хорошо известен этот черносотенец губернатор как организатор погромов, как лютый зверь в облике человека, из той шайки сволочей и паразитов, которая уже вдоволь насытилась грабежом и насилием, которая превратила Манжурские поля в огромное кладбище и всю страну в душные казематы, где задыхаются все, и весь рабочий и неимущий крестьянский люд в особенности. И когда эти истощенные скелеты — рабочие и задавленный народ издали предсмертный стон — мы задыхаемся, нам ответили пулями и картечью. Этой дикой разбойничьей шайке мало того, что она сотни лет купалась в роскоши и из черепов трупов пила нашу кровь, и она к своей излишней роскоши прибавьилаеще одно довольствие купаться в нашей крови. Пользуясь темным голодным отбросом массы из крестьянства и полиции, пользуясь битым и заживо похороненным в душной казарме солдатом, эта разбойничья шайка покрыла всю страну трупами, превратила ее в огромное море крови! До сих пор эта дикая оргия воздержалась устроить в Литве и Польше погромов, опасаясь смелого отпора наших крестьянских товарищей, всего польского и литовского населения. Но новоприбывший губернатор — этот типичный и безмозглый черносотенец — думает, что ему удастся и здесь в Вильне устроить погром, и с этой целью разрешил патриотическую манифестацию. Но мы уверены, что рабочие города Вильны не допустят до такой гнусности и, как истинные революционеры и всякую мерзость этих сволочей, задавят в зародыше.
К оружию, товарищи, к оружию Виленское население! Мы, анархисты-коммунисты, заявляем, что готовы дать полный отпор всеми средствами и во всех видах! Объявляем смертный приговор всем тем из полицейских, кто осмелится принять участие в этой мерзкой и гнусной затее. Призываем всех борцов за свободу черным знаменем анархистов-коммунистов к смелой и решительной атаке! СМЕРТЬ ПАЛАЧАМ!”

Что касается других городов, как Ковно, Двинск, Брест-Литовск, Минск, Барановичи, где существовали за период 1904-1907 гг. анархические группы, то подробных сведений о их деятельности мы не имеем. Укажем лишь на некоторые факты, так 11 ноября 1906 года в Гродно анархист Фридман убил за истязание заключенных тюремного надзирателя; преследованный полицией, он отстреливался, при чем был убит городской надзиратель. Сам же Фридман, не желая сдаться, покончил с собой. В Брест- Литовске анархисты совершили ряд эксов при которых они бросали бомбы; ими же был убит пристав.
В Ковно существовала группа, проявившая себя актами и вмешательством в стачки.

В Минске также велась анархическая пропаганда ремесленников. Группа «Безвластие» в течение 1906 выпустила ряд прокламаций, из которых особенно характерны: «Выборная кампания и революция», «Чего хотят анархисты!», “Как отвечать на локауты?”. Из местных террористических актов, совершенных анархистами, можно отметить бомбу, брошенную в банкирскую контору Бройде-Рубинштейна, при взрыве которой были раненые и убит сам анархист Зильберг; при другом покушении был убит полковник Беловенцев. Весной 1907 г. в Минске была арестована большая лаборатория со складом бомб; при задержании анархист Феликс Бентовский стрелял в полицию. Он убил городового, ранил другого и помощника пристава. Впоследствии его казнили по приговору военного суда. 23-го же июля в Минске были повешены в тюрьме за прес__преступления Михаила Кавецкого (подозреваемого в провокации) два товарища— Соловьев и Зуевский.

3 коммента

  1. Наступают замечательные времена братья и сёстры!

    Недалёк тот час, когда атаки противников режима по всей стране накроют вражеские управы и учреждения.

    Придёт ещё пора, когда рабочий человек не будет ассоциироваться с рабом, алкашом и безмозглым обывателем, а со свободолюбивой личностью вооружённой до зубов и справедливым мышлением.

    1. Колян, хорошо сказал:) Главное чтобы когда власть будет подавлена восстанием, народ был подготовлен к реорганизации экономики, производста и прочих процессов устройства жизни без власти. Так что по мере наращивания сопротивления, не забываем и крепить солидарность между трудящимися.

  2. Ещё вроде как было забрасывание коктейлями «Дома Правосудия» то ли в 2010 то ли 2011:)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *