Коллектив Чёрная Волна: Повстанческий анархизм и революционная организация

blnn
Коллектив МПСТ подготовил перевод статьи «Повстанческий анархизм и революционная организация» от участника коллектива Black Wave Communist Collective. Автор стремится найти точки соприкосновения между повстанческими анархистами и платформистами/анархо-синдикалистами.

Коллектив МПСТ отмечает, что в ряде моментов автор текста отчасти принимает желаемое за действительное, а кроме того не учитывает, что основной конфликт вокруг повстанческого анархизма разгорается не в связи со способом организации, а вокруг методов саботажа и противозаконного прямого действия, активно применяемого повстанческими анархистами. Тем не менее, мы считаем обоснованной и разделяем основную мысль автора о том, что между повстанческими и прочими анархистами не существует какой-либо пропасти, и наши совместные взаимодополняющие действия приведут к скорейшему торжеству нашей общей идеи.

Заметка тов. Саботаж, ставящая своей задачей найти точки соприкосновения между повстанческими анархистами и платформистами/анархо-синдикалистами.

В последние годы в анархическом движении было много споров по поводу повстанческого взгляда на революционную организацию.[1] Но зачастую в дискуссиях не рассматривались подробности организационных предложений, выдвигаемых повстанческими анархистами. Этот текст ставит своей задачей подробно осветить данный способ организации и послужить введением в суть повстанческого проекта и тенденции в революционной анархической мысли.

Организация: формальная или неформальная?

Один из наиболее острых дискуссионных вопросов, связанных с повстанческой идеей, — нуждаемся ли мы в формальной или неформальной анархистской организации. Не нужно копать слишком глубоко, чтобы понять, что это — ложное противоречие. В послесловии ко второму номеру шведского журнала Диссидент, озаглавленном «Восстание и анархия», Batko Group поясняет: «очень важно не увязнуть в противоречии между формальной и неформальной организацией. Форма всегда зависит от состояния инициативы. Формальные структуры иногда могут быть использованы, до тех пор, мы удерживаем инициативу».[2]

Даже основоположник современного повстанческого анархизма Альфредо Мария Бонанно в одной из своих ключевых статей «От бунта к восстанию» пишет:

«Конечно, остаётся возможность двигаться по пути традиционной организации, пропаганды, анархистского просвещения и полемического обсуждения (что мы сейчас и делаем). Развитие капитализма, о котором я говорил, пока лишь тенденция. Однако, будучи революционными анархистами, мы обязаны предвидеть эту линию развития и готовиться к необходимости трансформировать иррациональные ситуации бунта в повстанческую и революционную действительность».[3]

Для нынешнего анархистского движения было бы полезно принять во внимание приведённый выше пример. Данная цитата взята из речи, произнесённой на «формальной» конференции, проводимой журналом Anarchismo, главным редактором которого был Бонанно. Неформальная организация не замысливалась как догма, которой нужно следовать любой ценой, как это делают стойкие приверженцы синдикалистских форм организации. Скорее она явилась исторической тенденцией, динамику которой стремился анализировать Бонанно.

Теперь мы можем видеть, что, как и утверждает Batko Group, участвуя в классовой борьбе, мы выбираем формальные или неформальные пути действия в зависимости от того, насколько они подходят для достижения желаемых целей.

Самостоятельная активность и самоуправление

Каким же образом предлагают повстанческие анархисты организоваться для революции? Их принцип знаком большинству революционных анархистов, имя ему — самоорганизация.

Повстанческие анархисты крайне серьёзно относятся к тому, что освобождение эксплуатируемых и угнетённых классов должно стать результатом их собственной автономной самостоятельной активности. Это относится и к отдельным людям, и к группам анархистов-революционеров, и к массам эксплуатируемых, борющихся за свою автономию.

Это важно потому, что такова основная общая черта у повстанческих анархистов и остального революционного анархистского движения. Данный факт особенно интересен в связи с тем, что такие принципы соответствуют тому, чего на протяжении всей истории желали большинство анархистов и анархо-синдикалистов, если пересмотреть (как мы позже и сделаем) их идеи по организации масс. Самоорганизованная активность рабочих — это не только приоритетный метод борьбы, но и ядро самоорганизованного общества, которое анархисты желают создать в ходе социальной революции.

Сначала самоуправление в борьбе, за ним самоуправление в труде и обществе… Революция в труде, таким образом, является зародышем первых элементов нового общества, основанного на самоуправлении, «базовых ядер» производства, вырастающих из автономии борьбы. [4]

Активное меньшинство: специфическая анархистская группа близости

Современная повстанческая мысль выросла в исторических условиях послевоенной Италии. В то время в итальянском анархистском движении велись жаркие дебаты между теми, кто видел необходимость специфически анархистской «всеобщей организации» вокруг Федерации Анархистов Италии (F.А.I.), их обвиняли в «пуризме», и теми, кто защищал модель специфически анархистской «организации ради конкретной задачи» вокруг Анархистских Групп Пролетарского Действия (G.A.A.P.). Обе группы формировались вокруг определённой анархистской программы, как то: плюралистическая (FAI) и платформистская (GAAP). [5]

Именно из этих реалий вырос третий тип специфической организации — локальных групп «близости». Близость в данном случае не означает, что анархисты должны взаимодействовать лишь со своими друзьями или не взаимодействовать вовсе как антиорганизационные индивидуалисты. Речь идёт об объединении, основанном на общности анализа, сформулированного в ходе политической дискуссии, и, что самое важное, на опыте совместной борьбы. Если вкратце — акцент делается на объединении на основе совместной практики. Революционным анархистам всех направлений стоит попытаться воспринять лучшие черты данной стратегии. Вместо того, чтобы спорить о политических программах (минимальных, переходных или максимальных), лежащих в основе, революционным анархистам стоит стараться развивать анализ и строить практику, основанную на участии в социальной борьбе и усовершенствованную в ходе неё.

«Аффинити-группа, с другой стороны, обнаруживает значительный потенциал и немедленно переходит к действию, основываясь не на количестве своих участников, а на качестве и силе коллективной деятельности группы индивидов, осуществляющих совместно тот или иной проект. Являясь специфической структурой в анархическом движении и представляя всю палитру активности, будь то пропаганда, прямое действие, возможно, издание газеты или деятельность в неформальной организации — аффинити-группа может развиться вовне и сформировать базовую ячейку или какую-либо иную массовую структуру и, таким образом, более эффективно вмешиваться в социальное противостояние».[6]

Автономная ячейка: самоуправляемые лиги рабочей автономии

Как уже говорилось, самостоятельная активность эксплуатируемых и угнетённых весьма важна для повстанческих анархистов. Этот принцип воплощается в идеальной форме массовой организации, предлагаемой инсуррекционистами: автономной ячейке (autonomous base nuclei). «Base» по-итальянски означает «низовой, относящийся к массам». «Nuclei» — синоним слова ячейка. Autonomous base nuclei в сущности представляют собой самоуправляемые низовые группы или лиги, не зависящие от какой-либо партии или синдикалистских/профсоюзных объединений. Это массовые организации, основанные на полной рабочей автономии и самоорганизации.

Повстанческие анархисты действуют в местном сообществе, трудовом коллективе или другой сфере массовой борьбы с промежуточной целью вдохновить трудящихся по возможности сорганизоваться автономно. Примерами таких организаций на практике служат самоуправляемые группы, сформированные для противостояния строительству американской военной базы в Косимо, Италия.[7]. Также часто упоминается Movimento Autonomo di Base (Автономное движение железнодорожных рабочих) в Турине.

Часто подозревают, что такие структуры подражают боевым организациям многих ленинистских партий; утверждают, что практика повстанческих анархистов — авангардистская и замещающая активность масс. Но напротив, призыв к созданию самоуправляемых организаций, характеризующихся прямым действием (атаками), перманентной конфликтностью (критикой представительства) и т. п., по-видимому, похож на стратегию и тактику, предлагаемую частью современных революционных анархистов, которые разработали теорию «прямого профсоюзничества».[8]

Также существует заблуждение, что повстанческий анархизм — политическая теория и метод, громящий и атакующий нынешних левых в разнообразных профсоюзах и синдикалистских организациях. Достаточно лишь обратиться к «Критике анархо-синдикалистских методов» Бонанно, чтобы понять, что это не вполне так:

«Проект по дезорганизации профсоюзов требует деструктивной логики… Затраты энергии (которой мы не владеем) на подобную перспективу будет расточительством и неправильным рассмотрением проблемы рабочей организации. Результаты, более быстрые и лучшие, можно получить с помощью радикальной критики профсоюзов и расширения её в равной степени на революционный и анархо-синдикализм».[9]

Повстанческие анархисты не отвергают участие в подобных структурах, но стремятся привнести в них свою радикальную анархистскую критику и идеи, чтобы оставить в прошлом то устаревшее состояние, в котором оказалось большинство этих организаций. Инсуррекционисты стремятся создать более широкие классовые структуры, которые не привязаны к борьбе на рабочем месте или по месту жительства, но в которых люди сражаются за свои собственные интересы, и не только обороняясь. Ближайший пример таких организаций можно увидеть в модели «сети солидарности», которая в последнее время возникает там, где рабочие сопротивляются боссам и землевладельцам, при этом также борясь против полиции и сексуальных преступлений.[10]

Отправляя мертвеца на покой

В заключении отметим, что анархисты должны понять, что кажущиеся различия между повстанческими и остальными революционными анархистами не столь велики, чтобы выдавать их за раскол, как это часто делают в определённых кругах. Эти расхождения происходят скорее от неосведомлённости о сути повстанческого проекта, со стороны как его защитников, так и противников, а также — на отождествлении его с внешне похожими историческими течениями. Хочется надеяться, что это введение в предлагаемую повстанцами методику революционной организации поможет выяснить, где сходства, а где различия, а также рассеет общие мифы. Надеюсь, вместо того, чтобы переливать из пустого в порожнее в бесконечном споре об организационных формах, анархическое движение в целом сосредоточится на (анти)политических целях и взглядах, которые революционеры всех направлений жарко обсуждают сегодня.

Впервые опубликовано 21 февраля 2012 года коммунистическим коллективом Чёрная Волна Black Wave Communist Collective

Примечания

[1] Crimethinc. Признайся: ты хочешь восстания. На русском: http://mpst.org/novosti/my_hotim_vosstanija/
Питер Гелдерлос. Восстание или организация.
На русском: http://mpst.org/novosti/peter-gelderloos/
Джо Блэк. Анархизм, восстания и повстанчество.

На русском: http://mpst.org/biblioteka/diskussionnye-materialy/dzho-blek-anarhizm-vosstaniya-i-povstanchestvo/

[2] Dissident #2 PostScript

[3] А. М. Бонанно. От бунта к восстанию. На русском: http://mpst.org/biblioteka/teoriya-anarhizma/alfredo-bonanno-ot-bunta-k-vosstaniyu/

[4] А. М. Бонанно. Ожидая самоуправления.

[5] Неформальная анархистская координация. Да здравствует анархия.

[6] Insurrection #4

[7] Insurrection #4

[8] Libcom.org Direct Unionism

[9] Альфредо Мария Бонанно. Критика анархо-синдикалистских методов. Статья на русском: http://mpst.org/biblioteka/teoriya-anarhizma/alfredo-bonanno-kritika-anarho-sindikalistskih-metodov/

[10] Libcom.org Solidarity Networks

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
26 + 28 =