Народное правосудие в революционное время

гудвшлемах

Я не пацифист и глубоко убежден, что значительная часть представителей классов, обладающих властью и собственностью, вполне возможно, будет подвергнута физическому уничтожению в кульминационный момент социально — революционной борьбы. Абсолютно точно и то, что по отношению к нам они гуманнее не будут. Но в какой форме будет происходить это физическое уничтожение? И вообще, как мы будем «наказывать»?

Когда мы говорим об обществе, организованном согласно принципам самоуправления, мы должны понимать, что осуществление наказания — это одна из первых общественных функций, узурпированных государством. «Законы» и последствия их нарушения, названные «преступлениями»,находятся в основе угнетения. Передача этих функций в руки «профессионалов» — полиции, судов, прокуратуры фактически будет означать поражение революции. Меня всегда очень удивляли анархисты, выражавшие радость по поводу обвинительных приговоров нацистам — даже не важно, были эти приговоры вынесены как следствие определенных поступков или уголовные дела были изначально сфабрикованы. Ведь любой приговор суда, как и любое действие полиции, является насилием по отношению к нам. Потому что это решение, вынесенное за нас и которому мы тем не менее должны подчиняться

В вопросе «преступности» я являюсь сторонником идей Исаака Пуэнтэ. Я считаю, так называемых «преступников», если справедливость не была восстановлена на месте индивидумом или группой индивидов, вообще нельзя судить и наказывать. Разве что подвергать всеобщему презрению. Потому что наказанием исправления не добиться, а ущерб восстановлен не будет. Но Исаак Пуэнтэ писал в своем «Очерке либертарного коммунизма» об обществе после победы социальной революции. А как быть в революционную эпоху?

Единственная «правильная» форма правосудия — революционный террор к тем, кто с оружием в руках защищает буржуазную систему, насильникам, мародерам. Форма прямого действия, когда решение принимается самими людьми и ими же приводится в исполнение. Как это было в Кронштадте и Гельсингфорсе в 1917 или в Барселоне в 1936. Ни мусоров, ни судей, ни палачей. Есть только решение, о том, что тот или иной угнетатель не должен больше жить. И есть приведение этого решения в исполнение, сразу, на месте, без какого — либо посредничества. Несмотря на определенную жесткость революционного времени, люди, взявшие управление своими жизнями в собственные руки, намного гуманнее буржуазных «профессионалов», провозгласивших, что написанные ими законы отображают справедливость, и при этом устраивающих геноциды, развязывающих войны ради прибыли, бросающих в тюрьмы невиновных. Без осуществления угнетенными правосудия как формы прямого действия, своими силами, согласно своим решениям, победа Социальной Революции невозможна.

Петр Васильев, МСА-Швеция

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
29 − 1 =