Забытые революционеры. Как можно использовать опыт революционного движения 1870-ых годов сегодня

73414753_perovskayaСегодня многие молодые парни и девушки, которые собираются заниматься протестной деятельностью в рамках либертарного движения, обращаются к практике такого же движения на Западе. Там действительно много достойных примеров для подражания, также достойны внимания отдельные наработки западной левой мысли второй половины XX века. Эти люди приезжают с Запада в Россию и задают вопросы. «Почему у нас нет социальных центров как в Греции?» «Почему у нас нет сквотов как в Германии?» и пр.
Конечно, социальные центры нам тоже нужны. Нужны и сквоты. Однако, обращаясь к деятельности современного анархического (или околоанархического) движения Запада, многие люди забывают историю собственного революционного движения России. Не имея никакого представления об этом движении, не понимая специфики российской действительности, они хотят механически перенести все, что есть на Западе в Москву, Санкт-Петербург или любой другой российский мегаполис.
В советское время еще хоть как-то вспоминали революционеров 1870-80-ых годов. Называли их именами улицы в провинциальных городах, кое где ставили памятники. Многим товарищам, которые сегодня уже не первый год в движении эти фамилии — И.Н.Мышкин, С.Л.Перовская, В.Н.Фигнер, Л.А.Тихомиров, А.И.Желябов, С.Л.Халтурин, Е.К.Брешко-Брешковская, Е.О.Заславский, В.П.Обнорский, М.И.Туган-Барановскай, Г.В.Плеханов и пр. ничего не говорят. В лучшем случаи они «что-то слышали», но никакого определенного представления у них нет.
Некоторые товарищи наоборот могут с пафосом цитировать Джона Зерзана, восхищаться Унамбобером, но воспринимать «Запечатленый труд» Веры Фигнер или «В подполье» Тихомирова как что-то крайне скучное, покрытое пылью. На самом деле, изучая историю революционного движения России XIX-начала XX века, мы можем получить ответы на многие вопросы, на которые пространные тексты Боба Блэка или Хаким Бея никогда не дадут ответов.

Организация работы в населением

Как революционеры начинали работать с населением. В книге Льва Тихомирова «В подполье» довольно подробно описывается не только быт революционеров 1870-ых годов, ведущих пропаганду среди рабочих, но присутствует много технических деталей, которые могут быть интересны современному революционеру.
Особенность того периода революционного движения и современного периода заключается в том, что как тогда так и сейчас молодые товарищи стояли перед вопросом «Как подойти к народу». Как начинать распространение революционных идей среди трудящихся и вовлекать сознательную их часть в революционную деятельность? Л.Тихомиров дает следующую картину. Молодые люди приезжали в промышленный район Санкт-Петербурга, снимали там избу. Вечером они приходили в общежитие рядом с любой фабрикой и предлагали научить рабочих читать и писать. Большая часть рабочих элементарно не умели читать, писать и считать. Таким образом в районе возникал рабочий кружок.
В результате года-полугода работы кружок получал известность и влияние. «В Петербурге наш кружок имел под своим влиянием уже сотни рабочих», — писал Тихомиров. Самое интересное, что после некоторого времени общения, не было никакой надобности специально говорить рабочим о каких-то политических идеях. По словам Тихомирова «именно сами рабочие и приводили своего собеседника к вопросам чисто социальным и политическим».
Важным моментом является то, что пропагандисты не ставили целью вовлечь в свою организацию как можно больше рабочих. Из нескольких сотен рабочих в лучшем случаи человек двадцать делались «убежденными социалистами». Главная задача на том этапе революционного движения заключалась ,в том, чтобы пробудить и обеспечить себе хотя бы пассивную поддержку.
«Общая же масса была только затронута, так сказать, пробуждена. Их ум, спавший до тех пор, начал работать, думать, критиковать. И это было началом того движения, о которое разбивались все преследования последующих лет, движение всеобщего пробуждения, постоянно возраставшее,
даже независимо от тайных двигателей, и создавшее в конце концов рабочую революционную массу»(с.25 Тихомиров В.Л. В подполье. М., 1907).

Быт революционеров

Во второй половине XIX века девушке, которая бы хотела самостоятельно жить, было невозможно «оторваться» от родителей без заключения брака. Общей практикой в революционном движении того периода были фиктивные браки. Молодая девушка заключала брак с молодым человеком, уезжала из родительского дома, и с этим молодым человеком они могли жить отдельно и вообще больше никогда не видеться. Так убежала из дома известная революционерка Вера Фигнер, участница покушения на Александра II.
Другим моментом в движении было гендерное распределение обязанностей. Феминистское движение в России начинало только зарождаться. В воспоминаниях народовольца Тихомирова описывается момент, когда группа революционеров в течение года замкнуто жила в доме, в котором была типография «Народной Воли». Типография было организована на жестких конспиративных началах: члены редакции не знали, где она находится, а работники типографии крайне редко покидали дом.
Так вот, две девушки-революционерки постоянно возмущались, что вся готовка еды свалена на них, в то время как мужчины постоянно возятся с типографской машиной. Не известно, чем бы это закончилось, однако, полиция раскрыла типографию, народники решили не сдаваться без боя. Полчаса длилась перестрелка, но в итоге силами казаков и полиции типография была захвачена.

Что делать, если народ не воспринимает революционную пропаганду

Многие помнят еще из школьных учебников так называемое «хождение в народ». Весной 1873 года толпы молодых людей, переодетых в крестьянскую одежду поехали в деревню, чтобы поднимать политическое сознание крестьян. Под видом лавочников, столяров, писарей, фельдшеров, они проникали на разные мелкие должности в деревне и пытались вести там агитационную работу.
Примерно через год подобной деятельности общий вывод был такой, что крестьяне не готовы воспринимать революционные идеи. Л.Тихомиров указывает, что известна только одна попытка, когда такому агитатору почти удалось поднять крестьян на восстание. Но в этом случаи агитатор выдавал себя за тайного агента, якобы присланного самим царем, чтобы сказать правду народу. Подобные методы, безусловно, не могут использоваться.
Общим результатом «хождения» было разочарование и четкое обозначение в движении террористического крыла. Однако, важным результатом этой акции было то, что революционеры узнали, чем живет основная часть населения, с какими словами и приемами можно к ней подходить и как вообще дальше действовать.
Особенность современной ситуации также заключается в том, что идея революции не воспринимается населением. Это хорошо показали массовые митинги зимы 2011-2012 гг. Как выходили из этого затруднения революционеры 1870-80-ых годов? Они стали заниматься политическим террором и в конце концов организовали и убили Александра II. Одна их часть. Другая часть решила, что нужно продолжить вести пропаганду и создавать политические организации. Правильность этой тактики подтвердилась уже через несколько лет. Сами рабочие создали в Петербурге в 1878 году «Северно-русский рабочий союз». И хотя он просуществовал всего два года и был разгромлена полицией, это была первая в истории России политическая организация рабочих.
Что делать нам в начале XXI века? Ошибочная тактика политического террора доказана всей прошлой историей революционного движения. Нам нужно найти выход к широким слоям трудящихся. Это первое. Каковы способы этого выхода (социальные центры, образовательные кружки, киноклубы, спортивные секции и пр.) — это отдельный вопрос.
Второе, мы не можем выходить с пустыми руками. У нас должна быть организация, минимальная материальная база, конкретные ответы на насущные вопросы. Выходить с пустым лозунгом «Самоорганизуйтесь же, наконец» — нет смысла. Бесконечные призывы к самоорганизации ни к чему не приводят.
Третье, любые идеи нуждаются в материальном основании. Для этого нужна хоть какая-то, минимальная инфраструктура. Минимальный опыт налаживания инфраструктуры уже есть. Его нужно продолжать и углублять.
Таким образом, основные задачи укладываются в три простых тезиса: Связь с массами-Организация и Революционная Теория-Инфраструктура. Организация должна быть действительно — организованной, а не быть набором аморфных элементов, из которых один хочет заниматься зоозащитой, другой — правами ЛГБТ, третий — уличным антифашизмом. Основная часть сил организации должна быть направлена на то, чтобы искать выход на широкие массы трудящихся. Пора возвращаться к классовому подходу и отбросить в сторону гнилой постмодернизм.
Революционная теория это ни есть набор кричащих лозунгов. Революционная теория есть результат глубокой интеллектуальной работы, с учетом всех последних достижений социологии и политологии. Результатом такой работы должны стать ответы на основные насущные вопросы современности, данные в революционном смысле — как по форме так и по содержанию.
Инфраструктура — означает, что все технические средства должны быть не самоцелью. Не должны превращаться в так называемые «автономные пространства» как на Западе, когда большая часть времени уходит на поддержание этих пространств. Это должны быть именно — средства.

Заключение

Результатом хождения в народ стал так называемый Процесс 193-х. Более шести сотен человек было схвачено и посажено в казематы. Из них 265 человек были привлечены к следствию, а из них до суда дожили только 193 человека. 43 человека — скончались, 12 — покончили с собой, 38 — сошли с ума в одиночном заключении Петропавловской крепости, в которой подследственные пробыли более года. Процесс шел почти четыре года — с 1875 по 1879 гг.
Но ни этот процесс, ни последующие — не остановили развитие революционного движения. Наоборот, они его подталкивали и провоцировали. То же самое мы наблюдаем и сегодня. Государство ведет себя как примитивная машина, как огромный железный монстр, в мозгах которого заложена примитивная программа, по типу тех которые стояли в карманных электронных играх типа «Ну, погоди! Электроника 02». Волк ловит яйца, но с каждым раундом яиц все больше, больше и больше, и в конце концов волк не успевает ловить и проигрывает.
«Мы затеяли большое дело. Быть может, двум поколениям придется лечь на нём, но сделать его надо», — сказала однажды революционерка Софья Перовская, казненная в 1881 году. То же самое можно сказать и про современную ситуацию: до революции еще долго, но начинать нужно уже сейчас.

Александр Мишин.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *