Открытие «боевого профдвижения» и его последствия для CNT

cnt-huelga-madrid(1)

Разделение профсоюзов на две группы, «государственных» и «боевых», как это делает Бельтран Рока в статье под названием «Вопрос моделей: Государственное и боевое профсоюзное движение в современной Андалусии», стало ожидаемом шагом в деле пропаганды единства действий так называемого «боевого профдвижения». Правда, этой классификации недостает логики.

Под «боевым» Бельтран Рока понимает такое профдвижение, которое «не только защищает классовые интересы, но и сохраняет дискурс и практику, ориентированные на преобразование общества, что проявляется, помимо прочего, в его отходе от системы соглашения или социальных пактов». Что касается преобразования общества, то очевидно, что любой профсоюз меняет общество – в большей или меньшей степени. Что же касается отхода от социальных пактов, то следует видеть, носит ли такой отказ от соглашательства принципиальный характер: ведь если у того или иного профсоюза просто нет такой возможности, его нельзя характеризовать как принципиального противника соглашательства. Он может быть противником соглашений просто потому, что не может их заключать. Просто государство и хозяева на сегодня не нуждаются в пактах с так называемыми «боевыми» профсоюзами. Если же в будущем их соглашательство потребуется, не стоит удивляться тому, что такие профсоюзы на него пойдут.

В 1936 – 1939 годах CNT полностью сотрудничала с государством

Под государственным профдвижением Б.Рока понимает такое, которое «на практике отказалось от любого изменения общества и надежд на революцию, приняв участие в серии пактов с правительством и предпнринимателями, которые с 70-х гг. прошлого века гарантируют социальный мир». В это определение добавлено отсутствие надежды на революцию, но эта надежда не включена в описание «боевого профдвижения». Очевидно, намеки на революцию не годятся для сферы «боевого профдвижения». Что ж, его теоретики правы. Достаточно вспомнить о государственных субсидиях, семинарах и предоставлении помещений: все это дается отнюдь не только «Рабочим комиссиям» и ВСТ, но также CGT и иным «боевым» профсоюзам. Нельзя считать исключительными чертами «государственного профдвижения» также отсутствие внутренней демократии, иерархичность работы на основе выборов в комитеты на предприятиях, делегирование права принимать решение или низкая степень участия рядовых членов. Но хотя Б.Рока, по-видимому, не во всем убежден в правильности своей же классификации, это не мешает ему воспользоваться ей для придания импульса стратегии единства действий так называемых «боевых» профсоюзов.

Единство действий «боевого профдвижения»

Стратегия Бельтрана Роки – это единство действий «боевых» профсоюзов. «Сотрудничество между различными организациями боевого профсоюзного движения жизненно необходимо для ответа на неолиберальное наступление против рабочего класса». Но на основе столь расплывчатой характеристики профсоюзов, как даваемая Рокой, вряд ли можно построить четкую ми разумную стратегию. Уже миновали два года «единства действий», а никакого адекватного ответа на «неолиберальное наступление», как это провозглашают Б. Рока и другие, нет. С одной стороны, есть множество самых разных профсоюзов, помимо CNT и CGT, и это очень сильно осложняет их единство. С другой стороны, там, где достигается единство действий различных профсоюзов, мобилизационная способность не превышает суммы сил каждой организации. Иными словами, никакого умножения сил не происходит. Рабочий класс, а точнее, рабочая масса, не надеется на единство действий, чтобы ринуться на улицу. Реальная степень апатии рабочей массы не сознается. Есть суммы, которые суммируют, суммы, которые умножают, и суммы, которые разделяют. Для CNT единство действий – это как раз такая последняя сумма, поскольку части организации не поддерживают это единство действий, воспользовавшись федерализмом, то есть правами каждого синдиката. Но эта сумма разделяет еще внутренне, поскольку для участия в некоторых акциях подписываются совместные заявления, которые содержат требования национализации банков, минимальной ренты для всех или защиту государственных услуг. Б. Рока находит, что «каждая организация должна следовать своей собственной линии, расти и укрепляться и координировать с другими свои действия, чтобы умножать свои силы». Ни того, ни другого не произошло, по крайней мере, в CNT. Она не выросла и не укрепилась. И к тому же еще дезориентирована, утратив опору на свои антигосударственнические цели и согласившись с социал-демократическим «зонтиком».

В любом случае, раз CGT перешла на сторону профсоюзов «большинства» в ходе ряда осенних манифестаций и, прежде всего, в проведении выступлений 14 ноября и отмене выступлений 31 октября, единство на общенациональном уровне должно было бы прекратиться.

Единство действий было удивительным продуктом комплекса неполноценности и отсутствия боевого духа у тех, кто его продвигал. По сути, это было не более чем любованием собственного пупка, в наивной вере в то, что все зависит от отсутствия союза в «боевом профдвижении».

Демобилизация рабочих

Главное, однако, в том, что рабочая масса приобрела буржуазные привычки, превратившись в существ, которые обладают идентичностью и склонностями потребителей, лишенных духа борьбы и не готовых организоваться вместе с другими трудящимися. Отсюда и их нерасположенность к бессрочным забастовкам и участие в манифестациях, которые не создают ни малейших проблем для правительства.

История идет не так, как описывали Маркс и Энгельс в самом начале «Манифеста Коммунистической партии»: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов». Но ни прежде, ни сейчас борьба угнетенных классов не носила постоянного характера. Она вспыхивала ненадолго и носила прерывистый характер. Важнейшую роль в ней играло государство, породившее потребительский конформизм. Эту роль марксисты и социал-демократы не обозначают, поскольку для них государство – это учреждение, которое надлежит завоевать, а не ликвидировать.

Даже Ману Гарсиа признает в газете «CNT» (№393, с.15), что «в испанском политическом сценарии по-прежнему недостает блока, который преодолеет атомизацию и исчезновение борьбы и требований снизу». И несмотря на это, заявляет, что стратегия CNT состоит в том, чтобы быть вместе с другими, или не быть вовсе.

Результаты ошибочной стратегии

Прежде всего, единство действий так называемого «боевого профдвижения» не принесло ни малейших успехов в борьбе против урезаний и трудовой реформы. Шансов на то, что в ближайшей перспективе на этом пути удастся чего-либо добиться, не предвидится.

Во-вторых, (…) расчет был на то, что стратегия и некоторые из решений последнего конгресса приведут к значительному росту числа членов и активистов, но произошло диаметрально противоположное.

В-третьих, CNT приняла такие требования, как базовая рента, национализация банков и защита государственных услуг, в качестве своих в ряде совместных заявлений. Эти требования несовместимы с решениями организации, связанными с принципом антигосударственности, тактикой прямого действия и целью ликвидации государства. Однако, как пишет Ману Гарсиа на странице 15, №393 газеты «CNT», этого недостаточно, поскольку от нас требуются «максимальное великодушие, сила взаимопонимания, поиск того, что объединяет нас со всеми народными силами. Мы можем идти вместе, не отказываясь от собственной специфики», хотя и признает, что дни совместной борьбы не вышли за символические рамки. Речь идет о том, чтобы достичь более содержательного и постоянного сотрудничества. Иными словами, чтобы перейти пропасть, надо сделать шаг вперед.

Возможно, либертарные активисты идут скорее в сторону от CNT, чем в нее, и отсюда проистекает количественная и качественная слабость профсоюза. Грустно, что с тем несчастливым историческим опытом, который имеется у CNT в отношении единства действий (к примеру, во время гражданской войны) и привел к поражению и внутреннему расколу профсоюза, была принята такая стратегия, как нынешняя.

Херардо Фернандес

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *