Везучие или ограбление по-французски.

pierre_richard
Одним из самых обсуждаемых событий первых дней нового года стало принятие известным французским актером Ж. Депардье российского гражданства. При отсутствии других новостей в праздничные дни и дабы отвести общественное мнение от обсуждения скандального закона о запрете усыновления российских детей-сирот американцами, эта новость была с радостью подхвачена российскими, да и не только российскими, СМИ. Патриотическая гордость так и лилась с экранов ТВ и газетных страниц. Как же, такой уважаемый и известный человек променял Францию на Россию, а другой уважаемый и известный человек с радостью подписал соответствующий закон. Однако нам бы хотелось рассмотреть данное событие не с точки зрения государственников-патриотов и выбора гражданства, а как критику реформизма и «демократии».

Как известно, новоизбранный французский президент — Франсуа Олланд, представитель условных левых (условных потому, что левыми они являются лишь на фоне ультраправых и неолибералов, но никак не в классическом политическом смысле этого слова), в своих предвыборных обещаниях говорил о сверх налоге на богатых, что было поддержано большинством французов. И на удивление после своего избрания от этих слов не отказался, а подписал закон, по которому богачи, зарабатывающие свыше 1 000 000 евро в год, должны были платить 75% налог. Это, естественно, вызвало негативную реакцию самих «обдираемых» богачей, которые стали подыскивать более пригодные страны для жизни. Среди тех, кто решил прикупить недвижимость в соседней Бельгии, с целью получения бельгийского гражданства и оплаты подоходного налога по законам этой страны, был самый богатых человек Франции Бернар Арно и актер, а теперь еще и богатый бизнесмен, Ж. Депардье. Отъезд последнего вызвал скандал, который перерос в публичную полемику актера с французскими чиновниками и закончился получением российского гражданства из рук Путина. Здесь надобно заметить, что Конституционный Совет Франции признал закон, вызвавший такой шум, неконституционным и таким образом отменил его. На этом примере мы видим очередной удар по демократическому мифу о том, что народ, ежели чего-то хочет, может проголосовать за того, кто выступает с соответствующей программой, и после своего избрания победитель притворит эти идеи в жизнь. Французы выбрали, президент закон подписал, но нашлись более влиятельные силы и закон отменили. Кстати, из 12 членов Конституционного Совета трое являются бывшими президентами (все представители правых), среди них и конкурент Олланда на выборах Саркози, еще во время предвыборной компании резко выступавший против налога на сверх богатство. Как видим, проигрыш не помешал ему выполнить свою программу.

Еще один не прошедший проверку демократический миф – миф о равенстве. В самом деле, о каком равенстве можно говорить, когда богач с легкостью может поменять гражданство одной страны на другую, в случае если законы в родном отечестве его не устраивают. Достаточно купить недвижимость в понравившемся регионе и вуаля, новый паспорт у вас в кармане. А если очень повезет с выбором новой родины, то можно и пост министра культуры получить, пусть даже и в какой-нибудь Мордовии. Надо ли говорить, что такие кульбиты недоступны подавляющему большинству французов, греков, испанцев, россиян и белорусов. Нам надо проходить унизительные проверки в посольствах и консульствах, собирать кучу бумажек и доказывать, что мы не террористы, проститутки и наркоторговцы даже для получения туристической визы, в то время как находящиеся в «списке невыездных» белорусские чиновники и бизнесмены попадают в запретные страны и ведут там бизнес. Патриотизм и любовь к родине это удел плебса, властьимущие давно живут в свободном мире, где нет границ и гражданства. Это сироты пусть остаются и радуются жизни на родине, а дети элиты в это время получают образование в самых престижных лицеях и университетах мира.

Но самый большой удар получил миф леваков о том, что с помощью увеличения налогов на богатых можно исправить ситуацию, отменить или хотя бы сгладить политику затягивания поясов и сокращения соц. расходов. Как мы видим, богачи при первом же шухере быстро сматывают удочки и перебираются в более благоприятные страны. Не сложно догадаться, что при повышении налогов в тех же США капиталист переберется в Канаду или Мексику, где максимальная ставка подоходного налога составляет всего 29 и 28% соответственно. Да и кроме бегства за границу есть другие способы избежать повышенного налогообложения. Имея при себе лучших юристов и экономистов, капиталист может использовать различные лазейки в законе, чтобы уменьшить сумму налогов. В США зачастую богачи платят налоги по меньшей ставке, чем менее обеспеченные сограждане (кандидат в президенты США М. Ромни, сказавший, что избиратели Обамы не платят налоги, сам заплатил со своего отнюдь не маленького дохода 13% налогов, при предельной ставке в 35%). Или вывезти деньги в оффшоры, где уже спрятано от налогообложения до 32 триллионов долларов! Это не говоря уж о том, что экономический эффект от повышения налогов крайне сомнителен, вряд ли даже 75% налог с 1500 французских граждан (а именно столько французов попадал под действие нового закона) радикально изменит кризисную ситуацию и облегчит жизнь подавляющему большинству населения.

То же самое можно сказать и о повышении налогов на корпорации, которые так же могут «перебежать» в оффшоры или избежать повышенного налогообложения законными способами. Даже такая любимая многими леваками тема, как налог Тобина (налог на финансовые операции), о введении которого теперь говорит сама Ангела Меркель, не приведет к существенным изменениям. Финансовый капитал с легкостью переберется на площадки, где его не будут облагать налогами. Так, например, Швеция в 80-ых годах ввела подобный налог, что привело к падению котировок ценных бумаг, перемещению финансовой активности за рубеж, а налоговые поступления оказались существенно ниже, чем ожидалось. В 90-ых это решение было отменено и сейчас Швеция наряду с Великобританией являются главными противниками введения этого налога в Евросоюзе.

Расставание с мифами происходит долго и болезненно, но это необходимо, чтобы идти вперед. Реформистские мифы дают призрачную надежду на спасение капитализма в рамках самого капитализма, на его улучшение и создание нового, честного и справедливого капитализма «с человеческим лицом». Но все их предложения закономерно терпят крах при любой попытке реализации. Не может быть честной торговли, соблюдения трудовых и экологических норм, демократии и равенства в системе, построенной на гонке за прибылью. А потому анархистам не стоит поддерживать иллюзию возможности социально-ответственного капитализма и прочие реформистские лозунги, мы должны идти дальше в своих требованиях и объяснять трудящимся, почему капитализм не может быть реформирован.

РД.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
36 ⁄ 9 =