МПСТ: о вреде односторонних взглядов

sbk2В ноябре свет увидела заметка одного из участников московского Автономного Действия с длинным заглавием: «Слова «анархисты», «власть», или вновь о вреде анархо-индивидуализма». Текст состоит из нескольких коротких абзацев, в которых автор по отдельности критикует не устраивающие его черты нынешнего анархистского движения в Москве и шире в России. При этом развёрнутого разбора не даётся, и каждая часть словно бы предназначена для того, чтобы снабдить сторонника излагаемых взглядов лаконичными ответами на вопросы, регулярно встающие в дискуссиях. Эта особенность заметки неминуемо обусловит и структуру настоящего текста. Отметим, что «Слова…» нашли положительный отклик и одобрение у ряда товарищей, что и заставило меня вступить в полемику с изложенными в них тезисами.

Автор «Слов…» считает нелегитимной сложившуюся традицию подписывать те или иные публичные заявления или пресс-релизы, исходящие из анархистской среды, словами «анархисты» или «московские анархисты». Здесь будто бы возникает необоснованное обобщение мнения, принадлежащего лишь части анархического сообщества. Но приглядимся внимательнее к нашей ситуации. Устои публикации текстов требуют наличия подписи. В то же время, хотим мы этого или нет, большинство людей, принимающих участие в деятельности анархистского сообщества Москвы — не состоят ни в каких организациях. Таким образом, отпадает возможность подписаться той или иной аббревиатурой. Даже формальные члены тех или иных анархистских организаций зачастую взаимодействуют с окружающими вне их рамок (и это хорошо!). Подпись вовсе не обязательно воспринимать как «все анархисты Москвы» или «все анархисты». Написано только то, что написано. В Америке порой подписывают «some anarchists», но на русском «некоторые анархисты» звучит нелепо, режет слух. Возможно, оптимальным вариантом может быть «группа московских анархистов». Действительно ведь группа, и действительно московских анархистов. Так или иначе, свой оформленный голос должны иметь не только формальные организации.

Далее рассматриваемая заметка касается вопроса о термине власть. Вопреки тому, что греческое слово «анархия» дословно означает именно безвластие, автор провозглашает, что анархисты не против власти, ибо последняя предстаёт «явлением, которое уничтожить нельзя», можно лишь «организовать его в негосударственных формах». Такое утверждение неотвратимо ведёт нас к затяжной дискуссии о значение термина власть. Тем паче, в конечном счёте, любое определение субъективно. Расширительная трактовка понятия власти, понимаемой как любой процесс принятия решений или, в пределе, вообще любой вид человеческой коммуникации и деятельности — явно доводит нас до абсурда. Да пожалуй с нас хватит и того, что сами анархисты традиционно определяли власть как иерархический способ социального взаимодействия, вертикаль, господство и подчинение как в экономике, так и в других сферах общественной жизни. Против власти были и дорогие сердцу автора платформисты. Они писали прямо: «Власть всегда связана с эксплуатацией и порабощением народных масс». Похоже на то, что стремление части сегодняшних либертариев переосмыслить и реабилитировать данное понятие является уступкой авторитарным идейным течениям. В лучшем случае – уступкой лишь понятийной. И вероятно, всё же стоит взять на себя смелость отвергнуть всякую власть.

Следующая часть – краткая ода «Платформе» Аршинова-Махно, любопытному организационному проекту 90-летней давности, текст которого легко найти в сети. К положительным чертам платформистской инициативы можно отнести желание преодолеть раздрай и разгильдяйство в анархистском движении, что называется – поднять его тонус. Однако проект этот имел и черты, явно клонящиеся в авторитарном направлении. Предлагалось построить единую организацию, руководящую действиями своих активистов, а также «практически и политически направляемую» выборным секретариатом. По тому же принципу предлагалось выстроить будущие революционные вооружённые силы, да и сам производственный процесс, что будет организован выборными «органами рабочего управления». Эта тяга к централизации и двусмысленность сыграли свою злую роль. Показательна биография одного из авторов «Платформы», Петра Аршинова, отрёкшегося впоследствии от анархизма и перешедшего к большевикам. Многие последователи «Платформы» проявили себя немногим лучше. Навскидку: видный платформист Жорж Фонтени, докатившийся до участия в выборах, или Федерация Анархистов Уругвая, значительная часть которой трансформировалась в авторитарных городских партизан Тупамарос, находившихся под влиянием идей Че Гевары.

Мало оптимизма сегодня вызывает и основная идея «Платформы»: «Нам жизненно необходима организация, которая, объединив большинство участников анархического движения, установила бы общую тактическую и политическую линию в анархизме и стала направляющей для всего движения». Как и отмечали с самого начала критики Платформы, подобный настрой приводит лишь к сектантству и склокам, а не к объединению. Уместно привести здесь несколько объёмистое высказывание Питера Гелдерлоса: «Организации должны быть временными, связанными с конкретной целью, для осуществления которой они были созданы, а также они должны быть взаимопроникающими и плюралистическими. В противном случае, они будут заботиться о собственном сохранении и росте, а не о нуждах народа. Эти эгоистичные интересы организаций многократно использовались с целью контроля и выхолащивания радикальных социальных движений. Уже давно должно было стать очевидным, что создание формальных организаций рискованно и должно осуществляться с большой осмотрительностью. Тем не менее, некоторые «организованные» анархисты даже упорствуют во мнении, что все анархисты должны войти в состав одной организации. Я никогда не слышал ни одного аргумента насчёт того, каким образом подобная структура могла бы быть эффективной. Этот вопрос попросту неуместен, так как подобная организация не только невозможна, но и едва ли будет освободительной. Добровольное объединение – бессмысленный принцип, если вы считаете, что все должны вступить в одну организацию, даже если она – само совершенство. Но я всё ещё слышу голоса некоторых анархо-коммунистов, идущих по этому отвратительному пути – «они не настоящие анархисты» — говорят некоторые, только на том основании, что эти «не анархисты» не хотят объединяться с ними. Заинтересованность в совместной деятельности в рамках эффективной организации, особенно, если она единственная (как «Единственная Анархистская Группа, в Которую Тебе Нужно Вступить!») порождает среди членов организации идейный конформизм, который заставляет их терять кучу времени на согласование Правильной Линии, что делает до боли в жопе затруднительным сотрудничество с другими людьми»… Вопреки организационному фетишизму анархистское движение, таким образом, предстаёт как своего рода самоорганизующаяся система взаимодействующих между собой групп революционеров. В чём-то очень разных, но единых в главном – в освободительной, анархической, цели.

Скажем пару слов и в защиту бичуемого анархо-индивидуализма. Было бы неверным отождествлять индивидуализм с «рыночным анархизмом» или хаотизмом. Индивидуалисты лишь подчёркивают сложную проблему соотношения индивидуальной и коллективной свободы. В устной полемике с автором «Слов…» мне удивительно было услышать, что «анархисты выступают не за свободу личности, а за свободу трудящихся». Кажется достаточно очевидным, что одно другому не только не противоречит, но и не может друг без друга обходиться. Если вдуматься, «свобода трудящихся» и «свобода личности» — понятия и вовсе синонимические. С полным правом и то, и другое может и должно считаться задачей анархистов.

Буквально на днях был опубликован ещё один текст того же автора с продолжением рефлексии на тему определения себя как «анархиста», «анархо-коммуниста», «либертарного коммуниста» и т. д. Представляется не очень уместным пускаться здесь в академические споры о безукоризненной точности понятий. Тем более, что на практике они всё же, как правило, недалеко отстоят друг от друга. Пусть каждый сам определяется с желаемыми оттенками. Проблема эта по большей части – схоластическая, что повлияло и на язык авторской статьи.

Так или иначе, большинство затронутых автором вопросов – довольно злободневны для анархистского движения. Много раз нам предстоит стоять на распутье, перед выбором. Хочется надеяться, что товарищеская дискуссия поможет смягчить эксцессы, весьма вероятные на этом пути.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *