Это капитализм: эпидемия врождённых дефектов


На фото: соевые поля в Аргентине
Нас, анархистов, часто спрашивают что плохого в существующей системе и почему мы боремся против капитализма, а не только против государства (т.наз. анархо-капитализм). Думаем, что приведённая ниже статья, рассказывающая как инвесторы силой изгоняют крестьян со своих земель и подрывают их здоровье пестицидами, при полном попустительстве государства, подскажет ответы на эти вопросы. При этом надо иметь в виду, что здесь речь идет об отдельном, далеко не самом вопиющем и опасном случае насилия со стороны богачей по отношению к трудящимся людям. Приватизация пресной воды, например, может привести к куда худшим последствиям для всего человечества. (прим РД).

Вот уже почти десять лет Аргентина переживает настоящий экспортный бум —преимущественно генетически-модифицированной сои, для выращивания которой в огромном количестве используются пестициды. Лидеры страны заявляют, что экспорт сои способствовал восстановлению экономики страны, однако есть и те, кто говорит, что соевый бум способствовал росту количества онкологических заболеваний, врожденных дефектов у младенцев и разграблению земель.

В Буэнос-Айресе, куда я прилетел для съемок этого фильма, только и говорят, что о последних шагах президента Кристины Киршнер. Министр иностранных дел ее правительства недавно отказался от встречи с британским министром, с которым должен был обсудить проблему Фолклендских островов (или Мальвинских — в зависимости от того, на чьей вы стороне). Именно это тема больше всего интересовала людей, с которыми мне доводилось встречаться в весьма фешенебельной и элегантной столице Аргентины. Как только люди узнавали, что я англичанин, то сразу же начинали говорить о «руке бога» Марадоны и той самой войне с Великобританией (гол, который Марадона забил рукой в матче против сборной Англии в 1986-м, чего не заметил арбитр — впоследствии Марадона называл этот момент реваншем за проигранную войну за Фолклендские/Мальвинские острова — прим. пер.). «Мы-то, ведь в конечном счете, победили — говорили аргентинцы — после войны мы избавились от своих диктаторов, а вот вам пришлось еще десять лет терпеть Тэтчер».

Однако я объяснял людям, что приехал сюда по другому поводу—– делать репортаж о «соевом буме», благодаря которому Аргентина показала наибольшие темпы экономического роста в Южной Америке, хотя это предположительно и вызвало рост числа врожденных дефектов у младенцев. Аргентинцы на меня смотрели при этом с неким недоверием: «У нас? Здесь в Аргентине? А почему мы ничего об этом не слышали»?

Действительно, хороший вопрос: а почему же никто об этом не слышал? Если мне удавалось продолжить объяснения, то я говорил аргентинцам что приехал еще и для того, чтобы осветить так называемую «грязную войну», которая ведется на севере Аргентины против крестьян — их сгоняют с земель (иногда и убивают) — и всё для того, чтобы расчистить площади под соевые плантации. Аргентинцы при этом обычно смущенно начинали оправдываться: «Так уж исторически сложилось — говорили они — это длится еще со времен конкистадоров».

И когда я затем поехал с командой репортеров в Кордову, второй по величине город Аргентины в 700 километрах на северо-запад от столицы, то уже не знал, чего и ожидать. А в Кордову мы поехали, чтобы встретиться там с профессором Раулем Монтенегро, лауреатом «Альтернативной Нобелевской премии» (премия, учрежденная журналистом Якобом фон Юкскуллем; вручается «за работу над практическими и образцово-показательными решениями наиболее острых проблем современности» — прим. пер.). Рауль Монтенегро — всемирно известный биолог — с виду похож на какого-то исследователя-первопроходца: рубашка цвета хаки, трекинговые ботинки. «В моем теле столько пестицидов — говорит он, едва открыв нам дверь, — здесь в каждом из нас пестициды — сама земля отравлена ими. И это действительно огромная проблема для Аргентины — в стране снижается уровень биологического разнообразия — даже в национальных парках — ведь пестициды не разбирают, где тут граница парка». Профессор Монтенегро — человек крайне активный. «Вы должны сами все увидеть» — говорит он, сразу же указывая на свой «Лэнд-ровер», приглашая нас проехаться загород и осмотреть обширные равнины, окружающие Кордову. И вот мы видим: повсюду, уходя за горизонт, простираются бесконечные соевые плантации. «Здесь более 18 миллионов гектаров засажены ГМО-соей. Только проблема не столько в самой сое, сколько в том, что на нее выливается более 300 миллионов литров гербицидов».

Соевая республика

Не так давно еще Аргентина занимала первое место в мире по производству мяса, однако сейчас нигде в поле зрения не видно ни единой коровы. И так ведь фактически по всей стране. Для подобной переориентации сельского хозяйства понадобилось менее десяти лет. Теперь же основную массу семян сои в Аргентину поставляет американский гигант химической промышленности — корпорация «Монсанто». Генетически-модифицированные семена этой компании специально создавались для того, чтобы они смогли выдержать гербициды марки «Раундап», основой которых является глифосат, и они действительно в огромных количествах применяются по всей Аргентине.

(Глифосат используется преимущественно в составе гербицидов для борьбы с многолетними сорняками, угнетая фотосинтез растений; в 2000-м году патент «Монсанто» на молекулу глифосата истек и сейчас в нашем сельском хозяйстве помимо марки «Раундап» применяется и масса других препаратов на основе глифосата: Торнадо, Алаз, Вихрь, Дефолт, Напалм, Тайфун, Доминатор, Фозат, Истребитель, Рап, Космик, Раундап Био, Глифоган, Глипер, Глифор, ГлифАлт, Глидер, Раунд, Торнадо БАУ, Глифос Премиум, Спрут, Торнадо 500, Факел, Аргумент, Граунд, Сангли, Ураган Форте, Снайпер — прим. пер.).

Только вот, как заявляют многие эксперты в области медицины, столь масштабное использование гербицидов отравляет всё вокруг — в том числе и людей. Врачи и ученые заявляют, что дети стали рождаться с деформациями и пороками внутриутробного развития, а за последние годы резко возросло и число заболеваний раком у детей. И данная тенденция по времени полностью совпадает с началом использования семян компании «Монсанто».

Нашим следующим пунктом поездки стал визит к д-ру Мегардо Васкесу — главному врачу детской больницы Кордовы. «Я врач-неонатолог — представляется он нам в оживленном коридоре больницы — и, соответственно, я обследую новорожденных и наблюдаю у многих из них врожденные пороки. Я вынужден говорить родителям, что дети их умирают из-за нынешних методов ведения сельского хозяйства. В некоторых районах Аргентины такие вот пороки внутриутробного развития это основная причина смертности младенцев до года».

Доктор Васкес предлагает нам поехать дальше на север страны, чтобы встретиться с его коллегой доктором Севесо в городе Саенс Пена в провинции Чако. Однако прежде он советует нам заехать в деревню Мальвинас Аргентинас, что находится в 20 милях от Кордовы. Деревня Мальвинас Аргентинас со всех сторон окружена плантациями сои. Здесь, как говорит доктор Васкес, в сезон дождей даже дождевая вода отравлена глифосатом, что является причиной одного из ста выкидышей на общенациональном уровне. Кроме того, как говорит Васкес, компания «Монсанто» решила возле этой деревни построить еще и новую фабрику.

Затем мы встречаемся с Матиасом Маццеи — учителем местной школы, расположенной всего в нескольких метрах от того места, где планируется строительство фабрики. Он, как и многие другие местные жители, пытается всячески этому воспрепятствовать. «Здесь будет 240 элеваторов для хранения обработанной химическими препаратами сои — говорит он. А семена, бобы или зерно при трении производят пыль. Мы отлично знаем, что элеваторы вентилируются, хотя «Монсанто» это и отрицает. Однако даже в утвержденных планах строительства говорится, что без вентиляции элеваторы могут взорваться. И вот представьте себе: они включают вентиляцию, и облако химической пыли из 240 элеваторов накрывает нашу деревню».

При этом Матиас и его друзья отлично сознают, что битва им предстоит отнюдь нелегкая: президент Кристина Киршнер является одним из основных сторонников компании «Монсанто». В прошлом году ее засняли с брошюрой «Монсанто» в руке в тот момент, когда она рассказывала о том, какие блага несет компания: «Я вот хочу показать вам проспекты «Монсанто» — говорит она — у меня даже возникло некоторое чувство гордости. Они, например, пишут здесь о том, что намерены инвестировать в Аргентину». Когда мы уезжаем из Мальвинас Аргентинас, начинается гроза — тучи выливают буквально кубометры воды на деревню. Я смотрю как дети резвятся, прыгая по лужам, и думаю о том, что же их ждет в будущем…

«Эпидемия врожденных дефектов»

На следующее утро — прямо на рассвете — мы выезжаем в провинцию Чако. Двенадцатичасовая поездка по здешним дорогам является сущим наказанием. Однако по приезде нас встречает доктор Мариа дель Кармен Севесо — хрупкая и весьма бойкая женщина лет шестидесяти. Он просит нас осмотреть детей, которые, как она считает, стали жертвой соевого бума.

Адольфо Луго — восхитительный и крайне любознательный пятилетний мальчуган живет с родителями в деревне Авиа Тераи, окруженной полями сои. Для своего возраста он очень маленький. Мальчик частично парализован — ходить он не будет. И это лишь один из многих детей, родившихся с пороками внутриутробного развития в этой округе. Его мать, Зулема, ничуть не сомневается в том, что именно стало причиной заболевания ее сына: «Я весь срок беременности провела здесь. Когда здесь с самолета опрыскивают поля, то буквально всё вокруг покрывается белым налетом этого яда. Когда Адольфо было три годика, мы поехали с ним в Резистенсию и тамошние врачи сказали мне, что причиной его заболевания является отравление. Я ожидала, что мне именно это и скажут — наши местные врачи тоже мне об этом говорили».

Затем мы повидали Надю Перес — милую девочку с восхитительной улыбкой, прикованную к инвалидному креслу. Девочка к тому же страдает от прогрессирующей энцефалопатии. Ее мать Вивиана просто в отчаянии: «Вылечить ее нельзя, но врачи говорят «не теряйте надежды». Может быть, найдут какое-нибудь новое лекарство — пусть не в Аргентине, пусть даже где-то заграницей. Мне все равно, лишь бы было хоть какое-нибудь лекарство. Хоть что-нибудь».

И мы увидели еще много таких детей, прежде чем вернулись к вечеру в кабинет доктора Севесо, где она и показала нам на мониторе один график — две резко взлетевшие вверх кривые. Одна из них отражает происходящее вот уже 15 лет увеличение посевов сои, а другая отражает параллельный рост количества врожденных дефектов в данной провинции. Удивительно, обе линии практически совпадают. «Я работаю здесь врачом вот уже тридцать лет — говорит доктор Севесо — и двадцать лет назад здесь не встречалось таких врожденных дефектов, как сейчас».

Она полагает, что именно глифосат, являющийся основой применяемых здесь гербицидов, виновен в том, что она называет «эпидемией врожденных дефектов». Ее мнение подтверждает и ведущий эмбриолог страны профессор Андрес Карраско, возглавляющий лабораторию молекулярной эмбриологии при университете Буэнос-Айреса. Он еще два года назад в лабораторных условиях обнаружил непосредственную связь между глифосатом и врожденными дефектами.

Компания «Монсанто», как и следовало ожидать, полностью отвергает все подобные обвинения, по крайней мере, в том, что касается используемых ею химикатов. Хотя представители компании отказались дать в связи с этим интервью, а лишь прислали свое заявление в письменном виде, в котором, в частности, говорится:

«Сельскохозяйственные гербициды марки Roundup® («Раундап») имеют длительную историю их безопасного применения по назначению в более чем ста странах всего мира. Тщательные токсикологические исследования продемонстрировали, что глифосат, являющийся активным компонентом гербицидов марки Roundup®, не вызывает ни дефектов внутриутробного развития, ни расстройств репродуктивной системы».

Возможно, в будущем у нас возникнут и более весомые ответы на столь спорные аргументы компании, однако уже сейчас очевидно — по мере того как продолжается соевый бум, с каждым годом растет и число людей, на чью жизнь этот соевый бум существенно повлиял. И речь идет не только о здоровье людей. Огромные деньги, которые потенциально можно заработать на выращивании сои, привлекают сюда тех, кто стремится захватить побольше земли и выселить жителей местных деревень, чтобы пустить эти территории под посевы сои. И следующие несколько дней мы разъезжаем по аргентинской глубинке. Мы наслышаны о жутких историях, рассказывающих о том, как аргентинских крестьян и индейцев насильственно сгоняют с их земель.

Нам удалось встретиться с людьми, которых подвергали пыткам, мы видели сожженные фермы и заехали в деревушку, где единственный источник воды был отравлен. В одной из деревень мы взяли интервью у местной жительницы по имени Марта — ее сын Кристиан Феррейра был убит только за то, что отказался уйти со своей земли. Вооруженные бандиты, служащие местному крупному землевладельцу, прострелили ему ногу. Марта услышала об этом от жены Кристиана. «Я побежала за ней… и мы нашли моего сына. Нога у него была раздроблена. Вокруг — лужа крови. Мой сын умирал» — рассказывает она, стараясь сдержать слезы. «Они стреляли в него — это было предупреждение, чтобы он больше не создавал им проблем. Ему показали, таким образом, что у них и у инвесторов есть оружие, а речь идет о крупном бизнесе».

Поскольку государство жителям этих деревень никак не помогает, у них нет иного выбора, кроме как защищать свои земли самостоятельно. «Мокасе» — это организация, созданная тысячами крестьян и индейцев для защиты своих деревень от нападений. Мариа Де Лос Ангелес Конкальвес является официальным представителем «Мокасе», и она согласилась встретиться с нами. «Они платят частным охранным фирмам, которые и выжигают огромные площади земель, а если по пути попадается ферма или деревня, то уничтожают и ее. А затем на этом месте высаживают сою, а уже затем самолеты распыляют на всей территории ядохимикаты. И так по кругу».

Мариа нарисовала перед нами весьма мрачную картину того, что творится на севере Аргентины. Однако в голосе ее чувствуется непреклонность, что не может не впечатлять. «Первая задача нашего движения — проинформировать крестьян об их правах и необходимости отстаивать свое человеческое достоинство. Мы рассказываем им, что они имеют все права на то, чтобы бороться за справедливость. Такова наша основная задача. Кроме того, мы ведем борьбу против выселения местных жителей и захвата их земель. Мы стараемся защитить нашу землю, а это предполагает также и борьбу за сохранение биологического разнообразия, нашей флоры, фауны, почвы, воды, а также защиту того образа жизни, который ведут местные жители».

Согласие с правительственным курсом

Когда я вернулся в столицу, там вовсю буйствовал карнавал, и везде господствовали жизнерадостные настроения. Соевый бум помог Аргентине противостоять глобальной экономической рецессии. Несмотря на периодически возникающие экономические проблемы, в обществе в целом господствуют все-таки оптимистические настроения. Буэнос-Айрес находится ведь в сотнях миль от страданий севера Аргентины. Аргентинские масс-медиа находятся преимущественно в столице, и они молчат об этой проблеме, не ставя под сомнение правильность действий правительства и не оспаривая заявлений о том, что соевый бум не сказывается на здоровье людей.

А теперь настало время пообщаться на эту тему с министром сельского хозяйства Норберто Яхуаром, к которому мы и приезжаем в его роскошную резиденцию в колониальном стиле в центре Буэнос-Айреса. Нас препроводили в огромный зал, обшитый деревом зал с аргентинским флагом и стандартными фотографиями президента на стенах. Вошла пресс-секретарь министра и спросила, где будет во время интервью сидеть министр и сразу же переместила фотографию президента Кристины Киршнер так, чтобы она попадала в кадр. Вскоре приехал министр и, балансируя на цыпочках на кресле, стал поправлять фотографию президента на стене, прежде чем я успел объяснить, что скорее всего она вообще не попадет в кадр.

«Мы отнюдь не подвергаем риску наше население — уверил меня министр — в Аргентине у нас самая развитая в мире система охраны окружающей среды благодаря жестким ограничениям на использование удобрений и пестицидов». А что касается убийств и пыток людей на севере страны, то «мы прилагаем всяческие усилия, чтобы закрепить столько земли, сколько возможно за коренными жителями. Хотя, конечно существует определенное недопонимание в ряде северных провинций, где производство сои и кукурузы увеличило стоимость земли, что привело к перемещению значительного количества местных жителей». Нам пора уже было уезжать из Аргентины, но администрация министерства организовала для нас встречу с человеком, который, как здесь считают, непосредственно стоит за «соевым бумом»: Густаво Гробокопатель — глава компании «Los Grobo» и крупнейший производитель сои в мире (потомок украинских мигрантов, один из крупнейших землевладельцев Аргентины, Уругвая и Парагвая — прим. пер.). Его здесь называют «Соевым Королем», и он всячески поддерживает дальнейшее производство генетически-модифицированных продуктов. «Наш век мы называем веком генетики — говорит он — потому что мы считаем, что именно растения станут фабриками по производству не только продуктов питания, но и топлива».

«Соя — она как фабрика — это новый тип фабрики, потребляющий солнечную энергию и не выбрасывающий в атмосферу углекислый газ — наоборот, потребляющий его. Я считаю это качественно новой парадигмой — новой промышленной революцией — «зеленой» революцией». А что касается пестицидов: «Те, кто выступает против применения пестицидов — выступают стало быть против бедняков — ведь сельскому хозяйству необходимо много пестицидов, чтобы производить еще больше продуктов, а когда мы производим больше, то сокращаем тем самым расходы на производство, а, следовательно, и цены — и значит больше бедняков могут позволить себе купить еду».

Когда смотришь из окна его роскошных апартаментов, находящихся в одном из закрытых элитных районов Буэнос-Айреса, то легко понять, как удается тем, для которых соевый бум — это «золотое дно», закрывать глаза на то, что многие аргентинцы считают подлинной трагедией. Для этих-то аргентинцев мир выглядит совсем по-иному, особенно,если у твоего ребенка врожденные дефекты или врачи диагностировали у него рак на неизлечимой стадии.

Гленн Эллис
Источник: Al Jazeera
Перевод: Дмитрий Колесник

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *