Анархизм в Мексике, 1860-1931 (ч.1)

Анархическое движение в Мексике
Начало движения

У истоков мексиканского анархизма стоял Плотино Родаканати. Сын греческого аристократа и матери-австрийки, он родился в Афинах в 1828 г. После смерти отца мать увезла его в Вену. В 1848 г. Родаканати участвовал в венгерском восстании, затем жил в Берлине, стал поклонником сперва Гегеля, а затем Фурье и Прудона. Привлеченный либеральными реформами мексиканских президентов Комонфорта и Хуареса, он в феврале 1861 г. приехал в Мексику, намереваясь создать там аграрную коммуну. По приезде он обнаружил, что аграрно-поселенческие планы Комонфорта давно оставлены. Но Родаканати увидел, к своему изумлению, что общинное крестьянство Мексики живет в условиях, близких к идеалам Фурье и Прудона. Он принял решение остаться и заняться организацией мексиканских крестьян, чтобы основать систему социалистических аграрных поселений уже по собственной инициативе. Стремясь найти сторонников, он опубликовал памфлет «Картилья сосиалиста», в котором изложил принципы аграрной общины. Следуя за Фурье и Прудоном, Родаканати утверждал, что человек хорош по своей природе, но частная собственность, имущественное неравенство и эксплуатация портит человеческую природу и натравливает людей друг на друга. Однако иммигранту не удалось найти достаточно людей для создания коммуны. Тогда он стал работать учителем. Под его влиянием многие ученики стали «либертарными социалистами», и в 1863/1864 г. возникла группа, принявшая в январе 1865 г. название «Социалистический клуб студентов». Участники считали себя мексиканской ветвью бакунизма. Среди них были будущие активисты мексиканского социализма — Франсиско Салакоста, будущий предводитель крестьянских движений, Сантьяго Вильянуэва, организатор городских рабочих, и его товарищ Эрменгильдо Вильявисенсио. (J.M.Hart. Anarchism and Mexican Working Class, 1860-1931. Austin, 1987. P.30). После школы они стали ремесленни-ками и начали организовывать столичных работников физического труда. В этот период ремесленники были недовольны ростом системы фабричного производства и, верные наследию своих гильдий, были восприимчивы к идеям прудоновского мютюализма.

В 1864 г. Родаканати выпустил эссе «Неопантеизм», которое помогло сплотить его сторонников. Его идеи стали основой для философского развития мексиканского анархизма. Они совмещали фурьеристскую идею поселений-фаланстеров с прудоновскими обществами взаимопомощи и кооперативами. В политической области Родаканати ратовал за федералистскую структуру. Он требовал преобразовать частную собственность в кооперативную, ликвидиро-вать политику и партии, освободить человека от всяческих ограничений, ликвидировать национальные границы и установить всемирное братство людей. «Вначале будет равное распределение промышленного производства и благ. За-тем эта практика очень быстро распространится благодаря усилиям братьев, объединенных общим интересом. Так мы пойдем по социальному пути, который является естественным» — к новому общественному строю.

В философской области Родаканати был позитивистским неопантеистом. В изданном им в 1874 г. журнале «Эль Кранеоскоп» он попытался обосновать социализм историей западной мысли (Гораций, Паскаль, Декарт, Лейбниц, Гердер) и вывести его из поступательного развития человечества согласно «универсальным законам Космоса» (с кото-рыми он отождествлял бога).

В том, что касается тактики, Родаканати был осторожнее большинства своих учеников, например, Салакосты. Будучи скорее человеком идеи, нежели человеком действия, он стремился избегать насилия и портясений, надеясь на по-степенное мирное превращение общества в добровольную федерацию на основе идей Прудона и Бакунина. Он рассчитывал на распространение ассоциаций, ликвидирующих политическую иерархию и наемный труд, на вытеснение ими капиталистического общества и замену его социальным и экономическим равенством, взаимопомощью, свободным кредитом и филантропией. Параллельно капитализму должна была вырасти и заменить его кооперативная система ремесленных мастерских, трудовых коллективов, аграрных коммун и других ассоциаций. Родаканати даже призывал капиталистов вступить в новые ассоциации, добровольно отказаться от своей собственности и привилегий и жить в соответствии с естественным законом и инстинктом взаимопомощи. По его мнению, для человека естественна не конкуренция, а солидарность и взаимная помощь. Предвосхищая идеи Кропоткина, он полагал, что распределение благ должно скорее основываться на потребностях, чем на измерении трудового вклада. Можно, таким образом, считать, что он выходил за рамки прудоновских идей и в ряде моментов был близок к анархо-коммунизму. В то же время, Родаканати выступал за создание тайного общества бакунистского типа с целью пропагандировать социалистическую теорию и способствовать ее распространению с помощью выдвижения программы конкретных требований для рабочего класса (J.M.Hart. Anarchism and the Mexican Working Class, 1860-1931. Austin, 1987. P.19-28).

В 1865 г. «Группа студентов-социалистов» создала тайную анархистскую организацию «Ла сосиаль — Интернационалистская секция» во главе с Родаканати. «Ла сосиаль» объявила о своей симпатии бакунистской фракции. Ее про-граммой был провозглашен «всемирный союз»: «Она (организация) не признает национальности. Ее три символа — свобода, равенство и братство — Святая Идея». Через несколько лет организация распалась и была реорганизована только в 1871 г. Но ее основателям — Родаканати, Ф.Салакосте, С.Вильянуэве и Э.Вильявисенсио предстояло сыграть важнейшую роль в возникновении мексиканского аграрного и рабочего движения. Ф.Салакоста, родившийся в 1844 г. в семье офицера либеральной армии, в 1854 г. оказался вместе с ней в столице. Он посещал подготовительную школу, где преподавал Родаканати, а затем медицинскую школу. Салакоста стал одним из самых пламенных учеников Родаканати и самых активных организаторов «Ла сосиаль». С.Вильянуэва родился в Мехико в 1838 г. в бедной семье, ра-ботал ремесленником-мебельщиком, изучал искусство, затем анатомию в медицинской школе, где он и познакомился с Салакостой, а через него с Родаканати. Так он стал анархистом. Э.Вильявисенсио родился в штате Мехико в 1842 г., учился в медицинской школе и познакомился с Салакостой и Родаканати.

В октябре 1864 г. группа Вильянуэвы приступила к работе с рабочими. Для этого студенты — ученики Родаканати возродили созданное еще в 1853 г. шляпниками мютюалистское «Отдельное общество взаимной помощи». Однако теперь оно стояло на совершенно иных идейных позициях, поскольку в 50-е гг. социалистические идеи в Мексике были еще неизвестны. Мютюалистские общества занимались первоначально созданием кассы взаимопомощи и социальными услугами. Теперь им предстояло стать «ассоциациями сопротивления», вести борьбу за увеличение зарплаты и сокращение рабочего времени. В ноябре 1864 г. было точно также реорганизовано «Взаимное общество портных». В марте 1865 г. оба общества взаимопомощи установили связь с рабочими текстильных фабрик «Сан-Ильдефонсо» в Тлалнепантле и «Ла-Кольмена» в Мехико и помогли им создать «Взаимное общество отрасли прядильщиков и ткачей Долины Мехико». Вскоре после этого на фабриках возник конфликт: владельцы приняли решение увеличить продолжительность рабочего дня. 10 июня забастовали рабочие «Сан-Ильдефонсо», на следующий день — рабочие «Ла-Кольмена». Это была первая забастовка в истории Мексики. Представитель правительства императора Максимилиана отдал приказ стрелять по толпе бастующих рабочих «Сан-Ильдефонсо». Множество человек было ранено, 25 арестовано. Стачка была подавлена (J.M.Hart. Anarchism… P.20-21, 29-32).

После этого поражения Вильянуэва и Вильявисенсио создали новую группу — «Индустриально-художественное общество». Оно стало главным центром анархистской деятельности и организации городских рабочих в 1860-х — 1870-х гг. Среди его членов вначале преобладали граверы, художники, скульпторы, перед которыми члены «Ла сосиаль» вели пропаганду прудоновских идей.

Родаканати в это время начал работу с крестьянами. В январе 1865 г. он создал школу для крестьян в Чалко (юго-восточный уголок штата Мехико). Эта «Школа луча и социализма» должна была обучать крестьян читать, писать, владеть ораторским искусством, а также научить их методам организации и объяснить им либертарные социалистические идеалы. В ноябре 1865 г. на помощь учителю из Мехико приехал Салакоста. В течение 2 последующих лет они вместе работали в школе, учили и агитировали крестьян. Ученики, особенно привлекший их внимание Хулио Чавес Лопес, проявляли большой интерес к социализму и жаждали перемен в аграрном строе. Родаканати, который не любил насилия, в 1867 г. вернулся на свое преподавательское место в столице, передав школу Салакосте, человеку действия, «поскольку школа уже больше не школа, а клуб свободы для свободы».

Родаканати и Салакоста оказали глубокое влияние на Чавеса Лопеса, который писал о себе: «Я коммунист-социалист. Я социалист, поскольку являюсь врагом всех правительств, и я коммунист, поскольку мои братья желают обрабатывать землю сообща». Вскоре после отъезда Родаканати он создал небольшой отряд стороников и начал нападать на поместья-асиенды между Чалко и Тескоко. В течение нескольких месяцев его действия распространились на юг до Морелоса, на восток до Сан-Мартин-Тесмелукен и на запад до Тлалпана. Власти отнеслись к нему сперва как к бандиту, однако выяснилось, что они столкнулись с широким народным движением за захват помещичьей земли. Восстание ширилось, к нему примыкали все новые люди. В марте 1868 г. в район были введены правительственные войска генерала Куэльяра. Но справиться с партизанской тактикой Чавеса Лопеса он не мог. В попытке запугать население, поддерживающее революционеров, он распорядился выслать на Юкатан значительное число жителей Акуантлы, Чалко, Коатепека и все население городка Чиколоапан. «Революционное» правительство президента Бенито Хуареса поддержало эту меру, твердо решив подавить восстание. Однако движение устояло и даже продолжало расти. В 1869 г. Чавес Лопес переместился в Пуэблу и выдвинул идею всеобщего вооруженного восстания: «Что вы думаете насчет того, чтобы сделать социалистическую революцию?» — писал он Салакосте. В юго-восточном углу штата Мехико он был окружен батальоном правительственных войск, но вырвался с кличем: «Да здравствует социализм! Да здравствует свобода!». Чавес Лопес опирался на традиции мексиканской общины — «пуэбло» с ее общинной собственностью на землю (хотя и с посемейной обработкой) и «свободной муниципией». 20 апреля 1869 г. он выпустил манифест, призывая мексиканский народ к оружию для установления нового аграрного строя и сопротивления угнетению со стороны господствующих классов и политической тирании центрального правительства. Национальное правительство, поддер-живающее помещиков, должно было быть заменено автономными населенными пунктами. После резкой критики помещичьего землевладения и эксплуатации и церкви, документ формулировал программу восставших: «Чего мы хотим?.. Мы хотим: земли, чтобы возделывать ее в мире и собирать с нее урожаи в спокойствии; ликвидировать систему эксплуатации и дать свободу всем, чтобы они могли селиться в местах, которые смогут их прокормить, не платя никакой дани; дать народу свободу объединяться в той форме, которую он сочтет более приемлемой, создавая крупные или небольшие сельскохозяйственные общества, которые будут сохранять бдительность в деле совместной обороны, не нуждаясь в тех, кто будет отдавать им приказы извне и наказывать…Как либералы, мы отвергаем любое угнетение. Оно ранит нас, как социалистов. Как люди, мы отвергаем его. ЛИКВИДАЦИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА, ЛИКВИДАЦИЯ ЭКСПЛУАТАЦИИ!

Мы хотим земли, мы хотим порядка, мы хотим воли. Мы должны сами освободить себя от всех наших бед; мы хо-тим мира и стабильности. Наконец, мы хотим установления общественного договора между людьми на основе взаим-ного уважения. Да здравствует социализм! Да здравствует свобода!». Вскоре после издания манифеста силы генерала Куэльяра окружили и схватили Чавеса Лопеса. Но уже через несколько дней крестьяне напали на солдат и отбили его и его товарищей. Укрывшись в холмах, Чавес Лопес создал новую армию восстания и атаковал город и поместье Сан-Мартин-Тесмелукан между Чалко и городом Пуэбла. Войска в панике бежали, побросав оружие. Восставшие собрали деньги и оружие и, создавая прецедент, сожгли муниципальные архивы, фиксировавшие права собственности. То же самое произошло в городе Аписако в Тласкале. К восстанию присоединялись все новые отряды. Расширяя агитацию и сферу действия, Чавес Лопес послал 50 человек во главе с Ансельмо Гомесом на север, в штат Идальго.

Занимая местность, Чавес Лопес зачитывал и разъяснял манифест, экспроприировал поместье и раздавал землю крестьянам. Продвигаясь на север, он умело уклонялся от столкновения с главными силами генерала Куэльяра. Отряд Гомеса тоже вырос до 150 человек и 11 июня занял город Чиконтепек в Веракрусе. Но восставшим не хватало оружия. Чавес Лопес переместил лагерь из родного города Тескоко к более крупному Актопан в 17 милях северо-западнее Па-чуки. Там он начал готовиться к атаке на город, но правительственные войска опередили его и схватили. Его достави-ли в Чалко и по приказу правительства Хуареса расстреляли во дворе «Школы света и социализма» утром 1 сентября 1869 г. Перед гибелью он крикнул: «Да здравствует социализм!» (J.M.Hart. Anarchism…P.32-42).

Родаканати и его товарищи продолжили работу среди рабочих в Мехико. В 1866-1867 гг. члены «Индустриально-художественного общества» (SAI) активно привлекали на свою сторону общества рабочего сопротивления и взаимопомощи. Внутри SAI разгорелась борьба между анархистами-радикалами и умеренными либералами — сторонниками правительства Хуареса, безуспешно пытавшимися оттеснить Вильянуэву от руководства организацией с помощью ря-да дискуссий и оргвыборов. В декабре 1867 г. им это на время удалось. Но анархисты вскоре перешли в контрнаступление. В январе 1868 г. Вильянуэва смог помочь организоваться рабочим текстильной фабрики «Ла-Фама-Монтаньеса» в Тлалпане, а затем сплотить их и рабочих текстильных предприятий «Контрерас», «Ла-Абеха» и «Тиса-пан» во «Взаимный союз ткачей округа Тлалпан». 8 июля 1868 г. рабочие «Да-Фама-Монтаньеса» провели первую в мексиканской истории успешную забастовку, требуя улучшения условий труда и сокращения рабочего дня для женщин. Их победа вернула Вильянуэву на роль председателя SAI. В течение июля-августа 1868 г. возник ряд новых анархистских рабочих ассоциаций — «Союз ткачей Мирафлореса», «Социалистическая ассоциация мексиканских печатников», «Взаимное общество столярной отрасли», «Взаимный союз каменщиков». Были реорганизованы раннее разгромлены рабочие общества на фабриках «Сан-Ильдефонсо» и «Ла-Кольмена». Активисты-ремесленники из новых ассоциаций — Бенито Кастро, Педро Ордоньес, Рикардо Велатти — позднее вошли в «Ла сосиаль».

Вильянуэва планировал собрать в 1868 г. всеобщий рабочий конгресс, создать постоянную ассамблею делегатов от обществ, но все эти планы не удалось осуществить из-за нехватки средств. В 1869 г. он создал группу радикальных рабочих активистов — «Пролетарский кружок», в который вошли также Б.Кастро, П.Ордоньес, Р.Велатти, А.Сильва, Ф.Салакоста, портной Хосе Мариа Гонсалес, Х. да Мата Ривера, Э.Меса и Р.Перес де Леон. Он должен был координировать рабочие действия, прежде всего, в текстильной отрасли, и распространять социалистические идеи. Позднее они получили журнал Первого Интернационала, что оживило стремление к созданию центральной организации. 10 января 1870 г. Вильянуэва и его товарищи разослали призыв к созданию «Всеобщего центра организованных трудящихся». Центр собрался 16 сентября и переименовал себя в «Большой круг рабочих Мексики». В новой организации доминировали анархисты; Салакоста выступил с резкой критикой либералов. 20 марта 1871 г. было возрождено и общество «Ла сосиаль» с участием Родаканати, Салакосты, Кастро, Велатти и Ордоньеса. Манифест общества провозглашал: «… Мы хотим ликвидации всех систем правительства и свободы для всех работников физического и умственного труда во Вселенной».

В начале 1871 г. Вильянуэва был избран председателем «Круга» и развернул активную кампанию по привлечению новых членов. 9 июля начала выходить первая мексиканская социалистическая газета — «Эль Сосиалиста»; ее статьи, многие из которых были членами «Ла сосиаль», выражали анархистские идеи. Газета стала органом «Круга». Обще-ство «Ла сосиаль» вошло в «Круг» и направило своими делегатами Велатти, Ордоньеса и Кастро. Большинство вновь созданных рабочих организаций взаимопомощи в Мехико примыкали к «Кругу». В него могли входить и индивиду-альные члены, если они были рабочими и не состояли в политических партиях. Коллективные члены «Круга» могли принимать в свой состав даже отдельных предпринимателей, если за них ручались их работники (обычно речь шла о ремесленниках, расширивших свое дело). «Круг» находился под идейным влиянием анархистов. Он заявлял, что «борьба за полное освобождение рабочего класса должна вестись самим рабочими, использующими в качестве своего последнего оружия социальную революцию, которая осуществит социалистический мир великолепия, справедливости и правды».

На протяжении 1871 г. в руководстве «Круга» преобладали радикалы: председатель Вильянуэва, второй секретарь Кастро (активист «Ла сосиаль»), третий секретарь Алехандро Эррера, четвертый секретарь Понсе де Леон (активист «Ла сосиаль»). Проправительственную группу представлял вице-президент Ромеро. Первый секретарь Мата Ривера был нереволюционным социалистом и держал нейтралитет.

Под влиянием идей, исходящих из Мехико, рабочие общества сопротивления и кооперативы стали возникать по всей стране. В Сан-Луис-Потоси 3 новые группы объединились в «Ассоциацию рабочих Потоси» и установили контакт с «Кругом» в Мехико. Рабочие, создавшие общество взаимопомощи в Толуке, присоединились к «Кругу» 8 ноября 1871 г. В период подъема движения в начале 1870-х гг. красно-черный флаг анархизма стал официальным символом мексиканского рабочего движения.

Со смертью Вильянуэвы в 1872 г. ситуация начинает меняться. Ромеро, заменивший его на посту председателя «Круга», при поддержке Кано соглашаются принять помощь от режима нового президента С.Лердо де Техада. Они выступают за сотрудничество с режимом и программу парламентского законодательства. У анархистов не было большинства в «Круге», но они пользовались большим влиянием среди рядовых активистов; многие рабочие вступали в основанные ими «общества сопротивления». 1 августа 1872 г. вспыхнула стачка на шахте «Реаль-дель-Монте» близ Пачуки (штат Идальго), где английские владельцы объявили о сокращении заработной платы. Рабочие потребовали восстановить прежнюю ставку и сократить рабочий день с 18 до 16 часов в день. «Круг» оказал забастовке поддержку. Шахтеры смогли достичь лишь весьма ограниченного успеха, но, воодушевленные этим и пламенными статьями в «Эль Сосиалиста», они создали «общество сопротивления». Правительство ответило тайной высылкой ряда активи-стов в отдаленные штаты — в Кампече и на Юкатан. Та же судьба постигла рабочих «Ла-Фама-Монтаньеса», забасто-вавших 9 сентября: введенные войска заставили их вернуться на работу. Помощь от «Большого круга» в Мехико ока-залась явно недостаточной.

На протяжении 1872-1875 гг. анархисты реорганизовали силы, опираясь на значительное меньшинство делегатов от тех обществ взаимопомощи и сопротивления, в которых у них было влияние. Организационной базой усилий анар-хистов стало SAI, общество «Ла сосиаль» было ими распущено. В качестве печатного органа SAI была создана газета «Эль Обреро интернасиональ» («Интернациональный рабочий»).

Мексиканские анархисты в 1870-х гг. активно пропагандировали кооперативные идеи, считая мютюализм недоста-точным и не имеющим программы, альтернативной по отношению к капитализму. Они призывали к созданию системы эгалитарных и экономически независимых кооперативных общин параллельно существующей капиталистической системе. В 1872 г. Велатти удалось перевести в русло кооперативизма мютюалистское «Прогрессивное общество плотников». «Круг» приступил к попыткам создания кооперативных мастерских. Позднее в 1872 г. начались общие усилия по реорганизации обществ взаимопомощи в кооперативы. Одним из инициаторов выступил Хуан де Мата Ривера, зачитывавший на общих собраниях «Круга» книгу Ф.Гарридо «История рабочих ассоциаций в Европе». 16 сентября 1873 г. на собрании «Круга» Велатти призвал членов утвердить кооперативизм — ориентацию на создание потребительских кооперативов, кооперативных предприятий, железных дорог и т.д.

Анархисты 19-го века не были противниками индустриализма и не понимали его связи с капитализмом. Они приветствовали эту сторону мексиканской Реформы, с уважением относились к промышленной революции, развитию, созданию новых фабрик. Они выступали за программу аграрного развития, финансируемую региональными кредитными банками. Однако капитализм, в их представлении, должен был быть заменен обществом рабочих кооперативов. Начать же предстояло с организации кооперативных союзов еще в рамках капитализма. Как объяснял Хосе Мариа Гонсалес, когда рабочие соберут «достаточно денег, они должны создать кооперативные магазины, снабжаемые… (их продуктами). Другие ассоциации будут производить блага, продаваемые в магазинах. Таким образом, рабочий станет независимым от капиталиста и стоимость, возвращающаяся к нему за его труд, возрастет». Крупнейшим успехом мек-сиканского кооперативного движения того времени стало в 1876 г. преобразование рабочего квартала в Мехико — «Рабочей колонии Буэнависта» в «Кооперативную ассоциацию рабочих»; ее председателем был избран иммигрант из Ис-пании Хосе Муньусури, член «Ла сосиаль».

В 1874 г. в «Круге» насчитывалось уже 8 тысяч членов. В 1876 г. радикалы стали отвоевывать позиции у умеренных лидеров. Они подвергли критике получение помощи от правительства, создание профсоюзов отдельных фирм по соглашению между хозяевами и руководством «Круга», отказ поддержать стачку на «Ла-Фама-Монтаньеса», а также консерватизм «Эль Сосиалиста». Их органом стала газета «Эль Хихо дель трабахо» («Сын труда»), редактируемая Муньусури.

С конца 1875 г. усилилось стремление к созыву общенационального рабочего конгресса. «Круг» создал специальный комитет по этому вопросу; формальное предложение о проведении представил издатель «Эль Сосиалиста» и друг Родаканати Мата Ривера. Наконец, 5 марта 1876 г. в помещении SAI впервые собрался «Всеобщий рабочий конгресс Мексиканской республики».

В директорат Конгресса не был избран ни один из членов умеренного крыла «Круга», а из радикалов «Круга» — только Хосе Муньусури. Множество делегатов представляло более радикальные группы, в том числе SAI. Однако чле-ны директората избирались только на один месяц, и впоследствии в нем были представлены и оба крыла «Круга». Манифест, принятый на Конгрессе, отражал распространение либертарно-социалистических идей. В нем содержались призывы к «социально гарантированным» и кооперативным предприятиям, «освобождающим рабочих от капиталистического ига», к «независимости от индивидуальных и капиталистических интересов».

7 мая 1876 г. было реорганизовано общество «Ла сосиаль». В учредительной речи Родаканати говорил о необходимости помочь развитию кооперативного движения, создать международную рабочую организацию и «авангардную» революционную группу. Общество послало 5 делегатов в Конгресс, в том числе 2 женщин (их допуску тщетно пыталось помешать умеренное крыло во главе с Мата Риверой).

На протяжении 1876 г. позиции анархистов на Конгрессе усиливались. В июне на нем появились и новые делегаты от «Ла сосиаль» — Родаканати, Хуан Вильяреаль, Эвариста Меса, Колин-и-Лопес. Анархисты выступили против уча-стия рабочего движения в борьбе за власть, разгоревшейся между вождями либералов Лердой де Техада, Порфирио Диасом и Х.М.Иглесиасом. «Круг» раскололся: сторонники Лердо и «Эль Сосиалиста» покинули организацию, по-скольку в ней усилились сторонники Диаса. Одновременно Лердо в октябре-декабре 1876 г. приостановил издание «Эль Хихо дель трабахо». «Круг» в его изначальной форме прекратил свое существование.. Когда Диас, завладев властью в Мехико, перешел к репрессиям против крестьянского движения, число его сторонников среди рабочих стало стремительно падать, и к 1878 г. «Круг» остался призрачной организацией.

Сопротивление против сторонников Диаса в рабочем движении возглавили Хосе Мариа Гонсалес и новый редактор «Эль Хихо дель трабахо» Франсиско де Паула Гонсалес. В 1878 г. они поддержали создание альтернативной рабочей организации — «Большого круга рабочих Сакатекаса». Новая организация стала центром притяжения для многих мест-ных рабочих групп и обществ в Центральной Мексике — Тлалпана, Сан-Ильдефонсо, Контрераса, Рио-Ондо и Ла-Кольмены. Было создано и отделение в Мехико — «Первый филиал». Вскоре анархисты из «Ла сосиаль» возглавили как Конгресс (председатель — Кармен Уэрта, первый секретарь Хосе Мариа Гонсалес), так и «Первый филиал» (председатель — испанский эмигрант и кооперативист Хуан Б.Вильяреаль, первый секретарь Феликс Рикельм). Анархисты находились на вершине своего влияния в ХIХ веке.

Умеренное крыло движения теперь ориентировалось на генерала из Сакатекаса Т.Гарсиа де ла Кадена, который выступил в оппозиции против режима Диаса, за проведение социальных реформ. Анархисты боролись с вовлечением рабочего движения в политическую кампанию, издали воззвание против соответствующих попыток некоторых членов группы в Сакатекасе. В 1879-1880 гг., когда Гарсиа де ла Кадена выдвинул свою кандидатуру в президенты, «Круг» в Сакатекасе заявил о его поддержке. Анархисты выступили против и встретили понимания большинства членов Кон-гресса. 16 сентября 1879 г. на массовом митинге в парке Колумба в Мехико был поднят этот вопрос. 14 декабря 1879 г. на новом массовом митинге в парке Колумба пяти тысячам собравшихся были представлены новые руководители Конгресса — члены «Ла сосиаль» — вице-председатель Х.М.Гонсалес и первый секретарь Хосе Рико. Над головами участников развевались красно-черные флаги; на некоторых из них было написано: «Ла сосиаль, Интернациональная лига Юры», над трибуной было укреплено черное полотнище с надписью: «Ла сосиаль — Великая Интернациональная лига». Митинг быстро перерос в спор между сторонниками и противниками политической борьбы. Линию «Ла сосиаль» под-держали Ф.де Паула Гонсалес (новый издатель «Эль Хихо дель трабахо»), Кармен Уэрта, аграрный адвокат Альберто Санта-Фе, член «Ла сосиаль» Фортино Диосдадо, Мата Ривера. Новый председатель Конгресса Мануэль Рай-и-Гесман просил членов «Ла сосиаль» остаться в составе Конгресса, независимо от отношения к участию в политике. В итоге было решено, что каждая ассоциация может решать вопрос самостоятельно, но что отделения «Ла сосиаль» от Кон-гресса нельзя допустить, поскольке это было бы губительным для «дела мексиканского пролетариата». В январе 1880 г. представители «Большого круга» Сакатекаса продолжали настаивать на поддержке Гарсия де ла Кадены. В январе-апреле делегаты, представлявшие более 50 тысяч организованных рабочих, участвовали в митингах анархистов; в руководство Конгресса все это время избирались представители «Ла сосиаль». 1 февраля Конгресс возглавили председатель Вильяреаль, вице-председатель Хосе Мариа Гонсалес, первый секретарь Ф.Рикелма и третий секретарь Хуан Орельяна. Конгресс не поддержал Гарсиа де ла Кадену и 20 апреля представители «Большого круга» Сакатекаса покинули ряды Конгресса; 29 апреля к ним присоединилась редакция «Эль Сосиалиста», организовав совместный ми-тинг.

Члены «Ла сосиаль» намеревались превратить Конгресс в массовую рабочую федерацию — нечто вроде будущей НКТ в Испании, а сами — играть роль импульса внутри Конгресса. Пик их влияния приходился на 1879-1882 гг. В 1878 г. в организации «Ла сосиаль» насчитывалось 62 региональные секции в городах по всей стране. 8 мая 1880 г. анархисты вновь созвали Конгресс после откола сторонников Гарсиа де ла Кадены; было избрано новое руководство: председатель — Кармен Уэрта, первый секретарь — Гонсалес. Вместе с «Большим кругом» Мехико (председатель — Вильяреаль, первый секретарь — Ф.Рикелме) руководители Конгресса опубликовали антиполитическое воззвание в «Эль Хихо дель трабахо», направленное против группы из Сакатекаса и «Эль Сосиалиста». За либертарными социалистами шло в это время подавляющее большинство организованных рабочих Мексики.

В 1881 г. Конгресс был реорганизован и официально вступил в европейскую Международную ассоциацию трудящихся: в этот момент в нем было 100 секций с 50236 членами. Его представителем на Лондонской социально-революционной конференции был американский анархист Натан Ганц, издатель «Анархист соушелист революшионери ревью» в Бостоне и автор ряда статей в «Эль Сосиалиста». Создавались новые рабочие ассоциации и кооперативы. Важную роль в распространении анархистских идей сыграло издание «Ла Интернасиональ» (вторая половина 1878 г.): его издавал Ф.Салакоста, авторами анархистских статей были члены «Ла сосиаль» Родаканати, Феликс Рикельме, Хосе Рико, Франсиско Тихера. В каждом из номеров пропагандировалась программа из 12 пунктов, в их числе — «всемирная социальная республика, автономное управление муниципалитетов, права женщин, рабочие фаланги, ликвидация наемного труда, (рабочий контроль), равенство собственности». Анархисты открыто говорили о насильственной «борьбе с врагами человечества» (J.M.Hart. Anarchism… P.44-59, 75-76, 78, 79).

Но уже с конца 1870-х гг. режим Диаса развернул усиливавшееся наступление на рабочее движение. В 1878 г. Диас отобрал помещение у SAI и передал его своим сторонникам. В июне 1879 г. в Веракрусе по приказу губернатора был открыт огонь по демонстрации бастовавших портовиков; 9 человек были убиты. Этот акт осудили как «Эль Хихо дель трабахо», так и «Эль Сосиалиста». Но вторая газета после предвыборной кампании замолчала, а уже в 1880 г. стала хвалить Диаса. «Эль Хихо дель трабахо» в 1881 г. отказалась от революционных тем. В конце 1881 г. власти запретили проанархистский «Большой круг» в Мехико (после временного снятия запрета в марте 1882 г. он был введен окончательно в 1883 г.). Деятельность Конгресса с конца 1882 г. также была парализована. Власти создали свои марионеточные организации рабочих — «подлинные» «Большой круг» и Конгресс. Радикалы пытались в середине 1880-х гг. создать новую организацию — «Отдельную Хунту мютюалистских обществ Мексики» во главе с Кармен Уэрта. Хотя «Хунта» старалась не ссориться с правительством, она просуществовала всего несколько лет. Власти подчинили себе кооперативное движение, поставив его под свой контроль.

Анархисты не сдавались. В июле 1884 г. было объявлено о существовании «Национального клуба свободных рабочих», отстаивавшего право на забастовку и пытавшегося в середине-конце 1880-х гг. с помощью американских «Рыцарей труда» организовать текстильных рабочих. Отдельные члены «клуба» работали на Севере страны еще в 1890-х гг. Наконец, в 1885 г. революционные эмигранты из Испании создали «Революционные группы испанских эмигрантов в различных регионах». (J.M.Hart. Anarchism… P.77-81).

Анархисты вели работу не только в городах, но и среди мексиканских крестьян. Видную роль в разработке аграрных идей анархистов в Мексике сыграл портной Хосе Мариа Гонсалес. В серии статей в «Эль Хихо дель трабахо» он подверг резкой критике экономическую политику правительства в отношении крестьян, рабочих и ремесленников. Он открыто и ясно формулировал свои анархистские взгляды: «Социальная революция. Какова задача такой революции? Ликвидация пролетариата. Далее, может ли правительство издать законы, чтобы осуществить эту цель? Правительство неспособно что-либо сделать. Почему? Потому что оно есть первый поработитель». Взгляды Гонсалеса сформирова-лись под влиянием издателя «Эль Хихо дель трабахо» Муньусури, ставшего в то время воплощением воздействия испанского анархизма на Мексику, и Родаканати. Он соединил традицию сельской общины с ее «малой родиной», наследие ремесленных гильдий взаимопомощи и концепции европейского анархизма, прежде всего, Прудона и Бакунина. Он предлагал создать массовое движение, порывающее с экономикой капитализма, начиная с создания независимых самообеспечивающихся эгалитарных ассоциаций на уровне деревень: «Они (рабочие)… приобретут землю и создадут колонии; разовьется чувство патриотизма в отношении той колонии, где родился человек. Затем, когда колония станет процветать, будет обращено первостепенное внимание на воспитание и образование как взрослых, так и детей; возникнет новая мораль, которая… устранит пороки, характерные для других обществ. Таким образом, правительство станет уже ненужным со всеми его несовершенными школами, манерой вызывать страсти и войны, порождаемые голодом, который служит также причиной множества преступлений, встречающихся в нашем обществе…»

Кооперативная компания может быть создана с достаточным количеством капитала посредством планов взносов в рассрочку. С помощью денег, полученных таким способом, можно будет создать магазины, торгующие высококачественными потребительскими благами. Когда фонды станут достаточными… рабочий сможет продолжать независимо от капиталиста… Теми же средствами будет затем приобретаться земля для создания колоний…». Иными словами, группы членов ассоциаций смогут накопить капитал и приобрести землю и оборудование, организовать аграрные коллек-тивы. Гонсалес призвал тысячи рабочих и крестьян присоединяться к этому проекту.

Эти идеи легли в основу мексиканских аграрных движений.

Гонсалес возглавил кампанию поддержки крестьянских общин в их борьбе за землю, которую у них отнимали по-мещики из «Ла-Тенериа» (штат Мехико) и «Де лас Бокас» (Сан-Луис-Потоси). Режим Диаса усилил сгон крестьян с земли. В 1877 г. Гонсалес и другие анархисты призвали к массовому восстанию — «социальной революции».

В 1878 г. после многих лет дискуссий и сотен революционных предложений аграрные революционеры разработали аграрную программу, более сложную, чем у Чавеса Лопеса. Издатель «Ла Интернасиональ» и сторонник революционного прямого действия Салакоста опубликовал план, предложенный обществом «Ла сосиаль». В этой программе со-держался призыв к ликвидации общенационального правительства, автономным муниципиям, аграрному закону, предусматривающему измерение и демаркацию деамортизированной земли, постепенному выравниванию собственности, в конечном счете — к ликвидации системы наемного труда, а между тем — к увеличению оплаты в сельском хозяйстве с помощью стачек, к созданию территориальных банков для обеспечения сбыта сельскохозяйственной продукции и коммунальных групп «социетарного фаланстера» как способов организации городских и сельскохозяйственных тружеников.

В 1878-1884 гг. центральные и северные регионы (Мичоакан, Гуанахуато, Керетаро, Сан-Луис-Потоси, Дуранго, Синалоа, Чиуауа, Коауила, Идальго, Мехико, Пуэбла, Морелос) сотрясались крупнейшими крестьянскими волнениями, которые только знала Мексика. Салакоста и другие радикалы создали «Большой комитет комунеро». Его задачей было стимулировать революцию в деревне; делегаты комитета приходили на деревенские собрания в штатах Мехико, Гуанахуато и Идальго. Эмиссары установили контакты с аграрными повстанцами в Мичоакане и Чиуауа. Вооружив-шись программой «Ла сосиаль» и манифестом Чавеса Лопеса, Салакоста приехал в Чалко и в конце 1878 г. попытался поднять там крестьянское восстание. В течении 18 месяцев несколько сотен его сторонников вели неравные бои с фе-деральной армией и сельской жандармерией «руралес» в северо-восточном Морелосе, восточном Мехико, керетаро и Идальго. Восставшие захватили множество поместий и роздали их земли крестьянам. В конце концов правительственные войска схватили Салакосту около Керетаро и, вероятнее всего, убили его. Но волна восстаний продолжала расти, и лишь в 1884 г. правительство вернуло себе военный контроль над ситуацией. (J.M.Hart. Anarchism… P.63-69).

Посреди аграрных бунтов, охвативших Центральную Мексику, выступил со своим аграрным проектом полковник Альберто Санта-Фе. Это была вершина аграрной революционной идеологии 19-го века. Документ был известен как «Закон народа». В его преамбуле указывалось, что закон основывается на концепции социального и духовного равенства людей. Предлагалось распределить участки размером 276 на 184 рода (1 род равен примерно 5 метрам) на млад-шего сына между всеми крестьянскими семьями, при условии что весь капитал и собственность семьи не будет превышать 3 тысячи песо. Муниципии должны были определять, какие именно земли будут отторгнуты от поместий. По-мещик мог получить компенсацию, обратившись в ближайшее отделение Аграрного и промышленного банка, который определял стоимость земли на открытых и публичных слушаниях. Банку, который должен был иметь отделения в каждом штате, предстояло определять, какое количество земли полагалось на «пуэбло», чтобы обеспечить достаточную обработку. Распределять землю между ее пользователями должны были муниципальные или деревенские советы в со-ответствии с местной традицией. Получатель должен был выплатить установленную стоимость земли в сельскохозяйственный банк из расчета 10% в год плюс 6% в качестве процентов на неоплачиваемый основной капитал в течении 10 лет. Собственность на землю не могла передаваться тому или иному лицу, пока условия соглашения не будут выполнены. Наконец, банку должно было поручено предоставление низкопроцентных кредитов крестьянам через муниципальные советы.(J.M.Hart. Anarchism… P.69-70)

А.Санта-Фе работал вместе с Родаканати, Гонсалесом и Салакостой в редакциях «Эль Хихо дель трабахо» и «Ла Интернасиональ». В 1878-1879 гг. он развернул агитацию за аграрную реформу в штате Пуэбла, поддерживал контакт с повстанцами в Гуанахуато и Мичоакане. Ряд активистов создал «Мексиканскую коммунистическую партию» (первую в мире организацию под таким именем), которая существовала недолго, но действовала в различных районах страны и издавала газеты, в том числе «Ла Револусьон сосиаль» в Пуэбло под руководством А.Санта-Фе (J.M.Hart. Anarchism… P.70, 77, 194; «Communisme. Organe central en francais du Groupe Communiste Internationalistr». Bruxelles. Decembre 1992. #37. P.12). В июне 1879 г. Санта-Фе был арестован в Пуэбло и заключен в тюрьму «Сантьяго Тлате-лолько» в столице. После освобождения он жил на севере страны в «ссылке», а много позднее был прощен и даже избран в парламент как сторонник Диаса! Сторонники Санта-Фе подняли восстание после его ареста, но оно было подавлено (J.M.Hart. Anarchism… P.70,77).

В 1880 г. в Чалко вернулся Родоканати с намерением восстановить свою школу. Но он натолкнулся на сопротивле-ние помещиков и местных властей. В регионе действовала «Аграрная лига Мексиканской республики». Ее члены в Идальго, Мехико, Морелосе и Пуэбло действовали против помещиков легальными методами. Глава лиги Тибурсил Монтиель участвовал раннее вместе с Салакостой в создании «Большого комитета комунерос», регулярно печатался в «Эль Сосиалиста», защищал идею вольных муниципий и аграрной реформы и написал памфлет в поддержку «коммунизма». Но на сей раз он не нешел общего языка с Родоканати. Разочарованный Родоканати вернулся назад в столицу, а в 1886 г. навсегда покинул Мексику.

Однако временный разрыв с Родоканати не спас Монтиеля и его организацию. В августе 1881 г. он был арестован. Затем его ненадолго освободили, так что он еще успел в сотрудничестве с Родаканати и другими возглавить издание «Эль Сосиалиста». Но затем он был вновь арестован и сослан в Нижнюю Калифорнию. Выступления крестьян в Чалко были подавлены федеральной армией.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *