Анархизм в Мексике, 1860-1931 (ч.2)

От «Мексиканской либеральной партии» к анархо-коммунизму
(начало ХХ века)

Мексиканские анархисты в ХХ веке обращались не столько к своим предшественникам, сколько к европейской анархистской мысли — Прудону, Бакунину, Кропоткину. Движение стимулировалось присутствием в стране тысяч испанских эмигрантов. Создание первой анархистской организации в новом столетии было тесно связано с деятельностью братьев Флорес Магон.

Братья родились в семье офицера-землевладельца в Сан-Антонио-Элошчитлан в южном штате Оахака, убежденного либерала и оппонента Диаса (Рикардо в 1873 г.). Отец был индейского происхождения, мать — метиска. В 1890-х гг. они обучались праву в Мехико. Здесь в 1892 г. 19-летний Рикардо возглавил антиправительственную студенческую демонстрацию и был на месяц брошен в тюрьму. Довольно рано он прочитал Кропоткина и в 1900 г. уже был убежденным анархистом, хотя еще и не заявлял об этом открыто. Он считал своей задачей сплотить либералов, выступающих против диктатуры Диаса. 7 августа 1900 г. братья начали выпускать оппозиционную газету «Рехенерасьон» («Возрождение»). В том же году Рикардо и Энрике создают «Либеральный комитет студентов» в столице. По всей стране возникло свыше сотни различных «либеральных клубов», включавших людей с различными убеждениями. В следующем году Рикардо Флорес Магон едет делегатом от этого комитета на Либеральный конгресс в Сан-Луис-Потоси, а затем создает его филиал в столице — «Реформистскую либеральную ассоциацию». Братьев арестовывают. Это продолжается несколько лет; правительство систематически подвергает арестам Рикардо и закрывает «Рехенерасьон». Наконец, в 1903 г. его и его товарищей принуждают покинуть страну.

В феврале 1904 г. братья Флорес Магон, Хуан и Мануэль Сарабиа, Сантьяго де ла Ос, Либрадо Ривера, Антонио Вильяреаль, Росалио Бустаманте и Сантьяго де ла Вега создали в Ларедо в Техасе «Либеральный клуб Понсиано Арриаги» для борьбы с Диасом. В ноябре в Сан-Антонио возобновился выпуск «Рехенерасьон». А 25 (или 28?) сентября 1905 г. в Сент-Луисе официально создается «Мексиканская либеральная партия». Она немедленно призывает к образованию подпольных революционных ячеек по всей Мексике для борьбы за вооруженное свержение Диаса. В Организационную хунту новой организации вошли: Р.Флорес Магон (председатель), Х.Сарабиа (вице-председатель), Вильяреаль (секретарь), Э.Флорес Магон (казначей), Ривера, М.Сарабиа, Бустаманте. В сентябре 1905 г. тираж «Рехенерасьон» достиг 20 тысяч экземпляров, в 1906 г. — 30 тысяч.

Либералы-эмигранты не были едиными в своих взглядах. Р. и Э.Флорес Магоны и Ривера считали себя анархистами, сторонников Арриаги их радикализм пугал. В Сент-Луисе Р.Флорес Магон, Х.Сарабиа, Ривера и Вильяреаль часто встречались с американскими анархистам Эммой Гольдман и Александром Беркманом, с испанским анархистом Флоренсио Босора. Эти контакты усилили анархистские убеждения Р. и Э. Флореса Магона и Риверы. Сарабиа склонялся к социал-реформизму, а Вильяреаль — к ортодоксальному социализму. В целом, в условиях борьбы с диктатурой было решено не афишировать свой анархизм.

Платформа МЛП была принята 1 июля 1906 г. и ориентировалась на поддержку из всех классов общества. В ней содержались требования конституционно-демократических реформ, восстановления прав муниципий, введения национального гарантированного минимума зарплаты, шестидневной рабочей недели, оплаты труда наличными, а не чеками на покупку товаров в магазинах компаний, ликвидации таких магазинов, ликвидации детского труда, введения предпринимательских выплат в фонд социального страхования, установления минимальных стандартов безопасности и условий труда. В аграрной сфере платформа выдвигала требования распределения среди крестьян и рабочих необра-батываемой помещичьей земли.

Будучи анархистами, Р.Флорес Магон и его товарищи в тот период не афишировали свои убеждения, называя себя либералами, доводящими либеральную идею свободы до ее крайнего, логического завершения; полная свобода требует борьбы с частной собственностью, существованием классов и централизованной властью государства. В том, что касается тактики, экспроприации земли и ее распределения., то об этом ясно говорилось в шифровках, которые они рассылали своим сторонникам. В одном из писем Р.Флорес Магон писал: «Только анархисты знают, что мы анархисты, и мы советуем им не называться так, чтобы не пугать идиотов». В другом он разъяснял:

«Все это в известной мере сводится к вопросу тактики. Если мы будем называть себя анархистами из принципа, нас мало кто станет слушать. Не называя себя анархистами, мы направляем свои помыслы… против имущего класса… ни одна либеральная партия в мире не имеет наших антикапиталистических тенденций, которые сейчас инициируют революцию в Мексике. И мы не сможем достичь этого, если вместо анархистов назовемся, скажем, просто социалистами. Все это вопрос тактики. Мы дадим землю народу в ходе революции, и не станем обманщиками. Мы дадим ему затем владение фабриками, шахта-ми и т.д. Чтобы против нас не сплотились все, мы продолжаем следовать той же тактике, которая уже принесла нам хорошие результаты. Мы будем продолжать называть себя либералами во время революции, но в действительности продолжаем пропаганду анархии и совершать анархистские действия».

В 1906 г. МЛП имела 44 партизанских групп и либеральных клубов в Мексике. Для оперативных целей территория страны была разделена на 5 зон; лучше всего была организована работа в северном секторе («Зоне 3») — штатах Синалоа, Нижняя Калифорния, Сонора, Чиуауа, Коауила, Нуэво Леон, Тамаулипас — где можно было оказывать непосредственную помощь с американской стороны. Командование в каждой из зон осуществлял доверенный «делегат». Действия «делегатов» всех 5 зон координировал «национальный главнокомандующий», ответственный перед «Хунтой» в США. Лично «делегата» знали на местах только 2 человека — партизанский командир («хефе дель герилья») и его помощник («субхефе»). Партизанские отряды, состоявшие преимущественно добровольцы из городских и сельских тружеников, насчитывали от 50 до 200-300 членов. Партизаны сами избирали командира и его заместителя из своих рядов. Средства на движение собирались в виде пожертвований по всей стране. Подпольная форма организации опреде-лялась тем, что организация подвергалась упорным и жестоким преследованиям как со стороны режима Диаса, так и со стороны американских властей, полиции и детективных агентств. В США ядро сторонников МЛП составляли мексиканские шахтеры в Нью-Мексико, мексиканцы, бежавшие от режима Диаса в техасское пограничье и мексиканские эмигранты в Лос-Анджелесе.

МЛП приняла участие в стачке 1906 г. на «Медной компании Кананеа» в штате Сонора. Весной 1906 г. Ласаро Гутьеррес де Лара создал и возглавил «Либеральный клуб Кананеа». Для поддержки МЛП и организации рабочих был создан еще один клуб — «Либеральный союз Человечество», во главе которого стояли будущие лидеры забастовки — Эс-тебан Бака Кальдерон, Франсиско Ибарра, Мануэль Диегес. 1 июня началась забастовка рабочих за 8-часовой рабочий день, повышение минимального уровня зарплаты и устранение расовой дискриминации мексиканцев на работе и в жилье. Администрация шахт и местные власти старались сломать и подавить стачку, в поддержку которой прибыли агитаторы — мексиканцы и американцы. Последовали 2 дня перестрелок, саботажа и восстания. На территорию Мексики вторглись американские полувоенные формирования из Аризоны. 6 июня губернатор, опираясь на присланных из столицы 2000 солдат, объявил о призыве бастующих в армию и отправил их на юг штата против восставших индейцев. Стачка была подавлена. За 5 дней боев погибло от 30 до 100 человек.

Под руководством полевого командира-анархиста Пракседиса Герреро МЛП мобилизовала свои 44 подпольных партизанских отряда на конец 1906 г., рассчитывая на массовое восстание. В сентябре Рикардо Флорес Магон и Хунта тайно перенесли свою штаб-квартиру в Эль-Пасо (Техас). Большинство выступлений было сорвано скоординирован-ными арестами сотен активистов в США и Мексике. Но 3 акции все же состоялись. 300 человек под командованием Донато Падуа попытались захватить город Акайюкан (штат Веракрус), но потерпели поражение и отступили в сельские районы, где продолжали партизанскую борьбу до революции 1910 г. и соединения с силами Сантаны Родригеса (Сантанона). МЛП возглавила восстания индейцев в Чинамеке, Минатитлане и Ишуатлане в штате Веракрус; все они были подавлены, некоторые из уцелевших присоединились к Падуа. Третья неудачная атака была организована из техасского Дель-Рио на Хименес (штат Коауила). В октябре был разгромлен отряд МЛП около Сьюдад-Камарго в Та-маулипасе. План захватить Сьюдад-Хуарес из Дель-Рио не был осуществлен. Рикардо Флорес Магон сумел бежать и укрылся в Лос-Анджелесе, где Хунта была реорганизована.

Стачка текстильщиков и восстание рабочих в Рио-Бланко в 1906-1907 гг. происходили вне непосредственного участия МЛП, но под влиянием ее идей. Уже в 1901 г. рабочие Рио-Бланко (в текстильном регионе Орисаба-Пуэбло) создали «либертарное мютюалистско-кооперативное общество» и тайную «группу сопротивления». В 1903 г. они провели забастовку против произвола надсмотрщиков, в 1904 г. создали «Большой круг». Весной 1906 г. эмиссар МЛП Хосе Нейра приехал в Рио-Бланко и начал работать в протестантском религиозном кружке Х.Румбиа, исповедовавшем смесь фундаменталистского христианства и радикального популизма. 2 апреля 1906 г. Нейра, Румбиа и ядро из 27 ра-бочих создали «Большой круг свободных рабочих» во главе с Нейрой. «Круг» решил вступить в МЛП, организовал секции на фабриках Санта-Роса и Ногалес и начал издавать газету «Ла Револусьон сосиаль». Летом того же года митинг «Круга» был разогнан сельскими гвардейцами «руралес»; организация была распущена, большинство активистов скрылось. Власти создали новый, соглашательский «Большой круг», но тот не смог удержать рабочих от выступления. В декабре 1906 г. рабочие потребовали сокращения рабочего дня в субботу, предоставления перерыва на обед, отдыха по праздничным дням, введения пенсий, оплаты сверхурочных, ликвидации полицейского режима на предприятиях и введения доступа профсоюзов на предприятия, запрещения магазинов компаний и детского труда. На митинге согла-шательского профсоюза 7 декабря один из рабочих призвал к «революции классовой борьбы». Было решено басто-вать. Так вспыхнула стачка 6 тысяч текстильщиков Пуэблы, к которой затем примкнули 800 рабочих Тлашкалы. В ответ 22 декабря предприниматели объявили локаут 22 тысяч рабочих в Пуэбле, 10 тысяч в Орисабе, 25 тысяч в Мехико, Веракрусе, Керетаро и Гвадалахаре. После правительственного посредничества предприятия и обещания предприни-мателей не допускать труда детей моложе 7 лет предприятия были снова открыты 7 января. Однако часть рабочих и даже местное руководство профсоюзов в Санта-Росе выступили против «соглашения». В Рио-Бланко в Орисабе рабочие-противники «договоренности» помешали другим войти на фабрику. Вспыхнуло антиправительственное восстание, были разгромлены магазины, солдаты открыли огонь: были убиты 17 рабочих, 80 ранены. Восставшие захватили тюрьму и освободили заключенных. Часть рабочих двинулась на фабрики «Ногалес» и «Санта-Роса» и вместе с их работниками захватили эти предприятия, сожгли магазины компаний. По возвращении они снова попали под армейский огонь; последовали новые жертвы. В Рио-Бланко рабочие заняли железнодорожную станцию и сожгли несколько до-мов, в том числе лидера официального «Большого круга». Перестрелки между рабочими и солдатами продолжались всю ночь. На следующий день Орисаба была занята подоспевшими войсками; сотни рабочих были арестованы, толпа рабочих была расстреляна перед фабрикой «Санта-Роса», 5 человек были убиты. Всего в ходе стачки погибли более 200 рабочих и 25 солдат; 30-40 солдат были ранены, 400 рабочих арестованы, 1500 человек уволены. Власти назвали выступление «коммунистическим».

В 1907-1910 гг. рабочие волнения продолжались в Орисабе, Пуэбле, городе Мехико; для их подавления неоднократно концентрировались войска. В январе 1907 г. бастовали рабочие текстильной фабрики «Ла-Магдалена» в Сан-Анхеле около столицы, к ним присоединились работники «Ла-Ормиги», но выступление было подавлено армией, занявшей фабрики. В апреле 1907 г. вновь бастовали рабочие фабрик «Ногалес» и «Рио-Бланко», безуспешно добиваясь ликвидации полицейского режима. В 1908 г. стачки снова прокатились по столице, Пуэбле и Орисабе с эпицентром в Сан-Анхеле. На следующий год состоялись 2 стачки на крупнейшей текстильной фабрике в Мехико — «Сан-Антонио-де-Абад» (по вопросам увольнений и сокращения зарплаты); обе закончились неудачей. Снова и снова вспыхивали за-бастовки и волнения рабочих в районе Пуэблы. Рабочие «Рио-Бланко» пытались несколько раз выступить в 1909 г. В июле 1910 г. одновременно с активизацией партизан МЛП во главе с Падуа и Сантаноном забастовали 600 рабочих «Санта-Росы»; стачка была подавлена войсками…

Несмотря на неудачу в 1906 г. МЛП в 1907 г. активизировала свои усилия. Под руководством анархиста Пракседи-са Герреро осуществлялся сбор оружия, готовились подпольные группы. Но в августе полиция в Лос-Анджелесе арестовала членов «Хунты» — Р.Флореса Магона, Л.Риверу, А.Вильяреаля, М.Диаса. Подготовка к восстанию продолжалась под руководством Э.Флореса Магона и П.Герреро. В 1908 г. существовали 40-60 тайных групп, которые должны были начать вооруженную борьбу с режимом. Но выступление в июне было сорвано репрессиями американских и мексиканских властей. Группа из 20 членов МЛП была окружена в Касес-Грандес (Чиуауа), в Эль-Пасо полиция захватила дом военного руководителя МЛП П.Сильвы, арестовала ряд активистов и конфисковала большое количество оружия, бомб и амуниции. Войска США блокировали границу. 26 июня в Лас-Вакасе вспыхнули бои между отрядами МЛП и местным гарнизоном. Группа из 50 членов партии в Касас-Грандесе атаковала пограничный город Паломас. Однако помощь от сил МЛП в США придти не смогла. Серия мелких восстаний МЛП в Лас-Орносе, Матаморосе и Ла-Сьерра-де-Химилко (Коауила) не удалась.

Между тем, расхождения в МЛП нарастали. В письме, написанном из тюрьмы в Лос-Анджелесе в 1908 г., Р.Флорес Магон призвал своих сторонников развернуть открытую пропаганду анархистских идей. Позднее арестован-ные активисты МЛП были переведены в Томбстоун (Аризона) и осуждены в результате сфабрикованного процесса. Рикардо Флорес Магон был приговорен к 18 месяцам тюрьмы в Юме (Аризона). Вся тяжесть военной подготовки лежала теперь на П.Герреро. Он начал организовывать мексиканских рабочих в Аризоне, Нью-Мексико и Техасе, собирать средства на публичных митингах. Одновременно партизанские отряды МЛП действовали в Веракрусе и Коауиле.

В июне-декабре 1908 г. и мае-июне 1910 г. МЛП организовала новые наступления в Мексике. Было атаковано много городов, в штате Сонора восстали индейцы яки. 4 дня удерживался город Вальядолид. Крестьяне разгромили муниципалитет Сан-Бернардо.

В 1910 г. МЛП развернула пропаганду анархизма. С сентября возобновился выход газеты «Рехенерасьон». В первом же номере Р.Флорес Магон в передовой статье «К пролетариям» предостерегал от надежд, что простая смена правительства может положить конец угнетению и эксплуатации бедняков. Единственная возможность достижения социальной справедливости — это экспроприация земли. Лозунг борьбы, предложенный П.Герреро, теперь гласил: «Земля и воля!» «Мы не согласны с разделом (экспроприированной) земли, — писал Р.Флорес Магон в «Рехенерасьон» 13 июня 1911 г. — надо взять все и создать общую собственность… Мы антиавторитарии, то есть анархисты». Необходимо, чтобы пролетарии поняли, что «решение проблемы людей — не в разделении земли на мелкую собственность, а в том, чтобы соединить всю землю и сообща обрабатывать ее, без хозяев и правителей, предоставив всем мужчинам и женщи-нам равное право обрабатывать ее».

В ноябре 1910 г. в Мексике вспыхнуло антиправительственное восстание во главе с буржуазно-либеральным деяте-лем Ф.Мадеро. Мадеро предложил Р.Флоресу Магону объединить усилия, но анархисты отвергли это предложения. Членам МЛП была разослана инструкция: «Хунта не имеет никакого пакта, никакого союза со сторонниками Мадеро, так как партия Мадеро — партия консервативная. Старайтесь всеми силами препятствовать намерениям мадеристов». Р.Флорес Магон заявил, что деятельность Мадеро — чисто буржуазная и его поражение «возвеличило бы Либеральную партию, которая не имеет ничего общего с мадеризмом, как и с любой буржуазной партией».

В декабре 1910 г. МЛП возобновила вооруженную кампанию в Мексике. После первых военных успехов отрядов МЛП в Касас-Грандесе, Чиуауа и других местах наступила полоса неудач. 29 декабря 1910 г. вооруженная группа из 32 человек во главе с П.Герреро атаковала Ханос (штат Чиуауа), но была разгромлена, а П.Герреро погиб 30-го. Это была тяжелейшая потеря: организация потеряла одного из своих самых динамичных и способных организаторов. Уполномоченный Хунты И.Тангума не смог выполнить распоряжение Р.Флореса Магона направиться в Тамаулипас для организации восстания, поскольку его арестовали сразу по пересечении границы. Некоторые командиры отрядов МЛП действовали вместе с мадеристами (Луис А.Гарсиа с 300 человек, Хосе де ла Лус Бланко) и были обмануты ими.

В январе 1911 г. силы МЛП атаковали и заняли город Мехикали (Нижняя Калифорния), 5 февраля они захватили город Гуаделупе. 17 февраля Мадеро арестовал наиболее влиятельного и успешного военного командира МЛП При-сцилиано Х.Сильву — руководителя отряда, взявшего Гуаделпе — поскольку он отказался признать Мадеро президентом. Бойцы отряда Сильвы, смешавшиеся с мадеристами, были разоружены; на следующий день многие из них были расстреляны. 25 февраля газета МЛП «Рехенерасьон» объявила Мадеро предателем дела свободы. На следующий день умеренный социалист А.Вильяреаль покинул Организационную хунту МЛП и перешел на сторону Мадеро. Часть отрядов МЛП в центральной и южной Мексике поддержали «революцию Мадеро».

К маю 1911 г. большая часть штата Нижняя Калифорния оказалась под контролем МЛП. Этот социальный эксперимент весьма глухо упоминается официальными историками. Нижняя Калифорния — изолированный штат на северо-востоке страны, где большая часть земли находилась в руках крупных помещиков и американских компаний (так, по-ловина земель была в руках компании «Колорадо Ривер Лэнд»). В тот момент в нем — после поражений армий Диаса в Центре страны — осталось мало войск и было возможно захватить штат и превратить его в базу для освобождения всей страны, а также попытаться осуществить там экономическую систему самоуправления. В операции приняли участие американцы из синдикалистской революционной организации «Индустриальные рабочие мира». Тираж газеты МЛП «Рехенерасьон» достиг 30 тысяч экземпляров. 20 мая Хунта МЛП опубликовала манифест, призвавший крестьян захватить землю и совместно обрабатывать ее.

Власти Мексики обвинили Флореса Магона в намерении передать Нижнюю Калифорнию США. Победивший в мае 1911 г. Мадеро послал войска в штат. 6 июня, беспрепятственно пройдя через территорию США, его силы атаковали отряды МЛП. 13 июня один из членов руководства МЛП Сарабиа также перешел на сторону Мадеро и попытался убе-дить Р.Флореса Магона сложить оружие, однако получил только сухой отказ. В течение 18-22 июня Мехикали и Тихуана попали в руки мадеристов.

Группа во главе с братьями Флорес Магон продолжала настаивать на социальной анархистской революции. В ма-нифесте МЛП 23 сентября 1911 г. провозглашалось: «Без принципа собственности нет смысла в существовании правительства. Оно необходимо только для того, чтобы удерживать в границах дозволенного неимущих с их желаниями и восстаниями против тех, кто присвоил общественные богатства. Нет смысла и в существовании церкви, чья цель состоит исключительно в том, чтобы удушить в человеческом существе врожденный бунт против угнетения и эксплуатации и посредством проповеди терпения, покорности и униженности, заглушая голос наиболее мощных и плодотворных инстинктов».

Вслед за Бакуниным и Кропоткиным, мексиканские анархисты провозглашали: «Капитал, власть, клир: благодаря этой троице прекрасная земля превратилась в рай для тех, кто сумел захватить в свои лапы с помощью хитрости, насилия и преступлений плоды пота, крови, слез и жертв тысяч поколений трудящихся, и в ад для тех, кто своими руками и умом обрабатывает землю, приводит в движение машины, строит дома, перевозит продукты. Тем самым чело-вечество было разделено на 2 общественных класса с диаметрально противоположными интересами: капиталистиче-ский класс и трудящийся класс; класс, который владеет землей, производственным аппаратом и средствами транспортировки своих богатств, и трудящийся класс, класс, который владеет только своими руками и своим умом, отдавая их взамен». «Между двумя этими классами не может существовать никаких уз дружбы или братства, поскольку имущий класс всегда стремится сохранить экономическую, политическую и социальную систему, которая гарантирует ему спо-койное пользование своим грабежом, в то время как трудящийся класс прилагает усилия к тому, чтобы разрушить эту …систему и установить такую, в которой земля, дома, производственные орудия и транспортные средства находились бы в общем пользовании».

«Не следует ограничиваться только овладением землей и сельскохозяйственным материалом; необходимо завладеть также всей промышленностью и вернуть ее трудящимся». Овладев аппаратом производства, по мысли Р.Флореса Магона, «жители каждого региона придут к соглашению относительно того, чтобы блага, которые они обнаружат в магазинах, в амбарах… , были собраны в легко доступном месте, где все мужчины и женщины доброй воли могли бы составить тщательный список всех расходов», а затем перейти к совместной обработке земли. Речь шла о создании общества анархистского коммунизма.

По мнению Р.Флореса Магона, эти принципы были заложены в самой сердцевине индейской традиции крестьян-ской общины. 2 сентября 1911 г. в газете «Рехенерасьон» появилась статья Р.Флореса Магона «Мексиканский народ готов к коммунизму». В ней отмечалось, что в организации индейской общины имеются три соответствующих элемента: 1) общая собственность на землю и свободный доступ ко всем естественным ресурсам (лесам, водам, месторождениям); 2) совместный труд, как в производстве, так и в социальной сфере (строительство домов), что, более обобщенно, означает наличие взаимопомощи как организационной оси; 3) отсутствие власти и необходимости в ней. Общая собственность на землю, отмечал Р.Флорес Магон, включает свободный доступ к ее обработке. Иными словами, можно было после длительной обработки участка менять его. Следует упомянуть и общую собственность на орудия труда. Взаимопомощь служит формой производства и распределения потребительских благ (без всяких денег) и формой удовлетворения индивидуальных потребностей (строительство домов). (Заметим, что для Флореса Магона была важна не столько конкретная форма и масштабы взаимопомощи в данных общинах, сколько сам принцип). Метисы, по его словам, также организованы в соответствии с теми же коммунальными принципами. Все это означает, что элементы коммунизма уже осуществляются большинством населения, а следовательно, в Мексике возможна революцию, создающая общество на коммунальной основе.

Социальную революцию Р.Флорес Магон представлял как вооруженное восстание сельских жителей, которое перекинется и на города. Рабочие экспроприируют фабрики и заводы и будут продолжать производить на основе самоуправления. К профсоюзам и их забастовкам Р.Флорес Магон одно время относился со скептицизмом. Он считал, что рабочие организации не могут добиться полного освобождения рабочего класса до тех пор, пока они не ставят под во-прос частную собственность и ведут борьбу только за зарплатные требования. Позднее он смягчил свою критику и его позиция сблизилась с анархо-синдикалистской.

Под влиянием призывом МЛП индейцы в Халиско и крестьяне в Веракрусе в 1911 г. стали захватывать землю и обрабатывать ее сообща. В декабре 1911 г. индейцы яки выдвинули лозунг МЛП «Земля и воля!» и захватили землю для общинной обработки. В марте 1912 г. группы МЛП возобновили деятельность в ряде штатов.

МЛП, которую Р.Флорес Магон рассматривал теперь как «революционный рабочий союз» (Флорес Магон 19 сен-тября 1915 г. в «Трибуна роха»), продолжала свои попытки превратить мексиканскую революцию в анархо-коммунистическую, но уже не могла больше оказать существенное влияние на происходящие события. Ее силы находились в эмиграции, где подвергались жестоким репрессиям и многократным арестам В Мехико взгляды Флореса Ма-гона и МЛП пропагандировал анархо-синдикалист Монкалеано, создавший группу «Свет». Бывшие члены МЛП Антонио Диас Сото-и-Гама, Ласаро Гутьеррес де Лара, Мануэль Сарабия и Сантьяго де ла Вега стали в 1912 г. основателями синдикалистского «Дома рабочих мира». Однако отношения между «Домом» и «магонистами» далеко не всегда были безоблачными. Р.Флорес Магон придавал большое значение свержению отстранившей и убившей Мадеро военной диктатуры В.Уэрты в Мехико (июль 1914 г.) и росту влияния анархо-синдикалистов, чем они сами. Некоторые деятели «Дома» отвергали более революционную тактику Флореса Магона. Один даже назвал его и его товарищей «ренегатами, на тысячи миль удаленными от Мексики».

Анархо-коммунисты вели активную анитимилитаристскую пропаганду, призывали солдат противоборствующих армий дезертировать. Они осуждали империализм США, но не выступали в поддержку мексиканского национализма и патриотизма: «Что такое родина? Родина — это смесь вещей, идей, традиций, предрассудков, понятных немногим; однако же как непостижимо много тех, кто готов подставлять себя под неприятельские пули, чтобы защищать то, чего он не знает и что не дает ему никаких благ… Родина, пролетарии, — это то, что не является нашим и потому не дает нам ничего. Родина — буржуев и идет на пользу только им одним. Родина изобретена паразитическим классом, классом, ко-торый живет, не трудясь, чтобы разъединить трудящихся на национальности и не допустить (или, по меньшей мере, затормозить) таким образом их соединения в единую всемирную организацию, которая сотрет с лица земли старую, угнетающую нас систему», — писала «Рехенерасьон» 18 апреля 1914 г.

Р.Флорес Магон надеялся после свержения В.Уэрты на углубление революции. Он возлагал надежды на революци-онную крестьянскую самоорганизацию. «Люди в уараче и белых штанах распоряжаются, прежде всего, в районах, где действуют подлинно революционные силы, экспроприируют… буржуазию и власти…; люди в уараче и сомбреро… взяли закон в свои руки, неписаный закон, прекрасный естественный закон, который гласит, что все равны, все имеют право на место на великом банкете жизни…», — писал он в «Рехенерасьон» 12 декабря 1914 г. Флорес Магон противопоставлял «движение пролетариев — сторонников прямого действия» (жителей деревень Морелоса, Оахаки, Пуэблы, Герреро и Мехико, «уничтожающих судебные архивы и собственность и передающих в распоряжение трудящихся общественное богатство», крестьян Дуранго, захвативших поместья, индейцев яки) борьбе сторонников «политического действия» и противостоящих друг другу фракций (сторонников Вильи, Каррансы, Ф.Диаса и др.) — армию самообороны Э.Сапаты. Сапата не был анархистом, но читал «Рехенерасьон», воспринял лозунг: «Земля и воля!» и некоторые положения программы МЛП. Правда, он не требовал всеобщей экспроприации земли. Выдвинутый и осуществляв-шийся сапатистами «План Айяла» был гораздо более умеренным: в нем предусматривалось возвращение общинам и гражданам земель, отобранных у них помещиками и компаниями во время режима Диаса, при чем помещики должны были получить компенсацию в виде трети стоимости земли. Только в случае их сопротивления земля могла конфисковаться безвозмездно. Сапатисты не добивались и ликвидации государства, но лишь его демократизации и расширения прав местного и общинного самоуправления. Однако, как заявлял Э.Флорем Магон, «единственная близкая к нам группа — это группа Сапаты». Диас Сото-и-Гама участвовал в разработке аграрных планов сапатистов. По некоторым сообщениям, Сапата встречался с эмиссаром Р.Флореса Магона и по его совету выдвинул лозунг «Земля и воля!». Комментируя манифест Сапаты осени 1914 г., в котором тот заявлял о своей оппозиции против правительства Каррансы, газета «Рехенерасьон» 14 ноября 1914 г. писала: «По этому документу видно, что революционное движение носит экономический и социальный характер, что в Мексике идет борьба не за то, кто займет пост президента Республики, а за завоевание экономической свободы, то есть за возможность обеспечить себе существование посредством труда, не завися от богачей. То, что движение Юга (Сапаты, — прим. перевод.) не является исключительно коммунистическим и анархистским не мешает всем честным революционерам отдать ему всю нашу симпатию. И кто может осмелиться сказать, что это великолепное движение не может сомкнуться с анархистским коммунизмом? Достаточно прочитать приведенные параграфы, чтобы убедиться, что в этом движении есть анархический дух».

Несмотря на победу «политиков» в мексиканской революции, Р.Фылорес Магон и его товарищи были по-прежнему убеждены в своей вере в грядущую социальную революцию. 16 марта 1918 г. в «Рехенерасьон» было опубликовано «Воззвание к анархистам и рабочим мира», в котором они призывались принять участие в социально-революционных преобразованиях, позволяющих положить конец Первой мировой войне, и создать либертарное общество. 21 марта 1918 г. Р.Флорес Магон и Либрадо Ривера были арестованы властями США. На основании этой статьи суд приговорил их в августе того же года к 25-летнему тюремному заключению. 22 ноября 1922 г. Рикардо Флорес Магон был обна-ружен мертвым в своей камере в американской тюрьме Ливерворт.

В январе 1923 г. тело революционера было перевезено в Мексику. Перевозка оплачивалась за счет пожертвований, поскольку товарищи отказались принять деньги, предложенные «революционным» мексиканским правительством. В каждом городе, через который проходил кортеж, его провожали тысячи трудящихся под красно-черными знаменами. В столице более 10 тысяч человек приняли участие в доставке гроба на Французское кладбище (там он пробыл до 1944 г., когда был перезахоронен в «Ротунда-де-лас-Омбрас-и-бустре».

Л.Ривера был освобожден в 1923 г. Он продолжал активную пропаганду анархизма вплоть до своей гибели в автомобильной катастрофе в 1932 г. Умирая, он отказался дать показания против виновника аварии — водителя грузовика, поскольку тот был рабочим…

J.M.Hart. Anarchism… P.87-102, 113, 129;
B.Degener. Ricardo Flores Magon — Propagandist des Anarchismus in Mexico // Graswurzelrevolution-Kalender 1992. S.232-238;

Источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *