Антимилицейские бунты в СССР

Fact_Shpana640

Союз уличных преступников и простых граждан возник в ответ на превышение должностных полномочий

После массовой амнистии 1953 года на улицах советских городов расцвело массовое хулиганство. Молодой человек без определенных занятий и промышляющий криминалом — типичный городской персонаж 1950-х. Масштаб распространения хулиганства был столь велик, что в некоторых регионах для борьбы с ним привлекались внутренние войска: ресурсов милиции часто не хватало.

Хулиганские группировки вполне естественно были основным раздражителем для обывателей. Однако в 1950-е годы хулиганы и обычные граждане иногда оказывались вместе под одними знаменами локальных восстаний. Самой распространенной причиной таких действий было незаконное поведение сотрудников органов правопорядка.

Антимилицейские настроения в советском обществе первых послесталинских лет росли так же быстро, как и антихулиганские. Милиция очень медленно освобождалась от привычек сталинского времени. Серьезные уголовные преступления и взяточничество встречались среди милиционеров сравнительно редко, зато царили неуважение к букве закона и недисциплинированность.

Обычно антимилицейские волнения провоцировало задержание нарушителей общественного порядка и жестокое обращение с ними в милиции. Часто конфликт усугубляло использование милиционерами оружия и пыток. Совершенно обычным явлением было избиение задержанных. Так, только в 1955 году от неправомочных действий сотрудников милиции пострадали 345 человек, из которых были убиты 78, а ранены 89. Подобные явления, многократно преувеличенные слухами, подогревали антимилицейские общественные настроения.

Интересно, что регионы, в которых наблюдался наибольший всплеск как хулиганства, так и нарушителей из числа милиционеров, были одни и те же: Кемеровская, Каменская (ныне — часть Ростовской) и Молотовская (Пермь) области. За событиями, происходивших в середине 1950-х в этих регионах, закрепилось имя «войн». Многие милицейские начальники, которые сильно ощущали на своих территориях присутствие хулиганов, склонны были закрывать глаза на превышение полномочий своими подчиненными. Подобный «либерализм» раздражал население, особенно когда его жертвами становились невиновные.

В 1953—1955 годы произошел только один серьезный случай массовых беспорядков, в котором толпа участвовала в столкновении с милицией на стороне хулиганов. В августе 1953 года херсонский милиционер попытался задержать на рынке 13-летнего подростка, торговавшего кукурузой. Несмотря на то что подросток представил доказательства того, что кукуруза была неворованная, сотрудник его избил. Увидевшие это люди отбили мальчика у милиционера и отправили его в больницу.

Собралась толпа в 500 человек (преимущественно школьники), которая устроила стихийный митинг. Распространился слух, что мальчик от побоев скончался в больнице — толпа начала требовать выдать им милиционера для расправы. Когда же по распоряжению начальника городской милиции гражданам предъявили мать вместе с избитым мальчиком, толпа зароптала: «Это подделка милиции, мальчик не тот», а в адрес женщины полетели выкрики, что она «продалась милиции». Митинг продолжался до 10 вечера, пока милиционер не был арестован. За это время было выбито несколько окон в херсонских отделениях МВД.

В 1956 году совместные выступления хулиганов и обывателей стали распространяться тревожными темпами. Теперь такие беспорядки распространились в еще недавно благополучных областях. Так, в январе в Новороссийске милиционеры пытались задержать нескольких хулиганов, завязалась драка. В этот момент в ближайшем кинотеатре закончился сеанс, и некоторые вышедшие зрители присоединились к драке на стороне хулиганов. Через некоторое время стали громить ближайшее отделение милиции. Часть милиционеров спряталась в здании Госбанка, куда за ними ворвалась толпа. Один из молодых людей был убит, а пожилой сотрудник милиции скончался от сердечного приступа. Чуть позже собралась толпа в тысячу человек, которая последовательно начала громить отделения милиции и некоторые другие госучреждения. Только после ввода воинских частей удалось подавить беспорядки, а задержали всего 15 хулиганов.

После январских событий в Новороссийске подобные события стали происходить по всему Советскому Союзу: Прибалтика, Урал, Сибирь. Наиболее массовые столкновения случились в Сталинской (Донецкой) области: в Енакиево и Славянске. Сценарий всегда был близок к новороссийскому: попытка задержать хулиганов, оказание с их стороны сопротивления, выступление на стороне хулиганов граждан, нападение на отделение милиции, подавление беспорядков войсками.

Подобное единодушие хулиганов и обычных граждан вынудило высшее партийное руководство усилить борьбу с уличной преступностью. Было дано указание увеличить в несколько раз случаи «изъятия» (задержание на улице и в общественных местах) хулиганов и пьяных. В первом полугодии 1957-го было задержано в два раза больше пьяных, чем в предыдущем году. Карательные меры напрямую затронули и сотрудников МВД. В результате в 1957 году массовых беспорядков с совместным участием хулиганов и граждан не наблюдалось.

В 1958—1959 годы подобные явления вспыхнули с новой силой. В этот период все чаще причиной столкновений была попытка отстаивать право выпивать на улице (самые известные случаи — в Риге в сентябре 1958-го и Горьком в мае 1959-го).

В ходе анализа сложившейся ситуации Генеральная прокуратура СССР пришла к выводу, что чаще всего источником союза хулиганов и граждан становилось общее несогласие с противоправными действиями милиционеров. Генеральный прокурор Роман Руденко распорядился усилить борьбу с этими явлениями и сделать решения милиции более открытыми. Градус напряженности спал, но, однако после событий 1950-х годов авторитет сотрудников МВД среди граждан стал неуклонно снижаться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *