«Черный блок» и протесты в Бразилии

Когда у ног Андреа Коэлью упала канистра со слезоточивым газом, один из молодых людей в маске поднял ее и отшвырнул назад, в полицию. Именно тогда педагог из детского сада счел, что анархисты из «Черного блока» защищают его и его товарищей.
Коэлью был одним из тысяч преподавателей, которые вышли на демонстрацию в Рио-де-Жанейро, требуя повышения зарплаты и лучших условий в образовании. Полицейские напали на нее и стали разгонять. За несколько дней до этого бастующие преподаватели, захватившие здание городского совета, были избиты и вышвырнуты вон полицейскими.

«Именно «Черный блок» защитил меня в ходе этого протеста, – объяснил 47-летний Коэлью в начале марша на минувшей неделе, который опять закончился сражениями между анархистами и полицией. – Полиция принялась стрелять газом и избивать нас дубинками. Молодежь из «Черного блока» встала между мной и полицией. Если бы их не было, полиция бы нас уничтожила».

Такое ощущение помогло анархистам в Бразилии превратиться в движущую силу протестов последних недель. Демонстрации сократились по количеству участников, но не стали более редкими с тех пор, как массы вышли на улицы в июне, ведомые целым набором проблем, которые сосредоточились, главным образом, вокруг коррупции, бедственного состояния общественных услуг и огромных расходов на будущий чемпионат мира по футболу и Олимпиаду 2016 года.

Новые протесты вспыхнули в понедельник 21 октября, когда демонстранты собрались выразить протест против аукциона огромных нефтяных полей. Профсоюзы нефтяников хотят, чтобы они остались целиком в бразильских руках. Анархисты пришли в исторический центр Рио, чтобы поддержать забастовку преподавателей и рабочих-нефтяников.

«Черный блок» – это бурная форма протестов и «вандализма», которая появилась в 1980-х годах в Западной Германии и помогла блокировать встречу по мировой торговле в Сиэтле в 1999 г. Очевидно, что замаскированные молодые бразильцы следуют основным антикапиталистическим принципам предыдущих версий, круша в ходе демонстраций витрины банков и мультинациональных фирм и вступая в прямую конфронтацию с полицейским спецназом.

Отличие Бразилии, по мнению экспертов, в том, что здесь подобная тактика отнюдь не отвергается сразу протестным мэйнстримом, как это происходит, скажем, в Мексике, Чили или Венесуэле. Это может позволить движению значительно вырасти.

В ходе протеста в Рио на прошлой неделе один из молодых анархистов мчался в облаках слезоточивого газа, его горло горело, а в ушах стоял гул от серии шумовых гранат, выпущенных до этого полицейскими. Укрывшись за металлическим газетным ларьком в историческом районе Рио, Синеландии, 25-летний парень с дредами отдышался, затянул потуже резинку своих защитных очков и прокричал группе из 30 одетых в черное демонстрантов, стоявших лицом к лицу с линией полицейских спецназовцев в полквартала от него:

«На бой! На бой! – кричал он посреди одного из самых бурных протестов в Бразилии с июня. – Все еще только начинается».

Протестующие метали камни в полицию. Полицейские отвечали еще большим количеством оглушающих гранат и слезоточивого газа, рассеивая участников «Черного блока».

«Люди сыты по горло, и из-за полицейского насилия в отношении мирных протестов «Черный блок» превратил это ответное насилие в способ для людей выразить свое возмущение, – сказал молодой человек после протеста. Как и 7 других участников «Черного блока», которые дали интервью, он отказался назвать свое имя, ссылаясь на опасность ареста и принцип анонимности. – Я не жду, что большинство людей поддержит его, но я знаю, что они разделяют гнев». (…)

«Полиция, насилие, нищета, тяжелые условия жизни и экономическое неравенство в Бразилии могут сильно радикализировать ситуацию, – говорит Сол Ньюмэн, профессор Голдсмит-колледжа в Лондоне, занимающийся изучением анархизма. – Трудно делать предсказания, но он может расти из-за этих условий и потому что он нов в Бразилии».

В интервью участники «Черного блока» повторяют то, что до них говорилось в США и Европе: у них нет лидеров; они действуют анонимно; у них списка требований, предъявляемых правительству.

Одеваясь в черное и скрывая свои лица, чтобы полиции было труднее опознать их, они выходят на демонстрации, вооруженные рогатками, «коктейлями Молотова» и самодельными деревянными щитами с белыми буквами «ВВ». Многие выглядят лет на 15 – 19.

Их цель – использовать действия типа разрушения собственности мультинациональных компаний и столкновений с полицейским спецназом для того, чтобы подорвать политическую систему, которая не дает им участвовать в принятии решений и представляет лишь устоявшиеся экономические интересы (…) Кроме того, «Черный блок» в Бразилии заявляет, что он существует и для защиты других протестующих от полицейского насилия.
Бразильцы считают свою плохо обученную и брутальную полицию силой, которая печально знаменита внесудебными убийствами. Доклад ООН, сделанный в 2008 г., возлагает на бразильскую полицию ответственность за значительную часть из совершенных в 2007 году 48 тысяч убийств.

В Бразилии нет заслуживающих доверия опросов насчет отношения общественности к «Черному блоку», и судить о широте его популярности трудно. Политики и местные СМИ обличают «вандализм», совершаемый его участниками, разгром фасадов банков и других фирм в крупных городах. Однако эта тактика явно нарастает в таких городах, как Рио. 6 недель назад на акции протеста выходило, вероятно, человек 50, отождествлявших себя с «Черным блоком». На марше преподавателей 15 октября на улицах было уже около 400 одетых в черное демонстрантов. Число посетителей страниц в Фэйсбуке, которые посвящены тактике блока, значительно выросло.

«Черный блок важен для меня. Он показывает мне, что я могу сопротивляться иначе, – сказал 17-летний анархист Густаву в ходе протестов на прошлой неделе. Он рассказал, что живет в полных насилия трущобах западного Рио. – Я не могу согласиться с тем, что мне придется прожить всю мою жизнь в столь несправедливой стране. До сих пор я не видел иного способа осуществить реальные перемены и разбудить людей»

+ + +
Бразильские солдаты и национальные гвардейцы обстреляли резиновыми пулями и слезоточивым газом протестующих возле роскошного прибрежного отеля в Рио, где проходил многомиллиардный аукцион за право на нефть. На нем распродавалась Либра, первое глубоководное месторождение у побережья Рио, которые могут содержать запасы нефти до 12 млрд. баррелей. Этот аукцион разделил бразильское общество.

Аукцион был организован в Барра-ди-Тижука, шикарном прибрежном пригороде, с участием популярных актеров, футболистов и 1100 сотрудниками сил безопасности. В результате протестов начало мероприятия пришлось на час отложить.

Аукцион выиграл единственный претендент – консорциум международных и государственных нефтяных компаний, в который входят «Шелл» (20%), французская «Тоталь» (20%) и китайские государственные компании CNPC и CNOOC (по 10% каждая). Они будут заплатят в общей сложности 15 млрд. реалов (4,27 млрд. фунтов стерлингов) за право участия в разработке огромного нефтяного поля.

Бразильская государственная нефтяная компания «Петробраз» планирует организовать бурение и сохраняет право собственности на 40%. Нефтяная промышленность страны полагает, что это слишком тяжелое бремя для компании, которая и так уже погрязла в долгах. Но многие бразильцы считают, что богатства страны распродаются. «Я ощущаю неуверенность на сей счет, – говорит 40-летний водитель такси Уэнделл Сантана – Это должно было шире обсуждаться среди населения». (…)

Нефтяники сопротивляются тому, что воспринимают как распродажу богатств страны и объявили забастовку в знак протеста на аукционе. В понедельник они сформировали казавшийся невозможным альянс с анархистским движением «Черного блока».

На аукционе несколько сотен протестующих в масках, укрываясь за листами гофрированного железа, размахивали красными флагами и прдвигались вперед, бросая камни. Армейские стрелки неоднократно выходили вперед и стреляли резиновыми пулями и канистрами со слезоточивым газом. В море стояли два военных корабля.

Купающиеся и серферы снимали происходящее на мобильные телефоны и выкрикивали смесь ругательств и поощрения, а над пляжем дрейфовал слезоточивый газ. «Они могут выдвигать требования, но не таким образом, – сказал 23-летний Луис, который нес доски для серфинга и отказался назвать свое полное имя. – Если у «Петробраза» нет средств для разработки этой области, они должны продать ее с аукциона».

Укрываясь за деревом от перекрестного огня, молодая женщина с воплем бросилась к пляжу, крича по мобильному телефону: «Я тут попала в ловушку». В песке на страже стояли солдатские цепи.

24-летний студент Уильям Лусиу приехал из Белу-Оризонти в штате Минас-Жерайс для того, чтобы принять участие в протесте. Он размахивал красным флагом: «Я против аукциона. Это ни что иное, как приватизация. Мы за то, чтобы нефть осталась у государства, а оно вкладывало доходы в здравоохранение и образование».

Одна из резиновых пуль чуть не попала в жителя Барра, 25-летнего Педру ди Лукка, который выгуливал свою собаку. Он помчался к ошеломленным солдатам и сорвал с себя рубашку, демонстрируя хрупкое телосложение: «Прекратите стрелять! Какую такую опасность я представляю? Я в жизни не был в тренажерном зале».

Внутри отеля, укрывшись за двумя линиями солдат со спецназовскими щитами, правительственные чиновники защищали аукцион и доказывали, что он был успешным – несмотря на то, что участвовал только один консорциум, предложивший урезать долю правительства ниже положенного по закону минимума в 41,65%. «Мы довольны. Очень довольны», – заявил Эдисон Лобан, министр горнорудной промышленности и энергетики. (…)

Президент Дилма Руссефф выпустила заявление в защиту аукциона, который, по ее словам, в последующие 35 лет даст 1 триллион реалов, причем 736 млрд. можно будет потратить на здравоохранение и образование. «85% доходов от поля Либра будут принадлежать бразильскому государству и «Петробразу». Это сильно отличается от приватизации, – заявила Руссефф. – Пусть бог и дальше благословляет Бразилию!»

Профсоюз работников нефтяной отрасли выражает тревогу: «Перед аукционом страна была собственником 100% крупнейшего нефтяного месторождения в мире. Сейчас бразильский народ стал на 60% беднее», – говорится в заявлении. (…)

Вечером в понедельник протестующие перешли в центральную часть Рио, перекрыв улицы в районе и проведя демонстрацию перед штаб-квартирой «Петробраза»

+ + +
В Сан-Паулу акция за улучшение образования закончилась 21 октября столкновениями вечером в районе площади Республики в центре города. Военная полиция использовала оглушающие гранаты и слезоточивый газ для разгона манифестантов.

Демонстранты собрались в 7 часов вечера на проспекте Паулиста. В 19.45 манифестация началась, прошла по проспекту, в 20.25 свернула на улицу Консоласан. В 9 вечера протестующие были уже в центральной части города и блокировали проспект Ипиранга. Они продвигались в сторону Секретариата по образованию, расположенного на площади Республики, перекрыв движение по проспекту. Примерно в 21.30 начались столкновения с полицией

22 октября в Сан-Паулу прошла демонстрация против изменений в работе транспорта в южной части города. Протестующие перекрыли движение в части проспекта сенатора Теотониу Вилелы с 6 до 8 часов утра. Акция прошла мирно

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *