Позиция по Украине

RxNG0Se1jVEМного было сказано о событиях в Украине, написаны заявления, анализы и статьи. Само же РД со времен горячих событиях зимнего Майдана обходило стороной украинскую тему, ограничиваясь репостами близких нам публицистов и организаций. Причина была в том, что ситуация на Украине развивалась именно по тому самому сценарию, в котором у анархистов либо не было вариантов, либо те варианты, которые были и которые можно было использовать, были попросту проигнорированы.

Эта статья не является попыткой создания какого-либо заявления или манифеста, под которым может подписаться большое количество людей и организаций. Эта статья отражает нашу и только нашу позицию на события в Украине.

События на Юго-Востоке, вокруг которых не утихают споры до сих пор, хронологически произошли после бегства Януковича и были вызваны ростом силы Майдана. Идеологической основой для будущих сепаратистов (а мы далеки от версии о том, что на Юго-Востоке воюют исключительно российские наемники) послужили консеративно-реакционные воззрения («Не нужен нам бардак! Не нужны революции!»), сочувствие «Беркуту», пророссийская риторика, страх перед свершившейся революцией, сближением с Евросоюзом и потерей «своего» президента. Все это было смешано вместе с раздуванием истерии вокруг Правого сектора, «фашисткого переворота» и «Майдана», которому приписывали и реальные, и нереальные грехи. Если посмотреть на митинги Антимайдана до активных событий и объявления о создании ДНР и ЛНР, то можно заметить настоящую фантасмагорию из сумасшедших сталинистов, имперцев, сторонников всемирного заговора из КОБ, мошенников из МММ, пророссийских фашистов и нацистов. Митингующие являлись, в основном, представителями старшего поколения и мелкого криминала. Если судить по интервью и отзывах людей из Донецка и Луганска, то финансовую и материальную поддержку (если не проявили первоначальную инициативу) оказали представители проигравших кланов — семья Януковича, Партия Регионов, тесно с ними связанные олигархи и силовики. Последние играли крайне важную роль, в том числе и бойцы печально известного «Беркута», и являлись для реакционно-консервативной части общества примером борьбы с революцией и «майданутыми». На том этапе «протесты», если их можно так назвать, по большей части являлись даже не пророссийскими протестами, а протестами контрреволюционными, попыткой вернуть «все как было», разогнать Майдан и привести Януковича снова во власть.gos-maydan-19-12-2013

1396259415_0_8693b_ae5c4e14_lКогда стало очевидно, что Янукович не собирается возвращаться, когда в Крым ввели российские войска, до лидеров и спонсоров Антимайдана начало доходить, что патрона необходимо менять. Путина они видели как реставратора старых порядков и человека, который возродит былую мощь силовиков в регионе (ведь именно на юго-востоке Украины, совсем неподалеку от Донецкой области, произошли трагические события во Врадиевке, именно там менты с бандитами создали свою мафию). В том числе сыграла свою сущенственную роль симпатия по отношению к имперским проектам и Советскому Союзу, которая потом и заменила контрреволюционные штампы штампами о возрождении русского народа и «Русской Весне».

Именно в этот момент движение Антимайдана начинает радикализироваться. Митинги переходят к действию, к прямым нападениям на Майдан (Харьков, Одесса) и кровавым столкновениям с украинскими националистами. Все чаще на митингах слышны призывы повторить крымский сценарий и ввести российские войска. Видимо, в этот момент сыграла свою роль российская агентура и силовики региона. Они начали, где-то в виде спецопераций, где-то при помощи масс, захватывать административные здания одно за другим и провозглашать независимые республики. Ныне известные боевые командиры ДНР и ЛНР, которые в массе своей являются бывшими сотрудниками спецслужб и криминальными авторитетами, (примечательно, что некоторые из них уже имели опыт участия в создании таких же непризнанных пророссийских республик: Гиркин участвовал в Приднестровье) появились именно в этот момент. После этого общий тон антимайдановских медиа начинает коренным образом менятся: вместо охранительной фразеологии все чаще используется бунтарская и патриотическая, боевики ДНР и ЛНР называются в них ополченцами и сепаратистами, борющимися с властью киевской хунты на своей земле. Используется советский миф о победе над фашизмом, великодержавная риторика, распределяются государственные должности, и ДНР с ЛНР мгновенно обрастает необходимой для государства бюрократией. При этом усиливается клерикальный акцент, все больше говорится о православии и его роли в русском возрождении, движение окончательно очерчивает себя как военизированное, фундаменталистское и консервативное. Можно сказать, что мечты новых правых о консервативной «революции» воплотились в реальность при помощи ДНР и ЛНР. Новые образования на своих территориях вводят практически военное положение, преследуют за проукраинскую позицию, пресс-служба Гиркина говорит, что сотрудники полиции ДНР будут ровняться на своих коллег из России.

28gTiq-8Flg

Еще один немаловажный момент — это то, что ДНР и ЛНР как образования самими организаторами признавались как промежуточный вариант на пути вхождения в Россию. В самых лучших традициях популизма агитаторы от ДНР и ЛНР обещали жителям Донецка и Луганска московские зарплаты и высокий уровень жизни, на что многие жители и клюнули. Хотя, стоит отметить, шахтеры из Донецка крайне скептически отнеслись к этой инициативе и не спроста — по мнению некоторых наблюдателей, в том числе членам профоюзов, в РФ не будет места их угольным шахтам. Все эти популисткие заявления о скором вхождении в РФ, которому не суждено было воплотиться в жизнь, и стали причиной падения популярности проекта «Новороссия».

В процесс в самом начале попытались вклиниться сталинисты из Боротьбы, однако их позиция не была воспринята — тотальное большинство из поддержавших проекты Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики были далеки от настоящих левых идей и левой традиции, даже от красно-коричневой трактовки «левых» из Боротьбы, тем более клерикальный характер ДНР входил в противоречие с атеизмом сталинистов.

Также можно заметить, что в некоторых антимайдановских и новоросских медиа действительно были призывы разобраться с нечистыми на руку олигархами и призывы к национализации. Однако, в данном случае они либо трактовались исключительно в национальном ключе (нельзя же считать призыв НСДАП забрать деньги у еврейских олигархов — примером классовой сознательности?), а национализация сама по себе, в принципе, не является примером классовой сознательности, хотя и о ней говорилось в заявлениях лишь вскользь и, по сути, она подразумевала под собой лишь экспоприацию украинской государственной собственности.

Таким образом, любые размышления об Антимайдане как о протесте сколько-либо освободительном, революционном, лишены какого-либо смысла. Это консервативная контрреволюция, оппонирующая не столько киевской власти, сколько тем процессам, которые помогли сместить предыдущую элиту. Никакая поддержка такого рода «протеста» не может быть последовательной для анархиста, и чаще всего поддержка оказывается только потому, что на юго-востоке Украины антимайдановцы называют себя ополченцами и заявляют о своей готовности сражаться за свободу. На практике Антимайдан всегда носил охранительный, реакционный характер. А для нас его поддержка является печальным примером того, как часть анархического сообщества показывает свою неспособность критически относиться к информации и анализировать поступающие сигналы от общества (ссылка и ссылка).

Вторая сторона конфликта представлена добровольческими батальонами и Национальной гвардией, силами МВД и спецслужб. Крайне интересный факт: добровольческие батальоны впитали в себя всю наиболее пассионарную часть участников протестов на Майдане. Они (созданные вне Нацгвардии, но подчиненные либо МВД, либо Министерству обороны) и Нацгвардия, находясь по одну сторону баррикад, имеют совершенно различные корни, и, как можно судить уже из названия, — туда попали именно добровольцы, тогда как в Нацгвардию и в армию попадают в том числе и по призыву. «Донбасс», «Азов», «Киев», «Айдар» и прочие уже заранее заручились поддержкой той или иной политической силы и занимались поиском спонсора, которым чаще всего выступал тот или иной олигарх, и, на данный момент, имеют гораздо большую автономию от государства, чем армейские или милицейские батальоны. Самая парадоксальная ситуация сложилась в «Азове»: батальон, имеющий в своем составе милицейский полк, созданный ультраправыми при патронажем ультраправых и использующий Черное Солнце как символику, спонсируется еврейским олигархом Коломойским, который свою национальность не скрывает. Формированием батальонов и их экипировкой занимаются они сами, собирая средства, помимо спонсоров, также при помощи концертов и фондов помощи. Идеология добровольческих батальонов варьируется от либерально-демократической, как в случае с Семенченко из «Донбасса», до откровенно ультраправой у «Азова». Есть и те, кто, фактически, являются представителями политических партий — батальон «Украина», сформированный политиком Олегом Ляшко. Общее настроение в добровольческих батальонах можно охарактеризовать как протестное: неоднократно из различных батальонов в интервью люди высказываются о продолжении Майдана, стоит лишь закончится АТО, о том, что коррупция и олигархи так и остались у власти и что в Киеве пришло время наводить порядок.

a132243c606ada604c67f7ca18974d442ebb80e5

5375e8f688cbe_image1

Нацгвардия же, как более широкое формирование, была создана несколько раньше, практически сразу после оккупирования Крыма, и данный проект, судя по всему, ставил перед собой две цели: канализировать пассионарных участников Майдана, подчинить их своим бывшим оппонентам — милиции и спецслужбам, и, тем самым, деморализовать. С другой стороны, Киев крайне нуждался в солдатах на случай конфликта или даже оккупации, а степень лояльности солдат и внутренних войск вызывало сомнения. Если сначала в Нацгвардию отправляли добровольно — люди сами приходили записываться в военкоматы, партии и политические движения отправляли с гордостью своих активистов проходить обучение, то в последующем патриотический энтузиазм спал, а вместо него пришли законодательные акты о мобилизации. Это вызвало активные протесты со стороны родственников призывников, воспринятые остальным обществом, не смотря на волну национализма, довольно нейтрально. Понять протестующих крайне просто — в то время, пока менты и спецслужбы отсиживаются в тепле, повестки приходят в деревни и села, в которых люди живут, чаще всего, за счет своего труда на полях. Если мужчин заберут, то для деревни это будет означать и бедность, и смерти родных. При этом все чаще появляются сообщения о недостаточной экипировке бойцов Нацгвардии, устаревшем оборудовании и сливах информации генералами и военным начальством российской стороне. Все чаще звучат мысли о том, что в зоне АТО должны сражаться добровольцы или сотрудники силовых ведомств, но никак не обычные граждане Украины. Однако медиа стараются факты таких протестов либо замалчивать, либо выдавать их под видом пророссийских.

В связи с неутихающими спорами вокруг участия антифашистов и анархистов на стороне Нацгвардии и добровольческих батальонов, мы считаем необходимым дать краткий комментарий по этому вопросу. В тех случаях, когда мотивацией участников подобных формирований была территориальная целостность Украины, когда они ставили перед собой цель — защитить Украину как государство, мы не можем их поддержать, так как выступаем против любых государств и их целостности. Остается лишь с горечью констатировать отход многих участников украинского движения от анархических позиций в угоду националистической истерии и общественным настроениям. Мотивацию же тех участников АТО, которые решили таким образом противостоять контрреволюционным и имперским движениям на юго-востоке, можно хотя бы понять. Однако они этим шагом совершают одну из самых распространенных в истории анархизма ошибок — идут на союзы с государственными армиями и авторитарными политическими силами. Очевидно, что государство и политические силы не слепые и замечают, что в их структурах сражаются люди, отрицающие всякую власть. Скорее всего, в связи с тем, что прямой возожмности устранить политических оппонентов у Киева нет, он будет делать точечные удары по оппозиционным лидерам и, так же, будет пытаться провокациями натравить участников добровольческих батальонов друг на друга, как только война начнет подходить к концу. К тому же, не смотря на отсутствие серьезной военной машины в руках Киева — таковой обладает ЕС и НАТО, а если судить по примеру Боснии, то это не будет какой-то значительной проблемой для этих блоков ввести «миротворческие» войска в Киев в случае нового Майдана и беспорядков. В данной ситуации сложно найти какую-то практику, которая бы избавила активистов от значительных проблем со стороны украинского государства. Однако, уже сейчас крайне необходимо искать такие варианты, чтобы направить штыки против вчерашних командиров и развернуть кампанию против своих же штабов. Доводить войну до победы в рядах Нацгвардии и добровольческих батальонов не просто будет противоречить антиэтатистким принципам, а может грозить анархистам повторением сценария с Александром Музычкой. Не смотря на более значительные силы, стоящие за Правым Сектором, он все равно не смог ничего предпринять против такого открытого государственного террора.

В отличие от заявления против войны, подписанного многими российскими, белорусскими и украинскими DIY коллективами, мы не считаем, что бросать оружие и разоружаться будет лучшим выходом. Также мы не считаем, что попытка оставить все как есть и посодействовать договорам между двумя этими силами — лучшая идея. Гораздо рациональнее призвать всех участников конфликта, по обе стороны баррикад, перевести огонь с фронта — на огонь по штабам. Чем-то подобным уже занимались большевики во время Первой мировой — возможно, это снизило бы градус истерии с обеих сторон. К тому же, вместо разоружения, есть еще варианты с собственными партизанскими отрядами, не подчиняющимися ни одной из сторон, дезертирством вместе с оружием и много других, которые не выглядят как поддержание статус-кво и созданной, как российским империализмом, так и украинским неолиберализмом ситуации.hlbBsTwMJw4-11

Нам кажется, что в данной ситуации нет однозначного ответа на вопрос как анархистам выйти из этого кризиса не побежденными и растоптанными, а набравшимися сил и опыта. Однако, очевидно, что осознавшим проблематику данного конфликта, в первую очередь, необходимо, не смотря на личные и некоторые идейные расхождения, попытаться связаться, завязать контакты и начать координировать свою деятельность. И ставить именно вопрос не об остановке войны как таковой, а о попытке перевести войну в русло новой революции и нового Майдана, если не на данный момент — так после завершения АТО. Постараться выбить движение и батальоны из под «опеки» СБУ и милиции, хотя бы отчасти. Саккумулировать в своем окружении самых протестных и пассионарных участников АТО, насколько это в принципе возможно с их силами, и избежать репрессий насколько это возможно. У тех же, кто сейчас оказался на стороне ДНР или на территории ДНР-ЛНР, есть возможность оказать сопротивление остаткам антимайдана, получить необходимый опыт, экипировку и оружие, а так же связаться с теми, кто сейчас находится по другую сторону фронта, и скоординировать свою деятельность с ними.uu9SVhlCTXI

В заключение, можно сказать, что нынешняя неспособность анархического движения выработать общий подход и адекватный ответ на подобные кризисы вызваны более глубинными причинами, чем национализм или общение с ультраправыми. Еще во время Майдана неоднократно отмечалась неспособность анархистов повлиять на процессы происходящие в обществе в «бурное» время. Причин много — как и некоторая инфантильность участников движения, так и отсутствие должной подготовки к таким событиям. Украинский кризис в очередной раз ставит перед нами сложные вопросы, ответы на которые нужно искать сейчас — и не просто теоретические ответы, а ответы практические. Без способности выработать собственную линию и реализовать ее анархисты и анархические принципы навсегда останутся на задворках исторических событий.

9 комментов

  1. Интересный анализ ситуации получается. США с их миллиардами на пропаганду на Украине и прямым назначением на высшие посты в Киеве вообще не выведены за скобки. Анархисты должны бороться против РФ, чтобы Украина попала под контроль США — самого сильного и агрессивного государства в мире. Достойная цель для любого анархиста.

  2. Его мы оттуда вытаскиваем. Ему там делать нечего. Да и после 12 лет — нужно хоть пару месяцев отдохнуть и нормально пожить с женой (она из Одессы). Естественно, не в Украине (там сразу арест и снова зона). Из-за проблем с интернетом и связью — пока он ничего не может написать (хоть статью). Но напишет.
    Сейчас у нас идет только подготовительная работа. Первая активность — не раньше 3-4 месяцев (увы, так бывает если годами людей ничему не обучать кроме раздачи листовок и хождения на митинги, правые в этом гораздо впереди).
    Товарищи, белорусы. То что вы делали по теме милитант-анархизма — сейчас приходится развивать до более серьезного действия. Вы коктейли кидали в ИВС и посольство — а нам надо взрывать банки и штабы правых. Вы трафареты рисовали по стенам — а надо резать термитом билборды с патриотической хренью. Вас арестовывали ГБшные уроды — а в Украине СБУ просто похищают и убивают (которая теперь смешалась с националистами). В лучшем случае — просто подбросят «муху» и объявят «путинским шпионом» (лишив в тюрьме здоровья под пытками). Поэтому мы делаем все тоже что и раньше, только вместо легальной борьбы — начинается вооруженная политика. Это другой метод, но цели — прежние (интернационализм, борьба с капитализмом, против правых и социального неравенства). Увы, к этому надо было готовится еще раньше. Так, как это делали наши враги, националисты. Теперь теряем время и людей. Приходится догонять.

  3. То что освобождают это хорошо. Но есть разница между хорошо и лучше. А, лучше это тогда когда твои же соратники и единомышленники имеют силу для того чтобы совершать такие мероприятия. История также знает и о том как бывалые переходили на сторону враждебных идеологий лишь из-за того что представители оных преуспели в том чтобы высвободить политзека. Психологический конечно фактор, но тем не менее такая тактика оправданна. Когда освобождают сознательных и опытных революционеров, делают ставку на то что освобождённый будет признателен тем кто его освободил и разделит в знак благодарности с ними их методы, подходы и быть может пополнит их ряды.
    Не в укор упомянутого и освобождённого товарища сказано, потому что далеко я с ними не знаком, но стоит разбиратся и обращать внимание на то как работают схемы по принципу «круги».

  4. Что касается ДНР, то при всем их правом задвиге — они 5го августа освободили из ПИК№28 нашего товарища — экспроприатора Андрея Яковенко. Который отсидел уже 12 лет при Кучме, Ющенко и Януковиче (оставалось еще 2.5года). Они в начале нулевых делали эксы в Украине и Москве ювелирных и обменников, а на добытые средства закупали оружие для партизанской борьбы за Причерноморскую социалистическую республику. С ними был и анархист Илья Романов, что сейчас сидит в Нижнем за взрыв (потерял кисть). Освободили Яковенко по запросу коммуниста из Верховного совета ДНР Литвинова. Данилова, другого члена одесской группы, тоже признали политзаключенным (но его ПИК№24 сейчас под контролем ВСУ, там бои). ФСБ все сделало чтобы двух других членов их группы экстрадировать в Россию в 2009 и напаять им еще по 10 и 12 лет строгого за московские эксы (группа была интернациональная: россияне, украинцы, молдова). Так что и от ДНР есть польза (если там фронт стабилизируется, то ДНР и ЛНР станет страной, откуда никогда не будет экстрадиции в Большую Украину , это надо использовать). По-крайней мере с явно либерально-националистическим правительством Украины разница есть (сегодня вообще пообещали ввести ПС в МВД и СБУ, ох..еть!)
    На данный момент никакой легальной левой или анархистской политики, если она будет против украинского шовинизма и государства сделать невозможно. Даже если отмежеваться от «сепаратистов». Просто если ты интернационалист и против нацистов и АТО — ты уже «враг нации». Остается только нелегальная борьба.

  5. В любом случае, коммунисты там никакого влияния не оказывают (кроме пары виртуальных заявлений), лишь поддерживают реакционное движение (как и многие европейские леваки). И повторять их опыт — не лучшая идея. Уже не забывая о том, что их опыт часто строится на их идеологических основах, в которых находится «рабочее» государство.

    Анархисты не должны делать как они, они должны делать действительно независимую силу. Не поддерживающую ни ДНР, ни Украину.

  6. Вайна — частка нашага жыцця. Рыхтуйцеся кожны дзень да яе.
    Воля альбо смерць!

  7. И еще. Насчет антимайдана. И ополчения Донбасса.
    Стоит ознакомиться с этим видео. http://www.youtube.com/watch?v=BdxDF3JhewY
    И с этими обращениями. http://www.krasnoetv.ru/node/22880
    И вторая часть. http://krasnoe.tv/node/22934
    Коммунисты пытаются влиять на политику этих русотяпов. И одновременно начинают герилью в Большой Украине (банки и военкоматы). Это как раз то, что должны делать и анархисты. Строить свою силу. Используя противоречия между властями Украины и России.

  8. А кто мешает «растерянным и сомневающимся» анархистам начать свою войну? Зачем еще раз наступать на те же грабли? (майдан Nский) Действуйте самостоятельной силой. Убивайте националистов и буржуа. Взрывайте банки, а лучше экспроприируйте, а на полученные средства ведите городскую герилью. И не надо лезть на Донбасс. Ни за ни против. Есть Большая Украина. Там и надо работать против власти.
    Главное держаться принципов:
    1. интернационализм;
    2. против богатых;
    3. против государства (любого).
    В крайнем случае (в случае репрессий) — пользуйтесь моментом. Сейчас СБУ не дружит с ФСБ. Экстрадиции не будет. :-)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *