Заметки из дневника «белкалиевца»

Эпизод второй: модернизация…


В июле 2012 года в эксплуатацию был введён Берёзовский рудник. Торжественный запуск этого многообещающего и значительного, по своим экономическим затратам, промышленного объекта сопровождался россказнями о том, что мы велики, мы значительны, если можем себе позволить не только осуществить модернизацию, но и вводить в эксплуатацию новые промышленные единицы, такие как Краснослободский или Берёзовский рудники. Запуск этого объекта был ознаменован запуском самого длинного в мире конвейера, протяжённость которого, достигает двенадцати километров.

Однако мало кто знает в стране и городе, что нашими, так называемыми «высокопрофильными» специалистами осуществлялась только черновая работа, связанная в первую очередь с выполнением только лишь подготовительных, строительных и монтажных работ. Всё же остальное – начиная с технологий и заканчивая установкой, наладкой и программированием используемого высокотехнологичного оборудования, основанного на микропроцессорном управлении и регулировании производственного процесса, осуществлялось зарубежными представителями и специалистами: немцами, американцами, японцами и даже, по некоторым непроверенным данным – австралийцами и канадцами. А где же наша передовая и талантливая молодёжь, кандидаты и доктора экономических и технических наук в лице руководителей некоторых организаций города и республики? Где опытные производства и инновации, о которых так много говорит президент, при многочисленных подрядных организациях, присосавшихся как пиявки к денежному промышленному гиганту и руководимые бывшими инженерно-техническими работниками «Беларуськалия», взятыми туда на работу не по принципу профессионализма, а по принципу «мы своих не забываем». Где они – нет их! Всё что мы можем – это монтаж (демонтаж) посредством сварки и болтовых соединений, ну и ещё класть кирпичную кладку и плиточные перекрытия.

Примечательной особенностью уже упомянутого самого длинного в мире конвейера, строительством, монтажём и последующим запуском которого нас «наградили» зарубежные специалисты, является отсутствие в нём таких необходимых компонентов как ролики, посредством которых лента может перемещаться по металлическому ставу конвейера. Технология же функционирования данного конвейера включает в себя наличие натянутых многокилометровых тросов, за счёт перемещения которых лента этого конвейера собственно и движется вдоль става.

Но, вот беда, если конвейера с наличием жёсткой и устойчивой роликово-подшипниковой структуры

характеризуются относительной надёжностью в работе, то процесс работы интересующего нас конвейера такой надёжностью похвастаться не может. Лента данного конвейера имеет свойство соскакивать с тросов, находясь как под нагрузкой (при наличии на ленте транспортируемой руды) так и без неё. В особенности это характерно для тёплой и жаркой погоды в весенне-летний период времени года, когда технологическая смазка тросов под действием высокой температуры помещения галереи превращается в обыкновенную скользкую слизь и буквально сваливает тяжёлую ленту, да и ещё под тяжестью руды, на деревянный пол галереи. Итог таков: завалы на сотни метров; мобилизация всех имеющихся занятых и незанятых людских ресурсов, начиная от обычных слесарей и заканчивая мастерами смен и вооружение их простыми и удобными инструментами – ломами, скребками и лопатами, всегда переживущими в нашей стране любую модернизацию; многочасовые, а то и посуточные простои производства и, естественно, десятки миллионов незаработанных и неполученных долларов и евро.

В чём же причина? Неужели данного рода конвейерный транспорт так же «идеально» функционирует и в развитых странах, продавших нам данную технологию? Увы, я так не думаю! Прямых ответов на данные вопросы у меня, конечно же, нет, но есть некий жизненный опыт, накопленная информация и наблюдения, основанные на нашей суровой реальности и правде жизни. Вот Вам и пример!

В ряде некоторых организаций и предприятий нашего города, оказывающих подрядные услуги ОАО «Беларуськалий», не редки случаи, когда в целях технологической модернизации производства, для закупки современного высокопроизводительного и энергоэффективного оборудования, за рубеж командировались технические специалисты отечественного «разлива» в сфере закупок, но изначально меркантильные и падкие до сиюминутной наживы, подогретые там тёплыми приёмами и денежными суммами в валюте, привозили на родные предприятия, далеко не самое современное и не самое эффективное оборудование, которое, к тому же, впоследствии, не могли смонтировать, поскольку ещё и не все технологические узлы, оказывается, были привезены. Вот такая вот модернизация, по-нашенски, получается! И кажется мне в нашем случае, что отечественные кураторы данного проекта модернизации, то ли с длинной конвейера переборщили из-за любви к гигантомании, то ли не из тех материалов галерею смонтировали, в которой к тому же нет линии освещения на протяжении все длины, то ли забыли установить систему подачи охлаждённого воздуха в галерею с такого типа конвейером в тёплые периоды времени года, то ли ещё что…. Вот только кому нужны такие модернизация и инновации, когда в итоге от лопат, кувалд, ломов и скребков, так и не удаётся избавиться. И это в век интернета, нанотехнологий, мобильной связи и космического туризма.

Кстати, в продолжение данной темы. В прошлом году на отделении фасовки пищевой и кормовой соли одного из рудоуправлений была смонтирована и якобы успешно введена в эксплуатацию новая итальянская линия по расфасовке пищевой соли. Все работы, связанные с её монтажём, наладкой и пусковыми испытаниями, так же проводили иностранные специалисты фирмы изготовителя данного оборудования. Под проект были выделены значительные денежные средства, а количественные исчисления суточных и командировочных иностранных специалистов заставляли только позавидовать. Работы были якобы успешно завершены – некоторые лица, естественно, из состава инженерно-технических работников, очевидно, получили денежные премии за якобы успешный запуск, но после отъезда вышеупомянутых иностранных «спецов», сразу же начались проблемы с эксплуатацией линии, а проведённая аудитная проверка выявила факт отсутствия всяческого рода документации на данную линию. Иными словами линия как бы есть, но её вроде бы как бы и нет, и как она вообще была принята в эксплуатацию без соответствующих технических документов на сегодняшний день остаётся большой загадкой. Кто в этом будет разбираться, и будет ли разбираться вообще – неизвестно. Понесёт ли за это кто-нибудь ответственность – сомневаюсь.

Но вернёмся к Берёзовскому руднику, стабильность работы которого вызывает множество вопросов. Одной из примечательных особенностей торжественного его запуска явилось появление Президента страны, который собственно и должен был осуществить историческое нажатие заветной кнопки «Пуск» и, тем самым, запустить технологический процесс новоиспечённого шестого рудника. Вот только не все надеялись, что это удастся. Именно поэтому мнемосхема на мониторе персонального компьютера оператора была немного подкорректирована отечественными программистами. В программу, отражающую функционирование рабочего процесса были внесены изменения, гарантирующие отражение оного в рабочем состоянии, даже в том случае, если оборудование не запуститься. В первую очередь переживания и волнения касались конвейера-гиганта. А вот запустился он на самом деле или нет – вопрос сложный. Множество очевидцев утверждает, что конвейер таки не был запущен. Таким образом, можно назвать вещи своими именами: был осуществлён факт вопиющего обмана, очковтерательства и надувательства, в результате которого отдельные высокопоставленные гости и многие граждане нашей страны поверили в то, что сотни миллионов долларов были потрачены не в пустую и, что нам в стране ещё есть чем гордиться. Судя по всему это далеко не так…

Состоялся торжественный запуск, рудник всё же был интегрирован в рабочий процесс и всё бы ничего, но вот только за полтора года эксплуатации с момента его запуска по пальцам одной руки можно пересчитать количество месяцев, в течение которых данный промышленный объект стабильно функционировал. И дело здесь уже не в самом длинном в мире конвейере. Очень скоро выяснилось, что всё оборудование, благодаря которому рудник вообще то и функционирует, сплошь иностранного производства: привод и оборудование, обеспечивающее подъём на поверхность добытой руды из шахты являются продуктом промышленности Федеративной Республики Германия, а привод и всё необходимое оборудование, обеспечивающие спуск и подъём шахтёров – продукт машиностроительной промышленности Украины. Конечно, они были сданы в эксплуатацию с гарантийным сроком обслуживания, но это не значит, что в течение данного периода времени можно наплевательски подходить к эксплуатации и обслуживанию такового оборудования. Кроме всего прочего оборудование, установленное немецкими специалистами, всегда отличалось, и будет отличаться наличием передовых технологий, очень непонятных так называемым отечественным специалистам.

Первые серьёзные проблемы возникли с эксплуатацией немецкого оборудования, а именно — тиристорного привода подъёмного механизма, обеспечивающего доставку из шахты руда. Окончательно данная проблема дала о себе знать в июле 2013 года, когда не осталось уже резерва под замену. В связи с этим работа шестого рудника была остановлена. Связались с заводом-изготовителем в Германии, но выяснилось, что для осуществления ремонта данное оборудование необходимо транспортировать в Германию на этот самый завод, что в свою очередь оказалось чрезмерно затратным мероприятием. Отечественными «гениями» было принято решение, осуществить ремонт собственными силами, и оборудование было транспортировано в электроремонтный цех 4 рудоуправления. Для оперативной его починки даже были организованы ночные смены, но — увы! Тогда в очередной раз связались с заводом в Германии. Немцы, по всей видимости, очень пожалели обратившихся и порекомендовали двух своих соотечественников, с которыми они достаточно давно сотрудничают и которые работают не на завод, а исключительно на себя. Вскоре получилось, как в поэме Твардовского «Василий Тёркин»: прибывшие немецкие «спецы» где-то дунули, где-то плюнули, а где-то, выражаясь на современный манер, подключились к программному обеспечению через компьютер и, устранили таки, вот уже многомесячную проблему промышленного гиганта. В общей совокупности производственные мощности шестого рудника простояли без дела около семи месяцев, поскольку запустились только в феврале 2014 года.

Однако если кто-то подумает, что проблемы на этом закончились, то глубоко ошибётся и на этот раз. Буквально через два месяца Берёзовский рудник стал по той же проблеме. В результате был поставлен вопрос о переброске технологического и ремонтного персонала, обслуживающего Берёзовский рудник, на территорию 1 рудоуправления. Но, какими-то немыслимыми усилиями неполадка была устранена. А вот, надолго, ли? Вдобавок к этому возникли проблемы уже с украинским оборудованием, обеспечивающим подъём и спуск в шахту людей. По некоторой информации данная проблема может так же затянуться и перерасти уже в судебную тяжбу с заводом изготовителем вышеупомянутого оборудования в Украине. Юридическая коллизия в данном случае возникла из-за отказа украинской стороны осуществлять гарантийное обслуживание и ремонт своего оборудования, поскольку его монтаж ими не осуществлялся и при данном монтаже нашими специалистами были внесены некоторые конструктивные изменения при сборке механизма, а значит, если начали возникать проблемы, то, следовательно, монтаж был осуществлён с некими нарушениями той стороной, которая, собственно, этот монтаж и осуществляла. Вопрос о том, какой же экономический урон уже нанесён «Беларуськалию» в результате данной модернизации, остаётся на сегодня без ответа.

Именно в продолжение данной темы хотелось бы процетировать слова гендиректора ОАО «Беларуськалий» Валерия Кириенко: «Ввод в эксплуатациювторой очереди Берёзовского рудника позволит увеличить выдачу руды для сильвинитно- обогатительной фабрики 1 Рудоуправления до 4 млн. т. в год. Сдача в эксплуатацию третьей очереди рудника запланирована на конец 2014-го – начало 2015-го года. После этого рудник сможет выйти на плановую производственную мощность в 6 млн. т. в год». Как говорится — сопоставьте и найдите пару отличий…

В сентябре 2013 года я стал очевидцем одной очень интересной и в то же время удручающей картины. Одна из работниц Берёзовского рудника обратилась в один из профсоюзов «Беларуськалия» с заявлением о предоставлении ей материальной помощи. На тот момент времени Берёзовский рудник уже простаивал третий месяц. Она практически слёзно умоляла, предоставить ей таковую помощь, и основной её аргументацией в данной просьбе была не болезнь, не дороговизна лекарств и даже не инфляция, а всего лишь мизерная заработная плата. В подтверждение своих слов она предоставила расчётные листы за три последних месяца. Исходя из представленных листов, средний заработок этой женщины за данный промежуток времени составлял около полутора миллионов рублей. Вот и вся цена отечественной модернизации. Но и это ещё не всё!

В одном из летних месяцев 2013 года на отделении ООиХХ 1 РУ официально в эксплуатацию была принята новая безрезервная линия конвейеров по удалению отработанного тракта, состоящая из четырёх современных конвейеров.

Данная линия заменила взаимно-резервные линии, состоящие в общей сложности из семнадцати конвейеров. Именно под этот проект была осуществлена так называемая оптимизация численности кадрового состава, а именно: на отделении были сокращены все машинисты конвейеров и дежурные слесари-ремонтники, а это около тридцати двух человек. Конечно, они не были сокращены в прямом смысле этого слова. Кто-то был отправлен на пенсию, а кто-то был переведён на другое отделение по аналогичной специальности. Вместо выбывших организовали четыре рабочие смены по три человека из состава действующих слесарей-ремонтников, собранных со всех иных отделений. То есть, тридцать два человека заменили двенадцатью, мотивируя это тем, что количество обслуживаемых конвейеров значительно уменьшилось. Но вот специфика работы не изменилась. И линия уже оказалась без резервной – категорически не приемлющей простоя, поскольку, заменить её аналогичной уже нельзя. Вскоре выяснилось, что мощность используемых при монтаже приводных двигателей очень мала для того, чтобы осуществить запуск одного из таковых конвейеров под нагрузкой. В особенности эта проблема оказалась актуальной в большие морозы, когда нагрузка очень быстро застывает. В такие моменты её необходимо вручную разбить и удалить с конвейера для того, чтобы осуществить его запуск, а потом, уже на работающий конвейер, обратно вручную её закинуть, для последующего удаления, а это неимоверный рабский и многочасовой труд, требующий колоссальнейшего терпения и физических усилий. Через полгода мучений с проблемой всё же справились, затребовав дополнительное финансирование и заменив автоматические выключатели типа ВА04-36 на 320 А на автоматические выключатели аналогичного типа, но уже на 400 А. Кстати, даже такие незначительные электрические аппараты закупаются у ОАО «Контактор», расположенного на территории Российской Федерации в городе Ульяновске. К слову, в основной своей массе всё то, что было задействовано в данном модернизационном проекте, является продуктами зарубежной промышленности: применяемая кабельная продукция является результатом деятельности промышленных объектов группы компаний «Электрокабель», объединяющей интересы российских производителей кабельной продукции; приводные двигатели производятся и выпускаются машиностроительной отраслью Украины – ОАО «Первомайский электромеханический завод имени Карла Маркса», располагающегося в Луганской области;

мягкие пускатели, без которых процесс запуска не осуществим, закупаются в Швеции; редукторы, зарекомендовавшие себя на достаточно высоком уровне, производятся и закупаются так же в Российской Федерации; электрическая и электронная начинка, обеспечивающая запуск, функционирование и защиту приводных механизмов конвейерного транспорта является продукцией приборостроения корпорации «Siemens» ФРГ. Исключение в данном случае составляют всего лишь металлический став конвейера, а так же натяжные и приводные барабаны, изготовленные местным СЗТО (Солигорский завод технологического оборудования), монтаж и изготовление которых не требуют наличия высоких технологий и инноваций. Но и контракты с «Беларуськалием» не смогли спасти этот завод – вот уже, который год, он функционирует с перебоями в работе, а в последнее время ходят слухи о том, что он является банкротом. А где же белорусское?

В дальнейшем, оказалось, что не очень-то просчитали и наклон, под которым данные конвейера смонтированы уже непосредственно в самих горах. При аварийном запуске под нагрузкой она буквально сползает вниз и засыпает всё на своём пути. И тогда за всё ту же рабскую работу принимаются вышеупомянутые тройки из рабочих смен и мобилизованные им в помощь людские ресурсы со всей фабрики. В результате такой модернизации наличие ручного рабского труда, мелькания лопат, ломов и скребков увеличились многократно в несколько раз. О качестве же, используемых при осуществлении такого рода модернизационных проектов, строительных материалов, можно судить из данных снимков.

Блоки были применены меньше семи лет назад. К сожалению заводского клейма, на них не ставится, но с уверенностью можно предположить, что это продукт творения находящегося по близости Завода железобетонных конструкций. Качество продукции, мягко говоря, оставляет желать лучшего. А ведь такие блоки применяются при строительстве фундаментов жилых домов.

О том, каким образом у отечественных предприятий возникают инновационные идеи, свидетельствует следующий случай. Около трёх лет назад в одном из отделений фабрики 1 рудоуправления возник модернизационный проект по замене так называемых «питателей» — шестнадцати десятиметровых конвейеров. Не углубляясь в технологические подробности производственного процесса, с большой уверенностью скажу, что это одна из важнейших составляющих этого же технологического процесса, обеспечивающего переработку руды в необходимый концентрат в виде удобрения. Прерогатива в данном вопросе была отдана компании по проектированию и поставкам дозирующего, весового и гранулирующего оборудования непрерывного действия для цементной и химической промышленности, цветной и черной металлургии, сельского хозяйства — ЗАО «Агроэскорт», располагающейся в Санкт-Петербурге. Компания достаточно известная и уважающая себя, имеющая собственный сайт и применяющая передовые технологии в данной области. По-прошествии некоторого промежутка времени фирма достаточно успешно выполнила свою задачу: смонтировала и запустила в эксплуатацию два экспериментальных пробных конвейера.

Особой трудности в дальнейшей эксплуатации этот проект не вызвал и новый объект дозирования руды был официально принят с обещаниями в адрес компании о том, что мы, мол, подумаем ещё над тем, чтобы и в дальнейшем отдать прерогативу монтажа оставшихся четырнадцати конвейеров данной фирме. После данных заверений в дальнейшем перспективном сотрудничестве специалисты «Агроэскорт» удалились на Родину. Через некоторое время вокруг данного объекта стали крутиться представители одной из частных солигорских организаций, оказывающей подрядные услуги «Беларуськалию». Кто из руководства СОФ и Рудоуправления, в общем, санкционировал их появление, и имели ли они на это моральное и юридическое право – остаётся большой загадкой. Однако вскоре, данные граждане уже располагали всей необходимой технической документацией по вновь смонтированному объекту. В любой цивилизованной стране вышеупомянутые действия были бы квалифицированы, как банальное воровство или же промышленный шпионаж с последующей неминуемой ответственностью за данное деяние, но это уже дело сотрудников соответствующих уполномоченных ведомств и органов. Таким образом, обладая всеми необходимыми документами и визуальными представлениями об объекте, данная подрядная организация преступила к монтажу своей версии «дозатора», но в единичном исполнении.

Последующая приёмка и эксплуатация данного отечественного творения превратились в головную боль всей администрации СОФ и от идеи внедрения отечественных аналогов «дозаторов» быстро отказались. Затем, вынуждены, были-таки, вернуться к проверенному первоначальному варианту и у ЗАО «Агроэскорт» закупили шесть аналогичных единиц. В настоящее время начались работы по их монтажу.

Что же касается лиц – наших соотечественников, откровенно укравших технологию у «братьев» славян — Бог им судья. У наших специалистов не получается даже воссоздать то, что уже до них давно придумано и успешно применяется в жизни и промышленности!

Это далеко не первый случай откровенного и вопиющего воровства. С каждым годом в производственную базу «Беларуськалия» внедряется всё больше и больше зарубежного оборудования. Среди данного оборудования очень много европейского, особенно немецкого, японского и американского творений высокоразвитой машиностроительной промышленности данных государств. Оно характеризуется безупречной надёжностью, качеством и экономичностью в вопросе потребления электроэнергии, но требует для обслуживания и ремонта высококвалифицированного персонала, которого у «Беларуськалия» нет, и в ближайшее время не предвидится. После каждого последующего внедрения за всё время ни разу не были организованы курсы по обучению и ознакомлению рабочего персонала с процессом функционирования данного оборудования и его обслуживанием. Более того, многие руководители и начальники служб, отделений и подразделений, после очередного такого внедрения в категоричной форме отказываются присваивать рабочим повышенные разряды, мотивируя тем, что, мол, достойных нет. В связи с этим уже сейчас возникают ситуации, когда для починки или устранения простейшей неисправности той или иной вновь внедрённой технологической единицы, возникает необходимость вызова из-за рубежа иностранных специалистов, а если таковых не удаётся вызвать, то оборудование вынужденно простаивает. Всё это выливается в значительные дополнительные денежные затраты. Система же подготовки новых рабочих кадров и ИТРовцев во многом осталась далеко в восьмидесятых и нуждается в немедленном реформировании, начиная со средних и заканчивая высшими учебными заведениями страны. Однако это не мешает «высоким» начальникам и руководителям, не ударив палец о палец, выписывать себе премиальные за очередной такой внедрённый проект по программе модернизации. При этом очень часто, когда вообще не требуется их присутствия, в целях практического и документального оправдания начисления себе таковых вознаграждений, в моменты принятия инновационных внедрений в эксплуатацию, по приказу и именно в выходные дни, а ещё лучше в праздничные, выводятся простые рабочие «Беларуськалия» под предлогом контрольной наладки или чего-то подобного.

Что же касается отечественного оборудования, внедряемого на производстве «Беларуськалия» по программе модернизации, то такового в принципе не существует. Данное оборудование может состоять на 90% из иностранных комплектующих, а может и вовсе закупаться за границей, маркироваться заводским клеймом какого-либо отечественного предприятия и по действующей программе импортозамещения в несколько раз дороже этого же зарубежного аналога, продаваться отечественным же предприятиям. В настоящее время банальным примером данной ситуации служат газовые ячейки продаваемые «Беларуськалию» одним из его солигорских подрядчиков. Закупаются они в Федеративной Республике Германия и благополучно поставляются на территорию Республики Беларусь. В дальнейшем вся техническая документация переводится с немецкого языка на русский, а в конструкцию данных ячеек вносится несколько незначительных конструктивных изменений никоим образом не влияющих на их производительность. После всего этого, изделию присваивается клеймо, свидетельствующее о том, что оно произведено на территории Республики Беларусь. Данные ячейки достаточно успешно продаются в несколько раз дороже, подпадая под программу импортозамещения. Схему же я бы определил, как «интеграловскую»: данная схема, если Вы в курсе, применялась тогда, когда на компьютерные мониторы фирмы «SAMSUNG» или «Siemens» наносился лейбл отечественного ОАО «Интеграл» и с потрясающей лёгкостью полученный товар реализовывался, как продукт этого самого отечественного производства. Вот и все премудрости…

В связи со всем, вышесказанным, хотелось бы процитировать слова действующего премьер-министра Республики Беларусь Михаила Мясниковича: «Беларусь имеет мощные конкурентные преимущества в калийной отрасли. Наше государство обладает технологиями и ноу-хау по реализации крупных проектов по строительству горно-обогатительных комбинатов и успешно их реализует не только в стране, но и за рубежом. Сегодня хотелось бы остановиться на Туркменистане». Если ко всему вышеупомянутому мной относиться, как к свидетельствам успешности, то тогда господин премьер-министр прав – мы действительно впереди планеты всей.

 

 

 

Александр М.

Источник.

1 коммент

  1. «где-то дунули, где-то плюнули, а где-то, выражаясь на современный манер, подключились к программному обеспечению через компьютер и, устранили таки, вот уже многомесячную проблему промышленного гиганта» — для общего развития автора хотелось бы сказать, что во-первых: из-за неграмотно составленного контракта некоторые иностранные компании отказываются предоставлять программы работающего оборудования для дальнейшей диагностики и обслуживания нашими программистами, чтобы в случае поломки вызывали представителя их фирмы и платили дополнительно (если гарантия кончилась). Во-вторых, даже имея программу, опять же из-за кривого контракта, можно долго и упорно в ней разбираться, потому что она на каком-нибудь немецком или чешском языке без намеков на комментарии в переменных. В-третьих: чаще всего для нормальной работы и анализа с современной программой необходимы не только более-менее нормальный компьютер или ноутбук (а не тот прах, что у нас на гос. предприятиях), но и соответствующая программная оболочка с нужными библиотеками (многое из которых для специализированного оборудования просто так в интернете не скачаешь и нужно покупать, на что руководство идти упорно не хочет, например по Siemens Sinamics). И будь ты хоть семь пядей во лбу хорошим программистом, не имея необходимых инструментов шансы сделать серьезный ремонт минимальны. И не надо петь про то, что все хорошие программисты уже давно уехали — уехали те, у кого были деньги на переезд, была возможность по семейным обстоятельствам и т.д. Есть люди, которые просто не могут уехать, а промышленное программирование у нас не так распространено, как на западе. Так что нормальные программисты есть и у нас, правда знания в подавляющем большинстве они наработали не благодаря нашей системе образования и программам повышения квалификации (которые почти все ограничиваются пределами РБ), а благодаря параллельному самообразованию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *