Как становилась диктатура и чего она боится

Данная статья была прислана нам на почту. Присылайте свои статьи на нашу почту или публикуйте их сами в разделе свободные новости.

Как мы наглядно убедились, диалог с властью не возможен. Не возможны ни «законная» борьба за свои права, а выражение своего протеста через пикеты и митинги брутально наказываются. День Воли прекрасно показал, что не нужно быть радикалом или революционером для того, чтобы отморозок в форме отбил тебе почки. Среди населения уже никого не удивит избиение инвалида, старика или ребенка бандитами в погонах. Но стоит задуматься, а произошло ли в стране что-то новое?

Сейчас все интернет СМИ страны обсуждают силовой разгон людей, пришедших 25 и 26 числа в центре Минска высказать свое несогласие с политикой лукашенковской власти. Соцсети и медийные ресурсы полны гнева. Отовсюду льется ненависть и презрение к силовикам, избивавшим стариков и женщин. Многие говорят, что пройдена точка невозврата. Но если задуматься, неужели прозошло что-то новое? Власть давным-давно стала использовать несоразмерное насилие к протестующим. Ведь подобное уже было уже и в 2006, и в 2010 году, когда протестующие против очередного «переизбрания» Лукашенко были разогнаны ментами и внутренними войсками. Затем были разгоны молчаливых акций и ужасающий теракт в минском метро в 2011 году. С тех пор каждый год становился хуже предыдущего, как в экономическом плане (девальвации, рост курса и цен, рост безработицы), так и в плане принимаемых властью законов (Декрет № 3 в 2015 году — ярчайший из примеров). Но даже не в 2006, 2010 или сейчас в 2017 власти стали использовать политику террора. Если углубиться в историю, то с самого своего первого срока в 1994 году Лукашенко стал проявлять свои диктаторские черты.

14 мая 1995 года по инициативе Лукашенко прошел первый в постсоветской Беларуси референдум. Особо примечательный вопрос, принятый в результате референдума — это право Лукашенко досрочно распускать парламент по собственному желанию.

Первый шаг к современной единоличной диктатуре был сделан.

Следующий референдум прошел 24 ноября 1996 года и был проведен также по инициативе начинающего диктатора. Тогда Лукашенко получил возможность принять поправки к Конституции, что дало ему возможность получить больше полномочий. Примечательно, что на референдуме отрицательно были рассмотрены следующие вопросы: выборность руководителей местных органов исполнительной власти, отмена смертной казни, а также вопрос «Согласны ли Вы, что финансирование всех ветвей власти должно осуществляться гласно и только из государственного бюджета?». Референдум проходил с огромным количеством нарушений и в последствии не был признан Европейским Союзом, Советом Европы, ОБСЕ и рядом международных организаций. Клещи диктатуры замкнулись.

Естественно нашлись люди, которые были по тем или иным причинам были против того, что в руках одного человека окажется вся власть в стране. И что же произошло? Ничего, все они пропали. С 1999 года начались исчезновения соперников Лукашенко. 7 мая пропал Юрий Захарченко — бывший министр МВД Беларуси, который в 1998 году перешел в оппозицию. 16 ноября 1999 года вместе со своим другом бизнесменом Анатолием Красовским пропал оппозиционер Виктор Гончар. Затем 7 июля 2000 года был бесследно похищен журналист Дмитрий Завадский, а 19 января 2002 — витебский оппозиционер Юрий Корбан. Созданный Лукашенко и Шейманом эскадрон смерти, возглавляемый Павлюченко, убивали всех, кто потенциально угрожал власти правящего клана.

Дмитрий Павлюченко сейчас

В такой атмосфере, в 2004 году был проведен последний «всенародный» референдум. В результате Лукашенко получил возможность избираться неограниченное количество раз. Беларусь окончательно стала такой, какой мы видим ее сейчас сейчас.

Очевидно, что с теми, кто по приказу бьет стариков и женщин договорится нельзя. С теми, кто взрывает собственных граждан в метро, дает ложные обещания, разгоняет мирные демонстрации нельзя найти компромисс. Под договором они понимают только бесприкословное подчинение. Исчезнувшие политики и журналисты боролись при помощи «законных» методов. В декабре 2010 и марте 2017 люди выходили на мирные демонстрации и были разогнаны.

Может стоит ответить иным образом на беспредел властей? Может, стоит перестать ждать, когда Лукашенко уйдет сам и сделать реальные шаги уже сейчас, чтобы что-то изменилось?

Декрет № 3 стал последней каплей терпения. Ранее малочисленные марши оппозиции стали расти, как на дрожжах. В феврале и марте произошли массовые акции протеста по всей стране. 17 февраля анархисты присоединились к шествию в Минске и смогли не попасться псам системы в штатском. 5 марта анархисты возглавили марш против декрета № 3 в Бресте. 15 марта анархисты участвовали в митинге против декрета № 3, за что позже были грубо задержаны ментами в штатском и получили сутки и штрафы. Выплаты с «тунеядцев» были приостановлены. Власти испугались народного протеста. Но, к сожалению, по 25-му числу было видно, что люди неорганизованы, и в случае противодействия ОМОНа не знают, что им делать. Большое количество людей без сопротивления была рассеяна и задержана. За неделю до этого власти превентивно задержали всех, кого по-настоящему боялись. Конечно же, в их числе были анархисты. Многие наши товарищи сейчас находятся на сутках в СИЗО и ИВС. Власти ответили единственным знакомым для них методом борьбы с инакомыслием — насилием, ложью и террором.

Чувствуется, что День Воли толкает людей на переосмысление тактики борьбы. Мало приятного в сутках и штрафе, но тем более мало в этом приятного, если не видно результата. Власти же брутально разгоняя людей не чувствуют никаких потерь. Они именно такие цели и ставят: всех посадить, всех запугать. Они боятся только силы. Радикальная борьба, массовое прямое действие, забастовки и акты гражданского неповиновения всегда были наиболее эффектиным способом отстаивания своих прав. Власть этого боится — и поэтому так активно давит как анархистов, так и не позволяет людям собраться и организоваться. Ночные атаки анархистов и акции прямого действия конечно рискованны. Но власти не знают о них заранее и не могут приготовить к ним своих псов.[1] Забастовку тяжело организовать, за нее могут выгнать с работы. Зато бастующее предприятие лишит зарплат и премий сотни ментов, окажет реальное давление на властей. [2]

Помните, никто кроме нас не вернет нам нашу свободу. А путь борьбы за справедливость не бывает простым. И не может заканчиваться на одной битве.

[1] Подробнее вы может узнать в разделе сайта «Практика«. Там вы найдете множество советов от создания небольшой аффинити-группы до советов по партизанской войне. Также стоит прочитать статью о мирном протесте и его альтернативах. Крайне полезная статья об участии в массовых протестах.
[2] О забастовках можно прочитать тут.

1 коммент

  1. Чтобы победить лукашизм, нужно браться за дело основательно, становится профессиональными революционерами. Если анархисты не возьмут на себя эту роль, то больше некому! Необходимо жить борьбой, отказываться от семей, детей, карьеры. Надо развивать подпольную инфраструктуру, мутить стабильный финансовый доход, вооружаться. В общем делать так, как делали наши прадеды-революционеры в начале 20 века, когда свергали самодержавие на наших землях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *