100 лет Октябрьской революции. Уроки истории

Данная статья посвящена столетию Октябрьской революции. Но статья не про праздник восставшего народа Российской Империи, а про пример из истории, доказывающий невозможность союза анархистов с авторитарными движениями.

Несмотря на то, что на тему расхождений между авторитарными левыми и анархистами написано много материала, до сих пор часто от людей, которые либо поверхностно, либо вообще не знакомы с анархизмом, можно услышать «критику», якобы один проект по построению коммунизма уже имел место в истории и ни до чего хорошего не довел, подразумевая революцию в России и построение СССР. Также принято считать, будто самодержавие в России свергали лишь большевики, забывая роль анархистов и других «левых» сил в революции 1917 года. Более того, среди самих анархистов можно встретить положительную оценку революции 1917 года и личности Ленина. Поэтому годовщина революции — отличный повод вспомнить еще раз, чем была Октябрьская революция и какое место в ней занимали большевики и анархисты.

Итак, первый «аргумент» основан на незнаний принципиальной разницы между большевизмом и анархизмом. Да и вообще, считая анархизм левой идеологией допускается грубая ошибка. Термины «правые» и «левые» впервые появились во французском Национальном собрании времён Великой Французской революции. В нём возникли три направления: справа сидели фельяны — сторонники конституционной монархии; в центре сидели жирондисты — умеренные сторонники республики; слева сидели якобинцы, выступавшие за радикальные преобразования. Таким образом, изначально правыми называли тех, кто желает сохранить существующее положение (консерваторы), а левыми — тех, кто выступает за перемены (радикалы). Исторически, это деление относится к политическим силам, заседающим в парламенте. Как известно, анархизм отрицает парламентаризм и парламентскую борьбу. Поэтому анархизм не имеет ничего общего с этатистами (сторонниками государственной власти): социалистами, большевиками, авторитарными марксистами и т.д. По сути эти идеологии стремятся к построению сильного государства, в котором капиталистом становится государство, в лице партийных чиновников и номенклатурщиков, как это и былов СССР. А говорить, что государственные институты после создания «пролетарского государства», со временем сами мистическим образом распадутся — абсурдно. Хотя марксисты часто говорят, что их цели схожи с целями анархистов, на деле марксисты стремятся к получению власти и построению централизованной диктатуры, которая, естественно, сама не исчезнет. Большевики сто лет назад считали себя элитой, авангардом революции, которая будет осуществлять «воспитательную диктатуру» и «укажет» народу как правильно строить коммунистическое общество. Цель анархистов — построение свободного, неиерархичного общества, основанного на прямой демократии. И свержение власти далеко не главная задача анархистов, а тем более целью анархистов не является получение власти. Исключением среди левых могут быть лишь антиавторитарные марксисты, и некоторые «новые» левые, которые идейно близки анархизму. Цель власти — сама власть и ее приумножение, и никаго отношения к тем, кто к этой власти стремится у анархистов нет. То есть само нахождение на левой части политических координатах неверно по своей сути. Во многом это позволяет делать критикам анархизма существенное допущение, что анархисты и большевики — одно и то же, потому что в одних политических координатах.

 

Второй «аргумент» является порождением советской пропаганды, которая практически отрицала роль других движений во время революции. Сейчас революция 17 года ассоциируется с революцией Ленина и большевиков, хотя анархисты, как и эсеры(социал-революционеры)также сыграли важную роль в революции.
На момент Октябрьской революции анархисты, которые активизировались после Февральской революции, вместе с эсерами-максималистами и некоторыми левыми эсерами выступали за вторую, социальную революцию и против временного правительства. Центрами анархистской пропаганды стали Петроград, Москва, Харьков, Одесса, Киев, Екатеринослав, Саратов, Самара, Ростов-на-Дону и многие другие города страны. К примеру, о деятельности одной из групп можно почитать в воспоминаниях белостокского анархиста. Анархисты, наряду с большевиками, были самыми радикальными среди различных движений в 1917 году. И анархисты поначалу поддержали большевиков и не признали временное правительство. Анархистские идеи были популярны среди моряков, что подтверждает восстание в Кронштадте уже в 1921 году. А в июле анархисты активно участвуют в подготовке вооруженного выступления солдат 2-4 июля, агитируя «за свержение 10 министров-капиталистов» и захват заводов и фабрик в полное рабочее распоряжение. Анархисты сыграли значительную роль в Октябрьской революции, участвуя в боевых задачах от Петрограда до Сибири. Даже в таком знаковом событии, как штурм Зимнего Дворца, принимал участие отряд под командованием матроса-анархиста Железняков. (он же Матрос Железняк) Большевики после получения власти быстро стали централизовать ее и установили диктатуру. Как писал анархист Виктор Серж летом 1921 года, «коммунистическая партия теперь осуществляет не диктатуру пролетариата, но диктатуру над пролетариатом».
После революции в различных городах стали создаваться «Черные Гвардии» — вооруженные отряды анархистов. Московская федерация анархистских групп (МФАГ), в которую вошли около 50 групп, захватила 25 московских особняков. Гвардии создавались в противовес Красной армии, которая подчинялась исключительно большевикам. Конфликт с большевиками назревал уже тогда. Большевики начали распускать слухи о том, что среди анархистов одни уголовники и преступники. И действительно, среди анархистов, считавших преступления порождением капитализма было много уголовников, а многие просто маскировались под анархистов и пытались нажиться с трудный период. Также стали ходить слухи про скорое вооруженное выступление анархистов, которые стремились довести революцию до конца. Большевики, которые к тому моменту перенесли столицу в Москву, были серьезно обеспокоены наличием анархистских боевиков в городе. По приказу Держинского чекисты разооружили черные гвардии: дело доходило до кровопролитных столкновений. Было арестовано много анархистов. С этого периода большевики стали репрессировать анархистов: расстреливать, ссылать и арестовывать.

В 1919 году анархисты взорвали в Леонтьевском переулке горком Московского комитета РКП (б) в Москве. Позже анархисты участвовали в восстаниях в Кронштадте и Тамбове. В Украине РПАУ Нестора Махно сражались с различными контрреволюционными силами, а позже и с большевиками, которые предали Махно. Подробнее о Кронштадском восстании и Махновщине можно почитать в библиотеке Революционного Действия.

Как и в России, так и по всему миру, анархисты сначала в целом поддержали большевиков: анархисты России считали большевиков союзниками, а у анархистов других стран просто не было достаточной информации про происходящее. Ленин и его соратники быстро стали централизовать власть и убирать всех, кто им в этом мешал.

Как показала история, у анархистов нет ничего общего с марксистами и другими авторитарными левыми. Ленин, о терроре которого часто забывают, ввиду его довольно ранней смерти в статусе революционера, вместе с большевиками вел агитацию под анархистскими лозунгами «вся власть советам», хотя на деле ничего подобного после Октябрьской революции не произошло. Более того, анархистов и эсеров, сделавших серьёхный вклад в революцию, большевики стали репрессировать, сажать в тюрьмы и ссылать, а того же Махно большевики не раз предавали. Октябрьская революция была лишь очередной сменой власти, политической революцией, которая не имеет ничего общего с социальной революцией, к которой стремились и стремятся анархисты. То, что можно оценить в революции в России для анархистов — это Махновщина, Кронштадтское восстание и рабочие и крестьянские советы, которые возникли в революционный период стихийно, по инциативе народа (о том, насколько машстабными были выступления народа и какую на самом деле в этом роль занимали большевики можно прочесть в книге «Неизвестная революция» Волина). Однако все эти движения были подавлены большевиками. Поэтому столетие Октябрьской революций для нас, анархистов, не является примечательной или праздничной датой — несмотря на то, что революцию совершили трудящиеся Российской Империи, она всегда должна быть напоминанием о том, что союз с авторитариями и этатистами — недопустим. Не стоит питать никаких иллюзий на счет авторитарых движений, которые всякий раз будут пытаться воспользоваться радикальной повесткой анархистов, чтобы предать нас в удобный момент. Идя на какое тактическое взаимодействие и сотрудничество с ними, надо всегда помнить, что они наши враги, и мы должны не помогать им, а использовать противника и атаковать его в удобный момент до того, как он это сделат сам.

Больше про анархистов и революцию в России:

Эврич Пол «Русские Анархисты»
Всеволод Волин «Неизвестная революция»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *