100 лет БНР: смена курса и проведение границ

Последний месяц-два наиболее обсуждаемым событием политической жизни страны была годовщина провозглашения Белорусской Народной Республики — столетие — и формат, в котором предпочтительнее отметить данную годовщину. К удивлению многих, в этом году белорусские власти дали разрешение организаторам Дня Воли на проведение концерта. Правительство даже предложило помочь в его организации, сделав вид, что всего год назад с его подачи мирно собравшихся людей не разгоняли, жестоко избивая при этом. Это вызвало живую, а местами и ожесточенную, дискуссию в среде оппозиции и ее сочувствующих. «Умеренная» часть организаторов последовала примеру властей — тоже сделала вид, что в прошлом году не было никакого разгона, и решила принять предложение Мингорисполкома. «Радикальное» же меньшинство, а радикальное оно именно в кавычках, поскольку никаких коренных изменений своими действиями оно не предлагало, настаивало на том, что День Воли — это не только праздник, но и акция протеста. Среди этого меньшинства был и Статкевич, который планировал с БНК провести шествие в День Воли, с разрешением властей или без него.

Не вышло. Согласно устоявшейся практике всех активных участников задержали превентивно, а тех, кто все-таки вышел к месту планируемой акции протеста, неразрешенной властями — задержали уже там, в том числе журналистов Белсата, пенсионеров, правозащитников, наблюдателей и просто тех, кто оказался не в том месте и не в том время. Ну, в общем, задержали по-белорусски. Что примечательно — задержали даже тех, кто участвовал в организации согласованного концерта в регинонах. Тоже традиционное поведение. Об отношении анархистов к национализму и самоопределению через построение государства написано много статей, сейчас хотелось бы остановиться не на роли БНР в истории Беларуси, а на более актуальных и насущных вопросах политики в стране.

Поведение властей

Тут в целом все объяснимо: нет никакого «режим одумался», «Лукашено признал, что оппозиция была права» и прочего. Режим работает согласно своему modus operandi. На сайте не раз писалось об этом. Нужны новые кредиты, Россия в силу своих экономических проблем уже не может их обеспечить, экспорт в нее снижается, возникают постоянные конфликты на почве газа и молочных продуктов. На этом фоне государство ищет новых внешних партнеров. В том числе и в Европе, что не может не вызывать негодование Москвы, геополитические амбиции которой становятся все больше и больше и давно приблизились к имперским. Тихое и мирное соседство с режимом Лукашенко (и его независимость) закончится тогда, когда тот перестанет делать то, что нужно Кремлю. И вероятность наступления такого сценария повышается и вызывает опасения у власть имущих в Беларуси. К примеру, Лукашенко во время поездки в Грузию отметил, что уважает целостность Грузии, а в Абхазии, за «независимомсть» которой воевала Россия, «развели бардак какой-то». Фактически, негативно высказывается о внешней политике России. В имеющихся условиях согласование концерта властями и помощь в его организации — не является признанием оппозиции партнером или сменой идеологии. Как верно отметил Юрий Дракохруст — надо показать восточному соседу, что в Беларуси есть люди, готовые бороться за ее независимость — патриоты и националисты. Очевидно, что белорусские мусора и военные вряд ли будут воевать против Путина — в этих структурах пророссийские настроения одни из самых сильных в обществе. А чем показать большое количество патриотов, как не согласованым концертом, лишенным всякой политической и протестной подоплеки, но на который придут много патриотически настроенных граждан. При этом степень «патриотизма» на концерте настолько тщательно выверялась, что как только люди выходили с символикой БНР из загончика, в котором разрешили танцевать, их тут же клали лицом в асфальт милиционеры в штатском. В этот раз — выборочно.

Этим концертом власти убивают и второго зайца. Они разделяют оппозицию, но не для того, чтобы ее было легче подавить по принципу «разделяй и властвуй». Нет, это оппозиция делала десятилетиями сама, и власть ее подавляла достаточно эффективно и до этого. Сейчас власти разделили оппозицию на два лагеря — тех, кто готовы пойти на сотрудничество с диктатурой за сохранение независимой Беларуси, и тех, кто хочет видеть Беларусь независимимой, но без Лукашенко. Первые нужны будут для кооптирования символики независимости: БНР, Пагони, борьбы с «Московией». С этими людьми режим будет развивать патриотическую повестку, где белорусы — уже «не часть Русского Мира», а не»русские со знаком качества». Будет неудивительно, если через год-два некоторых из оппозиционеров можно будет увидеть на идеологических должностях при правительстве демократизатора. Они же будут звать белорусов вставать под ружье, чтобы защищить белорусскую диктатуру от диктатуры российской.

Вторые — это те, с кем содруничать не получится. Очевидно, что в данный момент Статкевич не настроен на переговоры. Не в том смысле, что Статкевич честный и неподкупный. Скорее просто у группы оппозиционеров близких к Статкевичу либо амбиции побольше, чем просто быть идеологом в каком-нибудь министерстве, либо они выбрали определенную политическую модель (несанкционированных шествий, например), которую и будут реализовывать. Властям же несанкционированные шествия как кость в горле, особенно, если вспомнить во что они переросли в прошлом году. Поэтому с ними буду показательно расправляться, чтобы у других был выбор: или танцевать под дудку властей (теперь это даже не фигуральное выражение), или «лезе у аутазак нага». Либо махать бела-чырвона-белым флагом когда скажут, где скажут и с кем скажут, либо сидеть на сутках.

Поведение оппозиции

Часть организаторов не только приняла предложение властей, но помимо этого еще и стала клеймить «радикалов», выступающих за шествие, дураками, провокаторами и «неадекватами». Не то, чтобы раньше оппозиция показывала какие-то способности к консолидации, просто теперь проведен очередной водораздел по аналогии с вопросом об участии в выборах. Та часть, которая, условно выражаясь, пошла на сотрудничество, обосновывает это тем, что популяризируют патриотизм и национальные идеи и неважно, делать это на несанкционированном шествии или концерте при поддержке власти. В последнем случае даже больше людей придет, шире размах, можно будет показать, как много людей поддерживают идеи национального возрождения. Только, как верно отметили пользователи сети, скоро для этого могут уже не понадобиться оппозиция, и праздник этот будет отмечаться при поддержке только государственных структур вроде Белой Руси. Люди, идущие на сотрудничество с властью, вероятно, надеятся иметь какие-то с этого дивиденды, в виде популяризации национальных идей и патриотизма, может даже займут какую-то должность в правительственном аппарате. Некоторые ресурсы (вроде 1863x) публиковали материалы, где открыто говорили, что против агрессии Кремля надо объединиться с диктаторским режимом и защищать общую независимость. Только нет никакой общей независимости, есть независимость власти от народа и подчинение народа властям.

Примечательно также и то, что организаторы концерта молчат о задержаниях людей, уходивших с концерта и об этом больше пишут сами задержанные. Видимо опять же, чтобы «не портить праздник» и создавать впечатление что организаторы в целом там что-либо решали и этот концерт был их достижением, а не подачкой власти.

Устремления той части оппозиции, которая была задержана 25 марта, видимо не ограничиваются «герб Пагоня на Доме правительства любой ценой». Там все же ведут политическую борьбу с действующим режимом, а не с его вывеской. Там еще наверняка помнят 25 марта 2017 года и делать вид, что его не было, и танцевать в загоне не хотят. При в целом здравой позиции по этому вопросу, Статкевич и компания не меняют тактику в изменившихся условиях. Все так же подается заявка, она отклоняется, в указанном месте пытаются собрать нелегальное шествие, на котором всех задерживают. Раньше не задерживали, а теперь появилась необходимость. Нет попытки перейти к новым методам, к новой децентрализованной тактике. К примеру, большую часть сил можно было бросить на поддержку протеста против строительства завода АКБ в Бресте, который актуален и нуждается в помощи, т. к. для властей тема очевидно острая. Возможно проблема связана с личными амбициями Статкевича и его неготовностью делить лавры организатора с другими протестующими и инициативными группами. Или возможность просто подождать, пока задержат, и выйти снова жертвой, а не победителем — более приемлемая тактика для этой части организаторов. Что ж, она хотя бы с этической точки зрения более приемлема, чем танцы в загоне, но эффективна ли? Очевидно, что нет. Уж не говоря о том, что цели этой части оппозиции совершенно не предлагают ничего нового, и по факту означают лишь смену одних государственных мужей на других.

Итоги и перспективы

Люди, думающие, что они станут партнерами действующей власти в деле продвижения патриотизма и защиты независимости, глубоко заблуждаются. Они не партнеры — они инструмент. Ими просто пользуются и избавятся от них, как от ненужного балласта. У Лукашенко только три партнера — семья, спецслужбы и люди, которые могут дать денег в долг. Если власти будет выгодно — она и флаг поменяет, и омоновца, избивающего журналистов и мирных протестующих, заставит говорить по-белорусски. И погоню пришьют, где только можно, лишь бы сохранить власть. И тогда у оппозиции начнутся серьезные проблемы, ведь у них отберут ту повестку и символику, на которой они худо-бедно выезжали последние 20 лет. И если часть из этой оппозиции просто войдет во властные структуры и будут выполнять приказы диктатуры, то остальным вынужденно придется обратить внимание на социальные проблемы белорусов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *