Эстетика анархического движения

Для начала, определимся с тем, что будет подразумеваться под эстетикой в этой статье. Образ, представление об объекте, как о сумме его различных качеств — это и есть эстетика. И данная статья пытается ответить на вопрос о роли эстетики в анархическом движении, ее задачах и какой она могла бы быть, чтобы их выполнять. Каждый объект в представлении человека обладает эстетикой: политические движения, публичные лица, и всё, что известно хотя бы какому-то количеству людей.

Эстетика не выступает в политической деятельности как цель. Цель анархического движения не выглядеть каким-то образом, а достигать определенных результатов, поставленных задач. Это крайне важное замечание, потому что встречается расхожее предубеждение, что анархизм — это просто способ выглядеть радикально. На самом деле, анархизм — это идея о конкретных социальных преобразованиях, и стоящих за ними принципах и ценностях, которые анархизм декларирует и пытается реализовать. Образ движения — это следствие активности анархистов. И во многом от образа любого политического движения зависит то, какие люди к нему присоединятся, как к нему будут относиться те или иные социальные группы и, в какой-то мере, какую роль это движение сможет сыграть на политической арене.

Определенная эстетика сопутствует как отдельным организациям, так и движению в целом — как сумма известных организаций и внеорганизационной активности. Наглядный пример — это нацисты. У нацистов есть различные организации, которые занимаются различной по формату и по подходам активностью. Общая же картина формируется на основе информации СМИ о тех, кто так или иначе ассоциируется с нацизмом. Например, в связи с громкой активностью убийц, банд «чистильщиков» и т.д. — нацисты известны как беспредельствующая молодежь, которая ради развлечения убивает беззащитных. Если даже появится группа, которая захочет пропагандировать «интеллектуальный» нацизм, ей тяжело будет откреститься от подобной репутации, несмотря даже на отказ от использования термина «национал-социализм». Сами идеологические маркеры будут выдавать и смешивать ее в сознании у интересующихся людей с уже укоренившимся образом. Из-за этого группа будет первое время привлекать только тех, кто по факту заинтересован эстетикой убийц и мизантропов. При этом, благодаря своей активности (например, активности известного сайта «Спутник и погром») эстетика нацистских движений может начать изменяться, и теперь кроме банд бонхедов и убийц будут упоминать и сайт правых «интеллектуалов». Отчасти по такой логике пытается действовать и «альт-райт» движение в США, представляя себя как группа хипстеров-интеллектуалов. Нужно учитывать описанный механизм и понимать, что это правило работает для любого политического движения.

Кроме того, говоря об эстетике стоит сразу обозначить важный момент в рамках нашего подхода к политической активности. Мы считаем, что критериями любой анархической деятельности являются эффективность и последовательность. Очевидно, что без эффективной деятельности не будет никаких серьезных социальных изменений, а без последовательности наши действия приведут к обратному от ожидаемого результату. Все, что анархисты могут использовать и при этом не противоречить самим себе, и что принесет нужный результат — должно быть использовано, чтобы достичь наших целей. Единственный способ группе людей быть эффективной — это быть организованным политическим движением. Тактика роя, автономные ячейки без всякой связи — это довольно пафосный, но крайне неэффективный способ изменить ситуацию в обществе. Об эффективных принципах организации анархических групп мы уже делали перевод полезной статьи, с которой советуем ознакомится.

Чтобы образ анархистов не противоречил целям, эстетику необходимо сделать собственным оружием. Направлять свои силы так, чтобы образ анархистов привлекал нужную социальную группу, чтобы этот образ отвечал нашим целям и чтобы при этом служил нам рекламой в случае нашего же участия в каких-либо выступлениях. Это важный момент, т.к. нередко в анархической среде встречается с мнение, что образ, который создают анархисты является важным сам по себе, самоцелью, покушаться на которую — значит покушаться на саму идею. Этот подход мы считаем неэффективным и никакой логики, кроме как желания самореализации отдельных активистов, за ним не стоит. Так какая же эстетика может быть наиболее эффективным инструментом для анархистов?

Для этого, в первую очередь, стоит очертить общие цели движения. Мы, как революционные анархисты, выступаем за социальную революцию, за радикализацию низовых движений и за формирование активного гражданского общества с опорой на прямое действие и самоорганизацию. Для нас нет и не может быть другого способа достичь анархии, кроме как участия в революционных событиях. Об этом подробнее мы писали тут.

Исходя из этих позиций логически вытекает близкая социальная группа, на которую имеет смысл опираться — это политически активная молодежь. Если раньше в странах бывшего советского союза она, в основном, группировалась вокруг различных субкультур, то сейчас молодые люди интересуются политикой и напрямую, выходя на митинги и участвуя в протестной деятельности. Но даже эта социальная группа — не монолит, и там существуют разные люди, с разными взглядами и отношением к обществу. Есть студенты, организовывающие протесты, участвующие в акциях солидарности, и в то же время есть и те, кто ради своей выгоды готов служить в государственных молодежных структурах.

Мы считаем, что наиболее подходящие кадры для анархического движения — это люди, готовые на радикальные методы и осознающие ценности справедливости и свободы. Люди, при этом понимающие необходимость конспирации, мер безопасности, необходимости организовываться здесь и сейчас. То есть, сознательные активисты, а не люди, желающие самоутвердиться или найти компанию. Часто люди присоединяются к политическому движению т.к. видят в его образе элементы, близкие лично им. Значит, именно такой образ мы и должны создавать для окружающих, привлекая тем самым именно нашу целевую аудиторию. При этом образ этот должен быть последовательным выражением наших идей, ценностей и целей, а не красивой оберткой без содержания.

Однако силами немногочисленной пассионарной молодежи социальная революция не случится. Этот процесс потребует участия значительной части общества, а если образ анархистов будет по тем или иным причинам радикально отталкивающим, то другие слои общества с меньшей вероятностью присоединятся к движению. При этом есть существенная разница между граффити, которые значительная часть населения на данный момент может не одобрять, и откровенно фриковой подачей агитации, мизантропией или тем, что оттолкнет человека абсурдностью и неуместностью. Такая агитация может привлечь только людей, которым интересно развлекаться, делать что-то, пока это круто или весело. Построить серьезное движение, которое сможет активно проявить себя в революционной ситуации, с такими людьми невозможно. Отношение к разным формам политической агитации или борьбы может меняться исходя из политического контекста. Это можно увидеть на примере Майдана в Украине, который значительным образом изменил представление многих людей о допустимой форме протеста и насилии. Нарочито же бессмысленная или надменная позиция останется таковой и в любом другом контексте. Если анархисты будут позиционировать себя так в любых условиях, то они в любых условиях будут париями.

Следовательно, с одной стороны, эстетика анархистов должна соответствовать идеям и принципам, которые провозглашает движение, быть привлекательной для нашей целевой аудитории, но при этом не быть чрезмерно отталкивающей для тех, кто пока не является нашей целевой аудиторией, но в перспективе сможет ей стать. Далее мы опишем, как видим решающий эти задачи эстетический образ и стиль анархистов.

Образ организованного движения.

Организованность — одно из самых слабых мест анархического движения. Вместо образа хаотичных, бессистемных действий и жестов — организованные выступления, продуманные шаги, умение мыслить наперед. Организованность может и должна быть не только фактом, но и тем, что показывает другим людям, анархисты — организованное движение. Хороший пример организованности можно наблюдать на примере акции анархистов в Бресте на протестах в 2017 году. Мы не видим ничего плохого в использовании слова «должен» в рамках этой или любой другой статьи. Это не значит, что мы считаем любого человека должником. Это значит, что мы находимся в условиях вынужденной необходимости, которая обязывает нас делать какие-то вещи, если мы не настроены на проигрыш заранее.

Примером образа организованного движения служит видимое распределение ролей, соответствие контексту (например, компания против ЧМ по хоккею в 2014 году), согласованность действий. Сюда же относятся качественно сделаная агитация, успешность акций, отсутствие задержанных в процессе, возможность обратной связи для людей. Подход «да и так сойдет» приводит к появлению противоположного образа.

Революционность и радикальность.

Отчасти эти два понятия тесно связаны, но далеко не всем их получается совмещать. Радикальность образа должна подразумевать революционность идей и их реализацию. Ведь именно активные противники существующего порядка, не отрицающие насилие являются нашей аудиторией. Но при этом, радикальность может быть пустой, бессмысленной, показухой и бравадой. Поэтому радикальный образ нужно совмещать с революционным и не противоречить ему. Радикальность должна подчеркивать изначальное направления всех действий — к социальной революции.

Это не значит, что радикальный анархист должен пойти поджигать банки прямо сейчас. Это значит, что он должен быть готовым идти на риск, словом и делом выступать за коренные изменения в обществе и не мириться с полумерами и соглашательством. Пример неудачного образа в этой сфере — анархист, собирающий подписи за отмену закона.

Реалистичность и практичность.

К сожалению, анархисты часто отрицают необходимость эффективности в своих действиях, занимаясь удовлетворением собственного эго без каких-либо критериев оценки качества проделанной работы. Вместо этого, для привлечения наиболее адекватных активистов и для создания привлекательного образа стоит самим делать акцент на том, как успешно достигать поставленных целей. Не пафосные, пустые текста, а полезные и практичные инструкции. Вместо напыщенного заявления, в котором больше эмоций — перечисление фактов и логичный вывод. Это сразу формулирует представление об анархистах, как о людях дела, которые не пытаются обмануть, ввести в заблуждение популистскими лозунгами, а говорят прямо и честно. Теоретические тексты, статьи должны соответствовать времени, реальным фактам, опираться на доказательную базу, а не домыслы и субъективное восприятие. С этой же позиции лучше говорить горькую правду о ситуации в стране, чем пытаться на основании малейшего народного выступления делать вывод о скором начале мировой революции. Лучше говорить о фактах, чем о собственных ощущениях. Трезвый взгляд вместо полета в облаках.

Справедливость.

В своем образе анархисты должны заключать стремление к справедливости, как изначальном посыле, который толкает любого из нас на то или иное действие. При этом чем более конкретно сформированы этические правила, чем более практичными и прозрачными они являются — тем более понятно, что именно мы понимаем под справедливостью. Цель не обмануть людей красивыми словами о справедливости, не ввести в заблуждение или громче всех кричать об этичности. Цель показать, что справедливость как критерий общественного порядка может и должен существовать. Сами анархисты по мере возможности и не противореча перечисленным выше ценностям должны восстанавливать справедливость. Будь это «кинутый» работник или выселенный жилец. Или избивший кого-то сотрудник милиции и судья отправивший кого-то под арест. При этом важно, чтобы анархисты не брали на себя образ «службы справедливости», но боролись вместе с теми, чьи права и свободы были попраны, чтобы у людей не формировалось мнение, что можно позвать анархистов, которые решат проблемы вместо них.

Конкретизация целей.

За время существования анархических идей можно найти множество их трактовок. Мы не отрицаем ничье право называться анархистами, однако, считаем, что собственные идеи необходимо конкретизировать. Размытость идей часто свойственна либо организациям, которые в популистских целях пытаются вовлечь как можно больше людей в свои группы (которые часто имеют довольно иерархический способ принятия решений), либо людям, не имеющим никакого представления о том, какие идеалы они отстаивают. Идеи следует подавать в понятных для людей терминах, прозрачно и открыто, так же, как и критиковать идеи, которые анархисты не разделяют. Излишнее усложнение, введение терминов, которые знают только в академической среде, поэтичность и бессвязаность текста не может привлечь людей, настроенных на результат. Нередки случаи, когда эти приемы призваны замаскировать противоречия, силлогизмы или отсутствие содержательной части в тексте. Люди, чья жизнь напрямую зависит от социальной, экономической, политической сферы не могут и не будут обращаться к движению, которые не ставит перед собой конкретных целей.

Текст о перспективах анархизма 2014 года

При этом крайне важно, чтобы вышеописанные эстетические признаки не входили друг с другом в противоречие, а наоборот, дополняли друг друга и подчеркивали. Так же следует помнить, что эстетика не должна противоречить практике. Бессмысленно пытаться казаться организованными, а самим не иметь об организованности ни малейшего представления, декларировать результативность — и самим не формулировать никаких критериев оценки эффективности собственной деятельности. Столкнувшись с картиной, противоречащей собственным представлениям о движении, люди с большей вероятностью разочаруются и не будут систематически участвовать в его деятельности. Эстетика — это только инструмент, чтобы показать, каким движение является в презентабельной и понятной форме.

Иногда можно встретить критику выше описанного подхода с той позиции, что активисты, создающие революционный образ, потом терпят крах в каких-то акциях или как-то иначе противоречат образу. Безусловно, в той или иной мере, все совершают ошибки, кроме тех, кто ничего не делает. Наличие революционного и позитивного образа должно подталкивать активистов ему следовать и не противоречить самим себе. Если же образ будет отражать слабое, не подготовленое движение, то свои неудачи всегда можно будет обосновать тем, что движением выглядит так, таким и по сути является.

Умелая подача и привлекательный эстетический образ — это визитная карточка любого движения. Она часто не говорит в полной мере о том, что из себя представляет движение или его идеи, но привлекает потенциальных активистов и дает представление не ангажированным людям. Таким инструментом важно правильно пользоваться, чтобы не проиграть более умелым конкурентам. Однако внешний образ будет бесполезен без смыслового наполнения идей и политической подкованности активистов.

Используйте эстетику в своих целях, но помните — важно быть, а не казаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *