Социальный капитал в революционной борьбе

Участие в анархистском движении и революционная борьба отнимают у анархистов очень много ресурсов. Как материальных, так и человеческих. При этом анархисты не могут привлекать государственное финансирование, инвестиции капиталистов. Им часто могут отказать в помощи из-за потенциальных проблем,а уровень репрессий бывает беспрецендентно высок. В таких условиях невозможно функционировать исключительно на внутренних и без того немногочисленных ресурсах — они слишком быстро придут в истощение. В практике активистов с большим стажем иногда складывается ситуация, когда все их социальное окружение — другие анархисты. Очевидно, что это приводит только к замыканию и сепарированию от остального общества, что часто негативно сказывается на активистах, и дальше будет объяснено, почему.

Возвращаясь к вопросу ресурсов: каким образом возможно неформально привлечь какую-либо помощь в движение со стороны? Для этого необходимо использовать то, что в среде капиталистов принято называть социальным капиталом, а на языке простых людей — связями. В рамках данного материала под социальным капиталом будут пониматься все знакомые активиста, никак не связанные с анархизмом, но которые могут быть полезны для движения или активиста персонально. Исходя из определения, может показаться, что это вообще любой человек с кем активист знаком лично или через других людей. На практике, это и есть абсолютно любой и каждый человек из вашего окружения. Вы никогда не можете на 100% знать заранее, какими полезными связями, ресурсами или навыками человек обладает или будет обладать в будущем. Соответственно, не стоит пренебрегать знакомством, если человек не обладает чем-то нужным Вам в данный момент, возможно он будет обладать этим в недалеком будущем или Ваши приоритеты и потребности изменятся.

Вот перечень преимуществ, которые может дать богатый социальный капитал. Некоторые из них неприменимы в ряде стран пост-СССР:

  1. Общественная поддержка. Когда анархист подвергается репрессиям и в его защиту выступают только другие анархисты, это выглядит в медиа и в сознании общества репрессиями против какой-то обособленной группы, с которой среднестатистический гражданин никак не связан и не имеет о ней никакого представления. Обратное происходит, когда у активиста есть какой-то род деятельности, который объединяет его с другими с людьми вне анархистских групп и еще лучше, когда эта деятельность общественно значима и социумом признается как почетная / важная / необходимая (конечно, не противоречащая анархистским принципам). Яркий пример того, что это дает, — случай Азата Мифтахова. Помимо того, что Азат достойный товарищ, что для общества не совсем очевидная ценность, он еще и студент МГУ и математик, причем, судя по всему, очень талантливый. В СМИ видно, что в защиту Мифтахова выступают студенты, сотрудники МГУ и ученые, математики. В условиях, когда анархисты обладают ограниченной возможностью поддержать товарища из-за сильных репрессий, такая поддержка очень важна.
  2. Смешение социального окружения. Если анархист общается только со своими товарищами, то автоматически весь его круг общения попадает в поле зрения сотрудников спецслужб, когда активист становится им известен. В противовес этому, сложно перебрать все контакты человека, когда их количество переваливается за сотню. Сюда же можно отнести и слежку, от которой не всегда удается уйти. Сложнее отслеживать и проверять каждую встречу в реальной жизни, если анархист регулярно встречается с коллегами, друзьями, общается со знакомыми по интересам и т. д. Конечно, это не панацея и не дает никакой гарантии, но это все же затрудняет работу оперативников сильнее, чем ситуация, когда активист, находящийся под наблюдением, встречается с 1-2 людьми в месяц и они очевидно из движения.
  3. Помощь движению. Это довольно очевидный пункт. Анархистское движение России, Беларуси и Украины обладает крайне ограниченной материально-технической базой, а значит ее приходится привлекать извне. Возможность выручить с автомобилем, одолжить проектор, помочь найти какую-то вещь среди знакомых и т.д. Сюда же относятся контакты с разного рода правозащитными группами, адвокатами, медиа-ресурсами, ведь порой получить какую-то помощь через человека проще, чем через саму структуру.
  4. Помощь непосредственно активисту. Это может быть обучение каким-либо навыкам, предоставление ночлега, словом, помощь с любыми трудностями, не связанными с политикой, но так или иначе, помогающие в жизни активиста.
  5. Предоставление дополнительных контактов. Если ваш знакомый не в состоянии помочь с Вашей проблемой, он может знать того, кто поможет. Так же, хотя это применимо не во всех странах, кто-то из знакомых может иметь выходы на криминалитет, у которого тоже есть определенные ресурсные мощности, полезные в анархистской борьбе.

В целом, формирование социального окружения процесс естественный, но им можно в какой-то мере управлять, поэтому можно дать и ряд рекомендаций о том, как его формировать:

  1. Будьте открыты к общению, не стесняйтесь знакомиться, интересоваться, спрашивать. Даже случайные знакомства могут приносить пользу. К тому же, таким образом развиваются ваши коммуникативные навыки, без которых агитировать людей невозможно.
  2. Сильнее интегрироваться имеет смысл в тех областях, которые более полезны вам или вашим товарищам, но при этом, конечно, не нужно через силу заниматься тем, что вам неинтересно или даже неприятно.
  3. С точки зрения безопасности, имеет смысл говорить о том, что вы анархист только в том случае, если кто-либо из ваших контактов выражал какую-либо симпатию анархистским идеям. Каждого своего знакомого нет смысла тянуть в анархизм, потому что тот факт, что человек с вами общается (пусть даже очень тесно), не говорит о том, что ему интересны ваши идеи. Не говоря уже о том, что такой подход для активистов, неизвестных правонарушительным органам, может быть просто опасным.

Данный материал не претендует на звание пособия по социализации и не призван побудить относиться к окружающим людям утилитарно. Наоборот, тот факт, что политика и анархизм являются главной сферой жизни революционера, не должен стимулировать к изоляции. Отчасти, силовые ведомства ряда стран как раз таки этого и добиваться — отчуждения анархистов от общества, их дезинтеграцию и потерю поддержки. А анархисты, стремясь привнести изменения в общество, не должны отчуждаться от общества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *