Стратегия низовой революции. 8 тактик свержения режима Лукашенко

В Беларуси на подъеме протестные настроения. Основная их причина  — Лукашенко и его 25-летнее правление. Сейчас всем очевидно, что недовольство носит массовый характер и отлично это демонстрируют очереди на пикетах и цепи солидарности по всей стране. В то же время в сами выборы как способ свержения диктатора мало кто верит, это подтверждают и кандидаты «протеста». Но, к сожалению, многие противники действующего режима считают, что сценарий «Плошчы» — разового многотысячного митинга в Минске — это та стратегия, которая позволит покончить с режимом Лукашенко. По их мнению, нужно просто подготовить почву для сбора необходимого количества людей в конкретную дату. Обычно говорится о 100 тысячах протестующих в центре Минска. Почему именно эта цифра, а не другая — не очень понятно. Но практика показала, что, даже если на площади соберется 200 тысяч человек, такой протест будет побежден. Далее мы рассмотрим почему и предложим конкретные альтернативы.

Почему Плошча не работает?

Что такое Плошча? Это единоразовая массовая акция протеста в центре Минска (чаще всего — на Октябрьской площади). В 2006 году она переросла в аналог Майдана с палаточным городком, который был зачищен через несколько дней силами ОМОН. Почему тогда белорусская плошча не победила, как победил Майдан в 2014, и почему аналог Революции достоинства в Беларуси невозможен? Если коротко, то причины две:

   1) В Украине никогда не было столь мощного центрального аппарата государства, как в Беларуси. В Украине 2013 года было большое количество оппозиционных групп, которые к тому же имели за собой поддержку крупных финансовых элит. Организация такого лагеря, как Майдан, обеспечение его жизнедеятельности, особенно зимой — задача, требущая колоссальных ресурсов, в том числе и людских. У белорусской оппозиции после 90-ых таких ресурсов не было никогда. И не будет. Во всяком случае, пока Лукашенко жив. Кроме того, отсутствие сильного гос. аппарата, в том числе выдрессированного МВД, спецслужб и внутренних войск, сказалось на решительности Януковича силового подавления Майдана. И хотя в итоге такое решение было принято вместе с попыткой превратить Украину в очередную восточноевропейскую диктатуру, Майдан разогнать не удалось.

   2) Не удалось это сделать потому, что украинское население имеет достаточно большое количество зарегистрированных единиц длинноствольного оружия на душу населения. В целом, в Украине сильно развита оружейная культура, а наличие низовой коррупции позволяет оформлять оружие без особых проволочек. Именно ответный огонь из стрелкового оружия был той причиной, по которой Майдан не удалось подавить. В Беларуси такого оружия гораздо меньше. К тому же, силовики постоянно проводят операции по выявлению и сдаче незарегистрированного оружия. И еще меньше владельцев оружия в принципе когда-либо решатся применить его против сотрудников органов внутренних дел.

Через 4 года после Плошчы-2006 прошел самый массовый митинг в истории Беларуси после 90-ых — по разным оценкам у Дома Правительства в Минске собралось до 30 тысяч протестующих. Тогда же была предпринята попытка группой радикалов силой пробиться в Дом Правительства. Видимо, с целью его захвата. В силу низкой культуры безопасности у системной оппозиции, а также большого количества сексотов в ее рядах, план этот не был тайной для властей. МВД и войска заранее готовились и отрабатывали сценарии разгона в частях. Тогда Плошчу жестко разогнали, лежачих добивали дубинками, в том числе женщин и пожилых. Порядка тысячи человек в ту ночь развезли по изоляторам Минска и Жодино. Вопреки заблуждению многих оппозиционно настроенных людей, битье стекол в Доме Правительства не было провокацией и их не били агенты КГБ. Их били обычные протестующие и достаточно известные и опытные активисты оппозиции. Да, силовики не пресекали эти действия, и не исключено, что среди протестующих были и сотрудники спецслужб под прикрытием. Но это не значит, что любой акт нападения является провокацией. Видимо, многим легче принять конспирологию про агентов КГБ, чем тот факт, что для разгона массовой акции протеста Лукашенко не нужны ни настоящие радикалы, ни провокации.

И еще через семь лет Лукашенко это докажет снова. 25 марта 2017 года было кульминацией протестов нетунеядцев. Снова оппозиционные политики в лице Статкевича позвали протестующих на Плошчу — в заранее известное время, в известное место. В итоге, пропагандистская машина Трехпроцентного смогла запугать всю страну. А всех активистов, кто хоть когда-то был засвечен как политический, отправили превентивно на сутки. Одну из квартир с анархистами в ночь на 25 марта брал штурмом СОБР. Тогда никто не применял никакого насилия, ничего не ломал и не бил. Более того, выучив урок 2010 года, силовики даже не дали людям собраться в одну большую толпу. Очевидно, что ко дню выборов подготовятся еще более тщательно. По сути, эту подготовку мы видим уже сейчас. Лукашенко не стал ждать, пока ситуация выйдет из-под контроля и решил бить на упреждение, стараясь максимально запугать всех несогласных. В том числе это видно и по перестановкам в правительстве — теперь премьер-министром стал силовик и приближенный «серого кардинала» Шеймана. Уже сейчас основной актив команды Тихановского, так и он сам, столкнулись с жесткими репрессиями. То же и с участниками протестных акций. А до выборов еще полтора месяца. Уже на этом этапе фабрикуются уголовные дела, в том числе против главного конкурента Лукашенко — Виктора Бабарико. То есть у диктатуры достаточно ресурсов, времени, а самое главное — опыта, для того, чтобы подготовиться и подавить протесты по известному им сценарию. Може быть, даже сделать так, чтобы протест 9 августа был просто невозможен.

А что же тогда работает?

И хотя белорусам не удалось свергнуть диктатора, и все предыдущие Плошчы были разогнаны, у нас есть примеры успешных тактик, которые применялись в нашей стране и показали свою эффективность в белорусских реалиях.

Первый из них был в 2011 году. Тогда падение экономики и уровня жизни вывело огромное количество людей на улицы. И ни аресты всех ключевых оппозиционных политиков, ни даже подготовка спецслужбами теракта в минском метро не смогли сбить протестных настроений. Тогда, чтобы избежать привлечения к административной ответственности, люди не выкрикивали лозунгов, не держали флагов и транспарантов. Они просто хлопали. Самим себе и друг другу за смелость. Эти акции координировались через социальные сети (Революция через социальные сети) и распространились на регионы страны. Отсутствие ярко выраженного лидера и постоянность акций (такие выходы происходили каждую неделю на протяжении 2 месяцев) поставило администрацию Лукашенко в тупик. В итоге, через какое-то время, мусора не придумали ничего лучше, чем просто задерживать всех подряд и избивать задержанных. За все время кампании было задержано порядка 1800 человек. Конечно, со временем, диктатура приспособилась и к этому формату акций: перестали задерживать каких-то активистов и журналистов, стали задерживать любых участников, места сбора заранее оцеплялись, туда стягивались силы МВД в штатском. Поскольку акции ставили размытую цель, не имели четкого плана и воспроизводили одну и ту же пораженческую модель (выйти на акцию — сесть на сутки) без прогресса, со временем они пошли на спад. Также сыграл свою роль тот факт, что организаторы сами не до конца понимали, что они хотят от этой кампании. 

Второй пример достаточно успешных протестов — это акции нетуянедцев. Их распределенность в регионах также вызвала смятение в номенклатуре. Декрет №3 послужил искрой, из которой мгновенно распространилось пламя. Тогда силовики по приказу Лукашенко адаптировались к ситуации тем, что стали задерживать активистов, блогеров и журналистов. Всех, кроме «простых» протестующих. Таким образом было нейтрализовано активное организационное ядро, но при этом МВД старалось не стимулировать в людях ненависть к режиму и отпускало людей, которые не были замечены как политические активисты. Но, к сожалению для режима, этого оказалось недостаточно — люди все равно вышли 25 марта на акцию протеста. И к этому псы Лукашенко оказались готовы. К слову, данные акции очень быстро сменили повестку с социальной (нет Декрету №3) на политическую (Лукашенко — уходи!), что позволило существенным образом расширить протестную базу участников.

https://youtu.be/yWLaCmSJYc4

Третий пример является, пожалуй, самым успешным, по той причине, что он еще продолжается. Это протесты против строительства завода АКБ в Бресте. Эти акции не были завязаны на конкретных людей. Хотя там и есть какое-то ядро активистов, но нет 5-10 человек, которых можно посадить и все прекратится. Активисты использовали самые разные тактики, пожалуй, даже все доступные: от совместного кормления голубей и маршей по городу, до обращений в суд и варты возле завода. Со своими иллегалистскими методами к протестам подключались и анархисты Бреста. В итоге строительства завода хоть и не отменено, но было приостановлено, а сама кампания длится уже 2 года и фактически послужила базой для протестов в Бресте против Лукашенко в этом году. Одним из немаловажных факторов успеха этих протестов видится то, что у граждан была понятная, четкая и главное, имеющая ясные критерии выполнимости, цель. Не требование абстрактных «честных выборов», а конкретно отмена строительства. Все остальное протестующих не устраивает.

Анализируя успешные и провальные протестные акции в Беларуси можно выработать тактики, которые составят нашу стратегию по свержению режима Лукашенко.

Тактика №1. Бессрочный протест

Очевидно из опыта Плошчы, что нельзя рассчитывать на один час X, после которого наступит победа. К такому моменту силовики подготовятся, стянут все силы, нейтралируют основную угрозу, а в ключевой момент будут максимально жестоки.

Поэтому протест должен стать бессрочным. Есть только единственная возможность его прекратить — выполнить требования протестующих. Акции могут продолжаться каждую неделю, или по определенным датам, но они должны быть периодическими и постоянными. Это существенным образом уменьшает мобилизационные способности власти. К тому же, постоянно держать силовиков в мобилизации и гоняться за, например, летучими пикетами по городу — тоже задача не из простых. В этом была сила РЧСС — если власти блокировали место встречи заранее, люди просто собирались в ближайшем месте массового скопления людей (ТРЦ, Макдональдс). С помощью Telegram сейчас возможно менять место встречи буквально за час до мероприятия — даже переместив место акции всего на два квартала, можно уже внести суматоху в рядах силовиков, т.к. время реакции бюрократической машины не столь оперативно, а протестующим нужно просто прогуляться несколько минут. Примером такой мобильности являются стихийные сборы на проспектах не в центре города, которые можно было видеть 19 июня.

Тактика №2. Широкая география

Эффективным протестам нужна распределенность по стране. Это продемонстрировали протесты в 2011 году, акции нетунеядцев в 2017, это видно и сейчас. В регионах и областных центрах у силовиков часто нет физических возможностей разогнать акцию протеста в 500-1000 человек. Более того у них как правило просто нет опыта работы с большим количеством протестующих. Поэтому в регионах на акциях протеста можно увидеть силовиков и технику из других городов или столицы. В Минске концентрация силовиков больше, есть возможность стягивать резервы из регионов, к тому же, начальство находится прямо там. Если в разных точках акции будут происходить одновременно, минские мусора не смогут ездить по всем городам на задержания, как это было в Гродно недавно. Особенно, если акции будут происходить в один день.

Помимо распределения по городам, в рамках одного города протест может быть распределен по разным районам, где-то рассасываться и собираться вновь.

Тактика №3. Отсутствие лидера

Пожалуй, эта тактика стала очевидна всем за последний месяц. Любого человека, вокруг которого будут собираться протестующие, непременно репрессируют, завербуют или подкупят. Поэтому протест может объединяться вокруг каких-то площадок в соцсетях (МКБ, Нехта, Страна для жизни), которые будут распространять расписание акций и их географию, а также вокруг СМИ. Таких центров притяжения протестных настроений должно быть несколько и, крайне желательно, чтобы некоторые из них были за пределами Беларуси. Нам пора перестать рассчитывать на вождя, который придет и скажет, что надо сделать, а потом его план окажется провальным, а сам он — под арестом. У белорусов сейчас есть цель, для которой не нужен лидер, нужен просто каждый из нас.

Тактика №4. Самозащита протестующих

Одна из причин провала акций 2011 года — это то, что люди не защищались и не отбивали друг друга у мусоров. Это приводило к очень большому количеству задержанных (вплоть до сотен). Не надо думать, что Лукашенко для разгона акций нужна какая-то провокация с избиением мусоров. Она не нужна была в 2011, в 2017 году, она не нужна и сейчас. Понадобится, разыграют цирк, аналогичный тому, что был в Гродно. Понятно, что насилие по отношению к псам в погонах — это серьезный шаг, тем более он может повлечь за собой уголовное дело. Но вставать в сцепку, блокировать автомобили, не давать задерживать протестующих, хвататься за них — это тот минимум, который мы должны делать, чтобы не превращать акцию в поход на убой. Тем более уже есть примеры того, как протестующие отбивались от попыток задержания в Бресте, Могилеве и других городах.

Поскольку мусора на акциях работают в штатском, на акциях можно использовать опознавательные знаки, чтобы отличать себя от них. Это могут быть маски с принтом «Страна для жизни», желтая повязка на руку, оранжевые строительные перчатки и т.д. Конечно, некоторые менты их тоже оденут, но это внесет в их ряды такую же неразбериху, как в наши вносят сотрудники по граждане.

Нам пора перестать рассматривать любое насилие в отношении бандитов в форме и по гражданке, как провокацию или что-то ужасное. Практика уже показала, что часто это делают обычные протестующие, такие же белорусы. И это то, чего власть боится, особенно когда такие действия будут одобряться протестующими. Протестующие в Бресте и Молодечно успешно дают отпор ментам и с этого стоит брать пример.

Снять момент задержания всегда кто-то успеет, но для протестующих гораздо важнее сохранить как можно больше людей. Сам факт успешного отпора силовикам воодушевляет остальных участников акции. Чтобы противостоять задержаниям люди в толпе могут встать в сцепку, из которой гораздо сложнее вытянуть человека.

Задержания на акциях проще провести во дворах, как это было недавно на Комаровке, когда покидающих пикет людей по одному хватали на отходе. Уходя с акции, стоит делать это группой, желательно в сопровождении журналиста. Так выше шанс уйти и остаться не задержанным.

Тактика №5. Консолидация медиа

Это один из ключевых моментов. В 2017 году анархисты попытались призвать людей выходить на акции нетунеядцев в тех городах, где их еще не было. И в нескольких городах, таких как Лунинец, Мозырь люди вышли на улицы. Но в целом призыв был проигнорирован. Ряд СМИ и блогеров в угоду своих личных амбиций или из-за отсутствия у нас авторитета, бойкотировали этот призыв и называли его провокацией. Если подобное будет происходить среди крупных СМИ и телеграм-каналов, то собрать по-настоящему массовые акции будет затруднительно. Сам по себе призыв выйти на акцию протеста не может быть провокацией — он ничего плохого для протеста и протестующих не делает.

Сейчас мощностей нескольких крупнейших телеграм-каналов Беларуси и блогеров хватает, чтобы координировать кампанию по всей стране. Ютуб и Телеграм сложнее контролировать, чем тот же ВК.

Тактика №6. Протест как средство организации

С учетом малого опыта многих протестующих, отсутствия какой-либо координирующей структуры и отсутствия в силовых структурах раскола не стоит ожидать легких решений. Конечно, многим людям хотелось бы, чтобы все решилось в короткие сроки после объявления результатов выборов. Отсюда и завышенные и наивные ожидания на еще одну Плошчу. Якобы 10 августа мы уже проснемся в стране без Лукашенко. Но реальные изменения лежат в той плоскости, где граждане смогут конкурировать с государством по выдержке, организации и возможности давить на болевые точки оппонента.

Протестующим просто необходимы структуры, связанные не просто с площадкой, но и доверительными связями, наличием этих связей. В постсоветском пространстве и в Беларуси в частности атомизация, отсутствие доверия являются той причиной, почему люди часто объединяются вокруг каких-то медийных персон — вместо создания горизонтальных структур. С этой проблемой можно и нужно бороться. Отчасти в этом могли бы помочь те самые мероприятия что уже проводились и что проводятся сейчас. Протестующим стоит знакомиться, общаться, обсуждать тактики и стратегии, заступаться друг за друга на акциях и формировать устойчивые коллективы из знакомых.

Большое количество людей получают опыт участия в предвыборной гонке. Сам по себе фарс с выборами ничего не дает, кроме очередного разочарования. Но вот выход людей за пределы устоявшегося круга знакомых в сообщества, где основной темой обсуждения является политика может положительно сказаться как на активности гражданского общества, так и на активности оппозиционных власти структур.

Тактика №7. Без завышенных ожиданий

В этих условиях важно, чтобы положительный эффект от притока новых людей не был по итогу уничтожен жестоким разочарованием о результатах выборов и протестов. В Беларуси не в первый раз волна энтузиазма сменяется апатией после брутальных разгонов. И больше всего в негативном эффекте играют роль завышенные ожидания.

Любой протест может вдруг выдохнуться или быть подавлен силой. Доказывает ли это что-то? Вряд ли. Но сам эффект, связанный с демотивацией, часто ухудшает ситуацию даже по сравнению с тем, какой она была вначале. Поэтому лучше вместо призыва к «одной последней битве» и «сейчас или никогда» заранее заявлять о необходимости длительной борьбы, которая может растянуться и на годы.

Тактика №8. Протест на рабочем месте

Стоит отметить что уличный протест имеет значительный минус — будучи мирным он практически не способен ни на что повлиять, а стать немирным он может только при наличии оружия и навыков у населения. Потенциала для массового немирного протеста в Беларуси пока не наблюдается, а мирный протест может быть разогнан самым брутальным способом.

Но расширившаяся социальная база протестов подсказывает нам, что повлиять на государство можно и другим способом. Ведь каждый из недовольных не просто потенциальный участник уличных акций. Но так же и наемный рабочий, который может влиять и на собственное рабочее место. И в отличии от уличных протестов — с забастовками физически сложнее бороться. Для организации массовых и тем более национальной забастовки нужны подходящие структуры, однако забастовки могут куда сильнее ударить по государству, чем протесты и митинги. Поэтому, возможно, именно в этом направлении есть резон стремится тем, кто не ждет победной битвы в час Х. 

https://revbel.org/wp-content/uploads/1-may-2017.png

Из примеров протестов, добившихся своего за счет массового забастовочного движения можно привести польскую Солидарность, протесты против шаха в Иране 1979 года.

У нас на сайте так же есть материалы по забастовке и способу их проведения, возможно они будут интересны кому-то из читателей:

  1. Рабочий листок
  2. Как вести забастовку
  3. Забастовка — твой способ борьбы

Итоги:

Все эти шесть тактик не гарантируют победу — ее вообще ничего в сложившейся обстановке не гарантирует. Всегда есть риск, что полоумный Лукашенко отдаст приказ стрелять в протестующих. Вернее, это не риск — он точно отдаст такой приказ, когда его позиция по-настоящему пошатнется. Диктатор, убивавший ради власти, точно сделает все, чтобы сохранить ее. Просто есть вероятность, что этот приказ не будут выполнять и зависеть это будет во многом от того, насколько массовым и решительным будет протест. Сейчас все это невозможно предугадать. Но эти тактики дают нам хотя бы возможность. Возможность выступить всей страной против и показать, что есть только один выход из сложившейся ситуации — конец эры Лукашенко.

1 коммент

  1. Пытаюсь составить пособие для протеста малых мобильных групп. Может есть наработки? Или статьи какие годные?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
22 ⁄ 11 =