Лукашенко взрывает Беларусь

Happy New Year!

Два года подряд в Беларуси наблюдалась стабильная инфляция на уровне 10% — второе место в Европе после Украины. Основные причины — падение ВВП, проблемы на внешнем рынке, рост не обеспеченной производством денежной массы. Чтобы защитить свои сбережения и зарплаты, население начинает скупать более надежную, с его точки зрения, валюту: доллары и евро. Эти процессы начали ускоряться еще в середине 2010 года и привели к тому, что международные резервные активы Беларуси, рассчитанные по методике МВФ, сократились на 11% — руководитель Нацбанка Петр Прокопович пояснял: «В прошлом году мы продали на чистой основе населению 1,5 миллиарда долларов. Эти деньги ушли из золотовалютных резервов и они фактически лежат у населения дома, вместо того чтобы работать на республику, на экономику». Данные по отрицательному сальдо в 8,38 млрд. долларов за 2010 год не придают дополнительного оптимизма, бюджет начинает трещать по швам — дефицит 4 трлн. рублей, или 3% ВВП.

Новогодний подкуп электората разгоняет инфляцию еще сильнее. Рост цен только на картофель за январь—февраль составил 30% (это несмотря на 10% рост урожая в 2010), на другие овощи — более 10%. За три недели февраля крупа подорожала на 15,5%, сахар — на 9,9%, говядина — на 4,5%. Подскочили и тарифы ЖКХ: электроснабжение — на 12%, водоснабжение и канализацию — на 14,6%, сетевой газ — на 83,7%! При этом реальная зарплата (рассчитанная с учетом роста потребительских цен на товары и услуги) в январе по сравнению с декабрем упала на 12,9%.

В январе Лукашенко заявляет о принятии директивы № 4, фактически означающей переход к свободному рынку. При этом вступает в действие «закон о приватизации госимущества» в новой редакции, подготовленной по рекомендациям МВФ и Всемирного банка, который призван ускорить процессы приватизации. Подтверждая капиталистический вектор, 1 марта отменяется государственное регулирование цен. Под контролем оставлены ряд цен и тарифов на «социально значимые» товары (молоко, кефир, сметана, творог, мясо, хлеб и хлебобулочные изделия) и услуги. Скупка иностранной валюты и золота продолжается. У обменных точек наблюдается ажиотаж. Подливает масла в огонь и мартовский доклад МВФ, призывающий отпустить курс рубля в свободное плавание: «Если не произойдет значительного ужесточения политики, которое снизит дефицит счета текущих операций, ожидается, что валовой внешний долг достигнет 75% ВВП». «Мы действительно считаем, что девальвация — это хорошая идея. Впрочем, это не единственный выход. В качестве альтернативы может выступить ужесточение денежной, бюджетной, кредитной и зарплатной политики». Нацбанк Белоруссии расширяет коридор колебаний нацвалюты на внебиржевом рынке до 10%, проводя скрытую девальвацию — но ситуация уже вышла из-под контроля: на сером рынке свой курс инвалюты, превышающий официальный на 30%. Рост цен не останавливается: «Импортеры могут купить валюту только у коммерческих банков, и цена на нее складывается выше курса Нацбанка по причине увеличения разрешенной комиссии с 2% до 10%, что закладывается в себестоимость товаров. В связи с такой ситуацией с покупкой валюты себестоимость продукции выросла до 15–30%. Это привело к снижению объемов продаж, но дешеветь продукция, скорее всего, не будет» — объясняет ведущий менеджер компании Samsung в Беларуси Алексей Голуб. Импортные товары начинают исчезать из магазинов: импортеры не хотят брать на себя риски поставок товаров в Беларусь, либо выставляют на товары заоблачные цены.

С 31 марта вводится мораторий на все меры по регулированию валютного рынка до конца апреля. Лукашенко надеется продержаться до получения денег от России. Между тем зарубежные банки начинают выставлять свои курсы белорусскому рублю. В Москве наличные белорусские рубли конвертируются уже в 5400 рублей за доллар (вместо 3100 по официальному курсу). Промышленные и торговые капиталисты продолжают поднимать цены, ориентируясь на серый курс рубля. Банковский сектор начинает погружаться в серьезный кризис, население — изымать вклады. Банки требуют моратория на досрочное снятие валютных вкладов. «Население в банки отнесло 4,5 млрд. долларов. Банки, в свою очередь, более 3,5 млрд. предоставили Нацбанку в рамках своповых сделок. Банки могут удовлетворить спрос населения, если Нацбанк вернет им валюту. Но Нацбанку нечего возвращать. Он банкрот. И вообще, мы фактически приблизились к дефолту», — говорит экономист Андрей Карпунин.

В платежных системах EasyPay и Webmoney электронный белорусский рубль по отношению к доллару подешевел почти в два раза. За доллар просят 6100 белорусских рублей, а за евро — 8800. «Валютная лихорадка» принимает все более тяжелые формы, СМИ сообщают о драках и штурмах обменников. Кризис на внутреннем рынке развивается все быстрее: наблюдается нехватка растительного масла, круп, муки — полки магазинов пустеют. Россия не торопится выдавать кредит и требует четкого плана экономических реформ и конкретных шагов по преодолению кризиса. «Проблему дефицита текущего счета можно решать и с помощью приватизации. Я так понимаю, что республика готова пойти по пути снижения доли государства в экономике. Это может быть солидный источник пополнения международных резервов и, соответственно, поддержки национальной валюты», — предложил замминистра финансов РФ Сергей Сторчак. Однако того миллиарда долларов, которого ждет Лукашенко, не хватит даже на оплату российского газа, нужно изыскать дополнительно 600 млн. долларов.

Белорусская экономика зашла в окончательный тупик. Режим планирует урезание бюджета, сокращения рабочих мест и массовую приватизацию. На крупнейших минских заводах рабочие начинают заговаривать о забастовках, апатию вытесняет возмущение. Рабочий класс готов был терпеть режим, пока существовала относительная стабильность, но теперь зачем? КГБ, имеющий свои уши на всех предприятиях, не мог не заметить этих изменений в настроениях. Реальность социального взрыва заставляет режим судорожно искать выход. И выход на время находится…

История взрывов в Беларуси

В сентябре 2005 года в Витебске происходит два взрыва: возле автобусной остановки и, спустя неделю, неподалеку от первого места взрыва возле популярного молодежного кафе «Эридан» — пострадало более 50 человек. Через несколько дней после взрыва спецслужбы отрапортовали о поимке преступников, Лукашенко ответственно заявлял: «Они думали, что их не найдут, но их быстро вычислили, и теперь они дают показания». Задержанными оказались двое братьев Виталий и Юрий Мурашко, они сразу признались в совершении взрывов. Какими методами производился допрос, можно только догадываться. Следствие считает, что арестованные «неосторожно обращались с имитационными взрывными устройствами», и что мотивом было «хулиганство». Лукашенко подтверждал: «Где-то пили пиво, что-то приволокли, взорвали». Родители и друзья задержанных заявляли о том, что дело сфабриковано. Через полгода братьев отпускают: следствие не может доказать их причастность. Братья говорят о том, что к ним применялись пытки. В рамках дела следствие допрашивает оппозиционных активистов, но на них также ничего не находится.

В июле 2008 года, перед парламентскими выборами, во время празднования «Дня Независимости» на концерте происходит еще один взрыв — ранены 54 человека. По сообщению очевидцев, «они (люди) были в крови с осколочными ранениями рук, ног и брюшной полости», однако концерт даже не остановили по прямому распоряжению Лукашенко, прибывшего на место взрыва. Примечательно, что Лукашенко заранее обвинил оппозицию за несколько дней до взрыва в интервью «Комсомольской Правде»: «Настораживает тот факт, что Западу наша оппозиция сильно надоела. Особенно американцам. Те уже прямо говорят: будет дело — будут деньги. А это что значит? Прежде всего, уличные выступления, демонстрации. А если еще погромы и взрывы…». На следующий день после взрывов стало известно, что неподалеку милиционеры нашли еще одно не сработавшее взрывное устройство: в пакете из-под томатного сока находились болты, гайки и взрыватель. Обезвреженная бомба была найдена за полтора часа до взрыва, однако никаких мер безопасности принято не было. Этот взрыв имел серьезные последствия: у всего мужского населения страны были взяты отпечатки пальцев, допрошены десятки оппозиционных активистов, давление на оппозицию усилилось, подконтрольные властям телеканалы намекали о её причастности к произошедшему, обвиняя в «раскачивании лодки». Виновники так и не были найдены.

В обоих случаях версию о терактах отметали, поскольку это было невыгодно и противоречило заявлениям о стабильности и безопасности.

Теракт как пиар, теракт как отвлечение от проблем


Читать статью полностью.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Введите капчу. *