Год в бегах: Откровения белорусского анархиста

Скрывающийся от репрессивных органов Лукашенко белорусский анархист делится чувствами, пережитыми за год в бегах. Напомним, что в ходе начавшихся прошлой осенью репрессий против анархистов некоторые представители анархистского движения Беларуси из-за доносов завербованных спецслужбами людей были внесены в список неугодных государству граждан. Чтобы остаться на воле, они уехали из страны. Ниже мы публикуем текст анархиста и социального активиста Дмитрия Дубовского преследуемого режимом Лукашенко. Мы отмечаем ценность данной публикации за её искренность. Краткая автобиография активиста демонстрирует то, как государство расправляется с личной инициативой людей и пресекает всякий прогресс мыслей и самосознания в общественной и частной жизни индивидов, всё потому что людей идущих вразрез и выступающих против государственного попечительства под игом Лукашенко белорусские власти давят на корню. (примечание: Рев.Действие)

Откровения анархиста.

(Посвящается всем революционным соратникам, преданным друзьям, дорогим и заботливым родителям, любимому и дорогому человеку, всем смелым и сильным людям, кто не принимает мерзостные шаблоны и не прогибается под гнётом этой системы и многим другим, кто заслуживает народного уважения).

Я долго решался, стоит ли публиковать данный текст в открытом доступе, и нужно ли это вообще. Однако происходящие события, связанные с моим преследованием и предшествующие подобному стечению обстоятельств репрессии со стороны государства не дают мне покоя. Как бы ни так, оказавшись под влиянием политических гегемонов, коими являются силовые ведомства и представители судебной власти, моя жизнь сильно изменилась. И вот, пользуясь случаем и возможностью высказаться, мне просто хочется поделиться собственными откровениями. Наблюдая за тем, как белорусское государство топчет мою судьбу, а также судьбы находящихся ныне за решёткой анархистов, я решил раздать нравственные и моральные долги перед своими друзьями, соратниками и родными в письменной форме. Ибо есть риск, что я не смогу в полной мере об этом рассказать в подходящей и дружеской обстановке. Ведь застенки гос.правосудия и судебное законодательство, как показали судебные разбирательства по делу анархистов, не дают нам этих редких минут откровений с простыми людьми и не позволяют с достоинством выйти из положения оклеветанных и униженных. Не сочтите мой текст за какое-либо оправдание, я просто, как и любой другой уважающий себя человек, хочу аргументировать своё жизненное стремление и доверить его на суждение простого народа, а не судебной системы и прочих господ. Ниже я ссылаюсь на отрывки из своего дневника который пишется с того дня когда под прицелом спецслужб я был вынужден покинуть пределы Беларуси. Я не пытаюсь пробудить данным текстом тысячи сердец угнетённых людей, и воззвать их под знамя анархизма, я просто хочу отметить те моменты, которые пронизали мой внутренний мир, и освободили меня от мистификаций и всякого вздора, заложенных властью в основу общества. Окончательные выводы пусть сделает каждый для себя сам.

****

Мы живём в таком мире, где наши стремления к достойной жизни, а также правдивые и мудрые решения беспощадно фильтруются и пресекаются господами у власти. Они спрессовывают все наши честные и благие стремления к свободе, любви, дружбе и пр. гуманным намерениям. Я сопротивляюсь этому прессу со стороны государства на протяжении всей своей сознательной жизни, пересекаю насаждённые властью границы, ибо не хочу утопать в зыби и бутафории, которую она порождает, не хочу добровольно присягать на службу этой алчной системе, выталкивающей из общества зачатки справедливости и добра. Моё движение против современной системы за последние шесть лет приобрело постоянство. Меня не устроило положение страдальца- конформиста, которое тянут мои родители и большая часть общества – увольте – насмотрелся и накушался вдоволь всего этого. Точно также для меня презренен тот путь, по которому всякие ушлые и бессовестные люди вытаптывают себе меркантильные тропы, ради собственного комфорта, престижа закладывая фундамент для продолжения эпохи неравенства и вражды. Во мне нет смятения из-за этого, у меня просто есть желание раз и навсегда покончить с паразитической системой.

Я никогда не пытался строить свою жизнь засчёт других, таких же честных людей, это ниже моего достоинства. Толкаться и карабкаться по спинам это удел слабых, а сильный всегда выставляет локти перед лицом воров и лжецов. Думаю, нет необходимости объясняться, кто здесь в роли воров, а кто в роли их заложников. Предписанная мера: «кому-то наказание, а кому-то благодать» – настолько ясна, что не требует пояснений, все мы взрослые люди это знаем. Сами ощущали, сами же друг друга к этому когда-то толкали. Я не искал и не ищу убежища в этой повседневности и не хочу себе наживать врагов в лице трудящегося народа, отбирая и захватывая комфорт, не хочу пренебрегать честностью ради этого – это подло и низко. Хватит, этим я занимался в годы своей юности, когда слепо внимал государственную пропаганду и строил свою жизнь согласно правилам государственного механизма. Сейчас же я пользуюсь по мере необходимости придатками захваченной и искореженной властями действительности, ибо мне нужно как-то существовать. Я вступил на иную тропу контрповседневности и революционной борьбы. Единственный мой враг и соперник в борьбе за жизнь это государство и те мелкобуржуазные придатки, которые шестерят под его началом (менты, армия, капиталисты, рабочие-карьеристы и пр. эгоисты).

Я никогда не критиковал и не таил злобы на тех людей, которые отдали частично свои судьбы властям и до сих пор не восстали против гнёта и неуважения с их стороны. Прекрасно понимаю страх этих людей. Те люди, с которыми я знаком коллеги по работе, друзья, близкие и просто случайные собеседники, делившиеся со мной своими искренними мыслями о существующем порядке вещей, заслуживают определённого уважения. Находясь рядом с такими людьми, в самом центре трудовой и житейской круговерти, во время суровых и напряжённых дней, мы никогда не забывали о солидарности и взаимоуважении. Несмотря на надсмотрщиков в лице владельцев предприятий и начальников, в трудовых коллективах, а также студенческих аудиториях пульсирует определённое единение. Я благодарен всем тем людям, которые поддерживали и содействовали моей трудовой деятельности и учебному курсу. Сообща наш тягостный труд становился легче. Спасибо вам, друзья! Я до сих пор переживаю за ваши житейские проблемы, как и за свои собственные. Мы достойно трудились и в меру своих возможностей сопротивлялись сомнительным приказам и распоряжениям нашего начальства. Единственное, что нас разъединяло так это то, что, покидая производственные цеха, мы устремлялись к собственному укладу и образу жизни. Находясь по другую сторону, в отсутствии дружного коллектива, воля и сила хозяев жизни принуждала кого-то из нас мириться с их обманом и ложью. В то время, как все рассеивались в городской суете и во мраке несправедливости, чтобы развеять собственную печаль и усталость от несостоятельности бытия, я набирался храбрости для противостояния наглости всяких подхалимов у власти и государству вне трудовых будней.

Чтобы развеяться, кто-то употреблял алкоголь, кто-то укладывался на диван и втыкался в набивший оскомину телевизор, кто-то молился богу и святыням, кто помоложе, предавались развлечениям выходного дня. Это радостное бездумье, молитвы и спиртная анестезия трудового народа и студенчества впиталась и осела скверной пылью на сводах домов, городских улиц и деревенских посёлков. Помнится, я был, точно такой же пылью на фундаменте государства, лояльным к его ужимкам и наступлениям. Употреблял алкоголь, и деградировал в формациях господствующей системы. С переменным успехом мне удавалось ухватиться за мелкобуржуазный «гарнитур» в виде кабаков, баров, ночных клубов, но точно также мне доводилось бывать и в гниющем отчуждении, пережимающем горло и толкающем в состояние морального упадка. Да, я был в таком состоянии, из-за чего натворил немало глупостей, которые приносили моим родителям неприятные ощущения и ненужные переживания, думаю, окружающие также не были в восторге от моей беззаботной юности и мысленно ставили крест на моей судьбе. Что ж, я не осуждаю ваши мысли, вы делали правильные выводы. С течением времени мне довелось познакомиться с анархистской идей, которая и стала в дальнейшем моим жизненным ориентиром, положившим основу моему дальнейшему росту и становлению.

****

Помнится ещё вчера в студенческом общежитии (училища №201 г.Любань, где мне довелось учится) в кругу своих однокурсников ещё не вступивших на тропу трудового и житейского драматизма, я не мог достаточно широко анализировать какого общественного уклада будут наши жизни. Но даже, несмотря на это, ряд сопутствующих картин повседневности, стали моей отправной точкой в социальной борьбе. Моменты, на которые я закрывал глаза, впоследствии заставили меня начать жить – начать сопротивляться, изменять среду нашей жизни. Я не могу позабыть тех, кого государство, окутав своими мерзкими интригами, толкнуло, на обочину повседневности и заставила поступиться взаимоуважением и солидарностью. Ещё не открыв и не прочитав даже строчки из трудов классиков анархизма, реальность, с которой я столкнулся на определённых этапах своей жизни, свидетельствовала и убеждала меня в том, что государство и власть – закамуфлированные палачи и убийцы народа, насилующие его волю и честь. Чего таить, наш быт подконтролен властям и капиталу, а мы рождены в эпоху зла. Общество приспосабливается к такому положению и тянет за собой поколение за поколением. Все это прекрасно понимают, однако многие люди закрывают глаза при каждом ударе судьбы и несправедливости, корни которых тянутся из государственной системы.

Учебный курс и студенческий быт в Любанском училище, дворы и улицы периферии, как ни странно везде с одними и теми же неприятными оттенками – самоубийства, наркомания, алкоголизм и т.п. послужили для меня моральным тренингом. Наблюдая, как большая часть людей, окружающих меня втягивается в эту бескрайнюю незнающую предела житейскую авантюру лжи и эгоизма, я стал мечтать изменить существующий порядок и посодействовать тем немногим, кому доводилось быть со мной рядом, отряхнутся от невежества и пойти по пути здравого смысла. Анархистская идея посодействовала ремиссии моего относительного спокойствия и безразличия, и я напрямик рванул на просторы справедливости и добра.

****

Всю человеческую историю честных людей всегда старались лишить возможностей для реализации идеалов, противоречащих господству власти. И вот под натиском власти, и я был оторван, отброшен от родного дома, семьи и близких. Но это не повод для того, чтобы сожалеть и сомневаться в выбранном мной пути. К таким поворотам в своей судьбе я был готов с самого начала. Тем не менее, в моей душе проступают моральные ссадины от всего произошедшего. Слишком подлыми оказались происки государственных слуг во время сыскных рейдов и операций прошлой осенью. Они безнравственно оценили наши жизни, всё потому что их повседневная практика сводится к тому, чтобы грубо соскабливать, выдёргивать из социума и топить в тюрьмах всех неугодных государству элементов, тех, чьи жизненные ориентиры и стремления угрожают привилегиям правящей касты и государству в целом.

****

Вдобавок к криминализации протестных акций анархистов, под прицелом репрессивных органов оказались и наши межличностные отношения. Собственно моя история вполне могла быть опробована на ком угодно. В конце сентября и с каждым новым днем, приближающим президенстские выборы у КГБ учащались антинародные и античеловеческие рефлексы. Не имеющие представлений о морали и совести охранители государственных устоев совершили низкий и мерзкий поступок. Желая пересчитать и запугать всё активное население страны, они не досчитались моей персоны, после чего затеяли подлую и хитрую игру. В двадцатых числах сентября я получил письмо по электронной почте с почтового ящика дорогого и близкого моему сердцу человека, с которым я весьма благополучно строил личную жизнь до того момента, как власть оскалилась на сознательную и активную общественность, разрушив одним махом всё то, что мы выстраивали самостоятельно. Ничего не заподозрив, я ответил на данное сообщение, но, как оказалось, отправитель данного письма был представитель силовых структур.

Сотрудник(и) КГБ завязали со мной тонкую игру на чувствах, которая велась из расчета того, что я предоставлю информацию о своём местоположении. После месяца такой переписки я ещё твёрже убедился в бесчеловечности структур, охраняющих государство этот оплот эксплуатации и главного предвестника народных бед и страданий. Для привилегированной армии силовиков мы точно такие же рабы, как и для всего властного аппарата, подконтрольные рабы их воли. Воли вершить полицейщину, заглядывать нам в души. Правдивость моих суждений я подкрепляю реальными фактами, имевшими место быть в момент следственно-оперативных действий силовиков по отношению ко мне. Данными действиями явилась переписка от имени близкого мне человека, давление на родственников и последующие психологические переходы, подкрепившие собой обоснованность моих выводов о природе власти как таковой и того, какое на самом деле наше положение внутри государства.

Я понимал, как тяжело приходится тем, кого в виду непредвиденных обстоятельств, мне пришлось оставить наедине с бесчинствующими структурами, начавшими эту беспощадную тиранию против всех и вся. На протяжении месяца я адресовывал наполненные лестными и тёплыми словами письма уважаемому мною человеку, будучи уверенным, что их прочтёт именно этот человек, я не скупился на искренность своих строк. Но мои письма поддержки перехватывались неизвестными людьми. Им было всё равно, кто ты: старик, молодая девушка, или же заботливая мать, которая, несмотря на утомительные смены, проведённые на фабрике с мизерной зарплатой и спившегося не в самый подходящий момент отца, воспитала своих детей и, несмотря на всю тяжесть, создала домашний уют. Они плевать хотели на всё то, что ценно нам, людям нравственных и справедливых взглядов. Взглядов, редкость и отсутствие которых в обществе обуславливается наличием власти и капитала, репрессивных органов, отметающих всякие предпосылки к подобным взглядам. Сожжённое имущество паразитов и воров спровоцировало этих безумцев на подлость по отношению ко всем нам и нашим семьям, а это и есть самое страшное и бесчеловечное преступление во всей этой истории, связанной с репрессиями против анархистов

****

В сентябре 2010 мы были взяты под жёсткий контроль силовиками. Вседозволенность и минимум препятствий позволили государству морально надругаться над нашим правом быть человеком. То, что в судебной системе называют оперативно-следственными мероприятиями на самом деле фикция. Всё то что происходило, являло собой ярко выраженные политические козни режима т.е. репрессии. Нас вывернули наизнанку, а наши семьи травили потоком дезинформации, которую после ещё и демонстрировали белорусскому обществу через СМИ. Вся эта ложь, рождённая через несвязные предпосылки государственных идеологов выставляющих всё в нужном им свете, через назойливых комитетчиков, думающих лишь установками тех, кто свыше, преследуют одну лишь цель – загнать людей в рамки одностороннего воспитания системой с её капиталистическими предубеждениями, экономической зависимостью и общественными предрассудками.

****

После неудачной игры на чувствах, КГБ приняло иную тактику. Дальше последовали письменные послания от сотрудников спецслужб больше похожие на торги за возможность существовать в их государстве. Прошлой осенью через мою электронную почту проходили следующие установки от сотрудников спецслужб (тексты писем составлены некоторыми людьми на основе бесед с агентами спецслужб и переданы дословно):

– Родителям звонили из КГБ. Просили, чтобы ты с ними связался, у них есть твоё фото на каком-то митинге, в толпе…, каких-то твоих друзей подозревают в поджогах в Минске, в России. Они говорят, что ты скрываешься с самым главным. Они тебя ни в чём не подозревают, они понимают, что ты испугался, и хотят помочь. Тебе надо с ними связаться в течение недели, а то они объявят тебя в розыск. Это всё серьёзно, и тут идёт речь не только о тебе. Они сказали, что не выпустят из страны твоих родных. Тебе надо хотя бы позвонить им. Они обещают, что даже штраф не дадут, просто ты не вовремя скрылся.

– Комитетчики объясняли всю ситуацию. Рассказали, чего хотят они, и какая на самом деле обстановка. Тебя обвиняют только по статье УК 339 ч.1. по Солигорску. Но, это пока!!! На тебя действительно пытаются повесить кучу всего, но не они, а твои ДРУЖКИ! Ведь они думают, что ты уехал, и что всё можно на тебя свалить, а они то здесь!!! Тебя, может быть, даже не искали бы, но все упоминают твою фамилию! И им действительно так проще! Допросили очень многих, но сидят только 2! Против тебя действительно только одно дело, хотя друзья на тебя вешают почти всё! Но нет против тебя доказательств! Сотрудники уверяют, что среди них есть умные и понимающие люди! Они действительно понимают, что ты просто пешка во всём этом! И кому-то это очень выгодно! У того, с кем ты уехал, здесь ничего не осталось! Его здесь ничего не держало! Тебя потянули с собой не просто так!!! Подумай над этим! Они говорят, что на тебя есть влияние, а может и давление более старших и поверь хитрых людей. Тебе сейчас тяжело! Ты верил в этих людей и в своё дело!
Они просят: пока ты ещё не в розыске, ты должен появиться! И тебе действительно придётся ответить за свои поступки! Максимум, что тебе светит это 1 год! Тебя могут дать и условно, или даже штраф. Но, это пока! Если всё таки на тебя подадут в розыск, то тебя уже будут судить по ст.339, но 3-й части. А это до 7 лет!!!! И как сказал сотрудник, потом всем нафиг будет нужна твоя явка с повинной, твои показания, ведь на поиск тебя будут потрачены деньги, и прокурор не сможет тебя дать меньше 7 лет. Как сказал он, всё бы было спокойно, они знали и о вашей благотворительности, и о каких-то мелких правонарушениях и т.д., но в этом году начались поджоги правител. зданий, а ведь это международный скандал, и это всё серьёзно! И они хотят понять, кто же пустил этот сорняк! Кому это выгодно рушить судьбы таких, как ты! Ты можешь по своей юношеской глупости погубить свою жизнь! Если всё таки решишься позвони по номеру 8(017) 219 92 87 С. Это человек, который имеет собственно отношение к этому делу, который может тебе всё объяснить и ему ты можешь задать любые вопросы и выслушать! Если предлагают помощь, почему бы этим не воспользоваться! Как С. выразился, мы все пылинки, и там на верху потом проще всех посадить, чем разбираться во всём. Он говорил об какой-то группировке, к ней могут и тебя приписать, ведь то, что ты скрываешься, не идёт тебе на пользу, и эту группировку могут признать экстремистской, а там пойдут другие статьи, куда хуже, чем статья за хулиганство!

– Сотрудники приходили на работу к родителям с видеокамерой. Задавали много вопросов: служил ли ты в армии, а почему нет, помогал ли ты матери, как она живёт на зарплату дворника, что говорят на её работе, в подъезде, что пишут в местных газетах…и кучу других вопросов, которые уже были заданы раньше и ответы, на которые они уже знают. А про Игоря Олиневича, они сказали, что в России мало платят и он вернулся в Беларусь, его допросили и отпустили. Они просили у твоей матери чтобы она дала интервью (она отказалась), хотели чтобы она сказала на камеру что ты такой хороший, и что на тебя есть влияние. Спрашивали, помогал ли ты матери деньгами, наверное думали, что у тебя есть какие-то доходы от политической деятельности.

– Статью поменяли, теперь уже 218. ты идёшь по 5 статьям. тебя считают главным идейником. и якобы все 5, что сидят, говорят на тебя, то ты снимал, то ты подстрекал их, типа их адвокаты так посоветовали. Пока, ты идёшь по ч.2, а потом всё может перейти в 3. они просили донести до тебя, что тебе придется очень долго скрываться, и что ты не избежишь наказания. После суда, они подадут в международный розыск, а там уже подключаться российские сотрудники, и это уже дело времени, любая остановка на улице, в метро, проверка регистрации, и сказали, что у них больше возможностей, и они без проблем могут вычислить с какого компьютера ты общаешься, и вообщем конец один. Всё просят, чтобы ты приехал и дал показания, пока хуже не стало. Даже предлагали, организовать тебе с ними встречу в Витебске. Говорили о том, что ты никогда не сможешь взять кредит, купить машину, квартиру, выехать за границу, и даже пойти в загс.

****

Во всех этих письменных посланиях комитетчиков ко мне прослеживалось психологическое давление на мою личность и явная завышенная самоуверенность государственных сынов в их превосходстве над простым народом. В какой-то степени оно так и есть, окутав и зажав в тиски анархистское и не только движение, они демонстрировали своё превосходство над нами. Издевательски подчёркивая, что наша борьба сведена к нулю и осквернена, а всех в их понимании наивных, неокрепших ещё революционеров и сопротивленцев поставят на место и приспособят наравне с остальным обществом к растительному существованию. Именно таким образом они сломали и завербовали доносчиков из нашей некогда сплочённой среды. Они хотели показать всем остальным нас слабыми и никчёмными, взять под контроль наш образ жизни и сферу деятельности, которые мы обосновали вне сферы влияния государства и его учреждений.

Назойливость КГБ продолжалась даже после похищения товарища, с которым мне пришлось эмигрировать из страны, они наивно пытались указать на то, что моя судьба предопределена, давили на выдуманную ими же обиду из-за всего произошедшего. В каждом послании КГБшников обливались грязью наши идеалы, оскорблялось всё то, что нас вдохновляло на борьбу. У меня сложилось впечатление что всякие пешки из силовых структур, рассуждающие о пятой колонне и прозападных корнях анархистского движения, оказались заложниками стратегически однотипных явно наигранных домыслов того кому они присягнули на услужение. Ибо пытаться убедить меня, вполне сознательного человека, не первый год бьющегося искренне и честно за свободу, в том, что я попал под влияние чьих-то корыстных целей и планов, некого международного заговора, смежённого с терроризмом и влить всю эту напыщенную чушь в уши моих родных и близких могло свидетельствовать лишь о двух взаимосвязанных между собой вещах: о глупости силовиков, верных лишь твёрдому слову вождя или же сознательного гипнотического следования стратегии государственной лжи маскирующей истину в искусственных заблуждениях и влияющей на сознание общественности. Они наивно полагали, что под психологическим прессом я буду вынужден согнуть спину. Однако предаваться той смиреной никчемности, против которой мы и восстали в мои планы не входило.

****

Я надеюсь что, несмотря на прекословие государственных ищеек, моё анархистское кредо с достоинством оценили те, кто был со мной рядом на протяжении последних лет моего пребывания в этом обнаглевшем до предела государстве. Все эти годы я двигался в правильном направлении, в чём собственно каждый раз убеждались люди из моего окружения. Я помню, как, с того момента когда я приступил к практикам анархизма, и здравый смысл, которым я стал руководствоваться сменили тревожность моей семьи вызванной моим беззаботным юношеством чередующимся с употреблением алкоголя и явившегося причиной моего неадекватного поведения. Ещё бы в той среде, в которой мне доводилось бывать, люди маялись от бесперспективности и разбавляли горечь повседневности алкоголем, а в таких условиях скатится на социальное дно довольно просто. Взамен этого, анархизм привнёс кардинальные изменения в моей жизни.

****

Время летит колоссально быстро, я чувствую себя в каком-то вакууме. Злость, нервозность и революционный инстинкт переплелись во мне. Мне не до жизненных услад, когда государство кромсает мою личность и моё окружение (друзей, соратников, родных и близких). Положение дел в стране не радует. Власть перешла на крайности и, по всей видимости, пощады не будет никому. Будучи в отчуждении, у меня нет возможностей для радости и счастья этого лишены и мои родные. А вся эта гнетущая обстановка в государстве и пресечение всяких практик справедливого общества не дают возможности всем нам ощутить истинную полноту свободной жизни. Сегодня нам приходится жертвовать собой. Но судьба нам не для того даёт эти испытания, чтобы мы съеживались и выпускали её из рук, отдавая власть над нами кому-то другому. Наоборот, эти испытания прибавляют нам мудрости и силы и вселяют надежду на то, что мы живём во время определённых социальных сдвигов, способных стать началом конца этой презренной власти. Я искренне надеюсь, что белорусский народ найдёт выход из неприятного положения в которое нас загнал этот режим. Единственным спасением для нас, наших семей а также гарантией того, что людей справедливых и гуманных взглядов не ждёт участь тюремных стен станет лишь движение народа к самостоятельности от государства, буржуазно-авторитарной культуры и быта.

Будьте сильны братья белорусы! Не бойтесь изменять то, что угнетает нас, не показывайте смирения с тем, что нас толкает к бездушию и бесчеловечности. Будьте дерзки к тем, кто плюёт нам в лицо! Ибо этой тирании не будет конца! Мы творцы перемен, как бы громко это ни звучало, наша воля к свободе сильна, несмотря на ужесточение мер! Время горечи прошло, новый мир уже рядом, и мы сделаем его лучше!

2 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Введите капчу. *