О победе Махно над Деникиным: из воспоминаний Всеволода Волина

О Махно написано много, с разных точек и под разными углами зрения. Не будем повторять все мнения по поводу этой неординарной личности. Батько прежде всего был человек. И человеческую сторону характера мы попытаемся представить нашим братьям. Расскажем об одном сражении, которое решило судьбу всей гражданской войны. Итак, 1919 год, конец лета. Украина. Цель Деникина – окружить махновскую армию и полностью ее уничтожить. Он бросил против анархистов отборные части, многие состояли исключительно из молодых офицеров, особенно ненавидевших «мужицкий сброд». Особой храбростью, боеспособностью, бешеной энергией выделялись Симферопольский и 2-й Лабинский полки. Не прекращались ожесточённые бои. Фактически, речь идёт об одном сражении, длившемся два месяца, тяжёлом для обеих воюющих сторон.

Из воспоминаний Всеволода Волина:
«Во время всего отступления я находился в армии Махно. Эти дни вспоминаются мне как бесконечный кошмар».
Вместе с Повстанческой армией отступало большое число беженцев, членов семей повстанцев, было много раненых. А всех нужно напоить и накормить. Сделать это в голой степи, в немногочисленных сёлах, полностью разграбленных петлюровцами, было тяжело. Можно было бросить обоз с ранеными и беженцами, и на тачанках оторваться от преследования – степь большая, догнать тяжело – но совет повстанцев принял решение своих не сдавать и отступать всем вместе. Шли тяжело, без одежды и обуви, на скудном пайке, по невыносимому зною под свинцовым небом. Осыпаемые пулями и снарядами, они всё дальше уходили от родной стороны, в неизвестность.
Деникин в это время победоносно шел на Москву. Напомню, что деникинцы 20 сентября взяли Курск, 30 – Воронеж, а 13 октября – Орёл. В то же время в тылах Красной Армии действовал 4 Донской корпус генерала Мамантова. Приостановилось наступление Красной Армии на Восточном фронте. После завершения Уфимской операции в июне 1919 года, лишь в августе 1919 года были заняты Екатеринбург и Челябинск. Колчак подтягивал резервы, готовясь перейти в контрнаступление. 15 сентября вновь пошла на Петроград армия Юденича. Казалось, дни Революции сочтены.
Армия Махно, действовавшая в глубоком тылу белых, стала для них костью в горле. От неё решили избавиться в первую очередь. В конце августа корпус Деникина, преследовавший Махно, получил подкрепления из-под Одессы и Вознесенска.
Положение Повстанческой Армии ухудшалось с каждым днём, но Махно не терял надежды. Он без устали продолжал маневрировать. Штаб повстанцев принял решение отойти в сторону от железнодорожных путей и взорвать захваченные у деникинцев бронепоезда, в том числе, мощный «Непобедимый». Отступление продолжалось просёлочными дорогами от села к селу, мучительное и отчаянное.
Повстанцы не теряли мужества. Все они сплотились вокруг любимого вождя и товарища. Махно, днём и ночью в седле, без сна и отдыха, объезжал фронт, наблюдая за всем; ободрял бойцов; сам бросался в бой, пользуясь каждым просчётом противника, чтобы нанести удар. Батько знал, что малейшая его ошибка станет роковой для армии и всего дела.
В середине сентября Повстанческая Армия подошла к городу Умань Киевской губернии. Его занимали петлюровцы. Петлюра в то время находился в состоянии войны с Деникиным. Штаб Повстанческой армии решил договорится о нейтралитете – в махновской армии было более 8 тысяч тяжелораненых. В ходе переговоров добились соглашения о строгом военном нейтралитете. Петлюровцы согласились разместить в своих госпиталях тяжелораненых махновцев. Однако, через несколько дней надёжные друзья сообщили, что начались переговоры союзников об окружении и уничтожении войск Махно.
Предупреждение пришло поздно. Вечером 25 сентября войска Деникина со всех сторон окружили махновцев. Большая часть деникинских сил сконцентрировалось на востоке от Умани, перекрыв пути отхода за Днепр. Карательные отряды Деникина вошли в город. Петлюровцы не препятствовали деникинской контрразведке расстреливать раненых махновцев, размещённых в госпиталях и на частных квартирах.

Из приказа деникинского генерала Якова Слащёва:
«Банды Махно окружены. Они полностью деморализованы, дезорганизованы, голодны и лишены припасов. Приказываю: атаковать их и в трёхдневный срок уничтожить»

Отступать повстанцам некуда.
Махно пересмотрел вынужденную стратегию. Вечером 25 сентября махновские войска резко изменили движение с запада на восток. Столкновение произошло у села Крутенькое. Первая махновская бригада атаковала противника. Авангарды Деникина отступили, играя роль приманки, заманивая махновцев в расположение основных сил. Махно, не клюнув на приманку, резко возвращается назад и выбивает небольшой отряд белых из деревни Перегоновка, расположенной в стратегически выгодном месте. Там остаются остатки обоза и семьи бойцов, принимая огонь на себя. Сам Махно с отборной бригадой, в обход пикетов белых, выходит в тыл основной группировки Деникина.

Из воспоминаний Петра Аршинова:
«Между тремя и четырьмя часами утра завязалось сражение. Оно шло беспрерывно, развиваясь и усиливаясь. К восьми часам утра оно достигло высочайшего напряжения. Сам Махно со своей сотней исчез ещё с ночи, пойдя в обход противнику. И в течение всего сражения о нём не было никаких известий. К 9 часам утра махновцы начали отступать. Бой шел уже на окраине села. Деникинцы подтянули подкрепления и со всех сторон окатывали повстанцев огненными валами. Члены штаба повстанческой армии пошли в цепь. Настал критический момент, когда, казалось сражение проиграно, а значит всё кончено. Все, в том числе женщины и дети, взяли винтовки и приготовились к бою на улицах села. Но вот пулемётный рев и раскаты «ура» начали постепенно удаляться, становясь всё тише и тише, и, наконец находящиеся в селе поняли, что противник отброшен и бой идёт на значительном расстоянии. Исход боя решил внезапно появившийся Махно. В тот момент когда бой шёл уже на окраинах села, Махно, измученный и запыленный, вышел в о фланг противнику, из-за крутой балки. Молча, без призывов, устремился он со своей сотней полным карьером на неприятеля и врезался в их ряды. Словно рукой сняло упадок сил и усталость у отступавших. «Батько! Батько впереди! Батько рубится! – пронеслось по всей массе. И все с удесятеренной энергией вновь рванулись вперёд за любимым вождём. Пошёл ожесточённый рукопашный бой, «рубка», как выражаются махновцы. Как ни был стоек 1 офицерский Симферопольский полк, но он был сбит начал поспешно отступать – первые минут десять в порядке стремясь рассыпаться в цепь и задержать победителя, а затем просто пустился бежать. За этим полком бросились другие полки, и, наконец, все деникинские части обратились в бегство к реке Синюхе, стремясь переправиться через неё и закрепиться на другом берегу.
Махно великолепно учёл момент и спешил максимально использовать его. Пустив полным карьером по следам отступавших всю кавалерию, он сам, с наиболее быстрым кавалерийским полком взял несколько правее и понёсся наперерез отступающим. Преследование длилось вёрст 12-15. В самый важный момент, когда деникинцы добрались до реки, их настигла махновская кавалерия. Несколько сот их погибло в реке. Большая часть их успела переправиться, но была перехвачено Махно. Стоявший по ту сторону реки штаб деникинцев и запасной полк тоже были, к их неожиданности , захвачены. Первый офицерский Симферопольский полк и другие полки были вырублены полностью».

На уничтожение армии Махно был брошен 35 тысячный корпус. В ходе Уманского боя 26-27 сентября 1919 г. Махновская армия полностью уничтожила 1-й Симферопольский, 2-й Феодосийский, Керченско-Еникальский, 51-й Литовский офицерские полки, большую часть кавалерийских бригад генералов Попова, Назарова и Амбуладзе. Потери белых составили 18 тысяч убитыми и 5 тысяч пленными, уцелело лишь 4 тысячи человек, разбежавшихся по лесам и переставших существовать как боевые единицы. Повстанческая армия в составе 25 с небольшим тысяч бойцов, обременённая 300 обозом с беженцами смогла повергнуть в беспорядочное бегство отборные офицерские части.
На следующий день после Уманского боя, с 28 сентября 1919 года, РПАУ начала стремительной наступление в тылу Деникина, двигаясь тремя колоннами: на Александровск (ныне Запорожье), Елизаветград-Екатеринослав (ныне Кировград-Днепропетровск), Кривой Рог-Никополь. В ближайшие дни повстанцами были взяты города: Кривой Рог (1.10.1919), Никополь (4.10.1919), Александровск (5.10.1919), Орехов (6.10.1919), Гуляй-Поле (7.10.1919), Бердянск, Каховка (8.10.1919), Мелитополь, Ногайск (9.10.1919), Мариуполь (14.10.1919), Юзово,Гришино (15.10.1919), Перекоп (17.10.1919).

Вот что пишет товарищ Волин:
«Повстанческая Армия проходя через города, посёлки, хутора и сёла, подобно гигантской метле выметала отовсюду остатки эксплуатации и крепостничества. Тюрьмы, комиссариаты и полицейские участки – символы притеснения народа – были разрушены. Те, кто проявил себя как активные враги крестьян и рабочих, уничтожались. Погибло, в частности, немало помещиков и кулаков»

Специальный приказ командования РПАУ от 8 октября 1919 г: уничтожение тюрем и других репрессивных учреждений; запрещение спиртных напитков, кроме необходимых для медицинских целей; расстрел на месте за самовольные обыски, реквизиции, мародёрство, бандитизм.

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Введите капчу. *