Казахстан: Рабочие-невольники

Ровно месяц назад произошло событие, которое некоторые наши СМИ преподнесли как крупную победу казахстанского пролетариата над работодателем. Напомню суть. 25 января 300 строителей, монтажников и сварщиков ТОО «Сенiмдi Курылыс» (оно занимается ремонтом одного из заводов ТШО на Тенгизе) отказались выйти на работу, требуя повышения зарплаты.

 

Руководство ТОО быстро успокоило рабочих, пообещав решить проблему за три дня. И действительно — 28 февраля на собрании в вахтовом поселке было объявлено, что зарплату поднимут на 25%. Чем не победа? Сообщения в СМИ запестрели заголовками типа «Поднять зарплату? Сей момент!», а общий их пафос сводился к торжествующему: «Ага, буржуи второго Жанаозена забоялись!»

Кому казахстанцев сдали в плен?

Целый месяц — с 17 января по 17 февраля — по журналистским делам я провел в Атырау. И оттуда ситуация выглядит несколько иной, не такой бравурной.

Во-первых, я был шоке, когда узнал, сколько получали вахтовики до этого грандиозного повышения и сколько требовали. Оказалось — 80 тысяч тенге в месяц!!! А с учетом того, что пашут они по системе «1+1» (месяц на вахте, месяц дома), то эту сумму можно смело делить на два. Ведь что они делают после вахты в Атырау (я уж не говорю о тех, кто из села)? В лучшем случае «бомбят» на колесах, хотя в областном центре и цивильных такси выше крыши. А обычно — бухают от безделья: кто ж их примет на работу на месяц?

Итого сумма прописью за месяц выходила — 40 тыщ. На такую зарплату в Алматы не всякая техничка пойдет. У моей тещи пенсия — 61 тысяча тенге.

Наше требование — поднять зарплату до 150 тысяч, — сказали тогда рабочие по телефону корреспонденту областной газеты «Ак Жайык» Сание Тойкен, — чтобы выходило хотя бы по 75 тысяч в месяц.

Остановимся на секундочку и вдумаемся. Казахстанцы на своей земле просят, чтобы им подняли зарплату хотя бы до 500 долларов в месяц. А им в этом отказывают.

Ситуация выглядит особенно фантастической, если принять во внимание условия, в которых трудятся вахтовики.

Зима в Атырауской области выдалась нынче особенной. Впервые за пять лет навалило снегу. Температура держалась днем от -20 до -30. Когда погоды тихие, такой мороз еще терпим. Если же поднимается ветер, а он здесь обычно штормовой, — хоть святых выноси. Мне до работы было идти одну сигарету, но за эти пять минут я успевал околеть, а ледяной огнедышащий шквал — обжечь лицо до ломоты в переносице. Но это в Атырау, а в голимой степи, на пронизывающем до костей ветру, где городской минус можно смело снижать на 10—15 градусов, да по 10—12 часов (вместо девяти положенных)…

Всё в том же интервью «Ак Жайыку» вахтовики поведали: после смены в общаге не слаще. В одной комнате ютятся во 6—8 человек. Летом изнывают от жары: кондёров нет. Зимой — дубор, поэтому спят не раздеваясь. На 60 работяг — одна душевая кабинка. Мясо в столовке — раз в неделю, в жуму.

Наверное, так жили пленные немцы и японцы, строившие в конце 1940-х в Гурьеве нефтеперерабатывающий завод. Но наших-то кому в плен сдали? Оказывается, туркам: «Сенiмдi Курылыс» — совместное с ними предприятие, но они там заправляют. Гендиректор Иф Шама и главный менеджер отдела кадров Эмре Озтюрк как раз и разруливали ситуацию с забастовкой. Поначалу 200 из 300 рабочих не согласились на 25-процентное повышение, которое по-любому не превращало грошовую зарплату в достойную. Точки над «i» расставил 29 января прибывший из Лондона еще один турецкоподданный — Синан Бора, топ-менеджер СП «Бехтел-Энка» (которое является учредителем «Сенiмдi Курылыс»). Он произнес заветную мантру: «Не нравится — увольняйтесь!» И большинство вахтовиков были вынуждены согласиться на унизительную подачку. Ушли в отказ и уволились только 30 человек из трехсот.

Товарищ тендер

Любопытно, что «Сенiмдi Курылыс» выиграло тендер на подряд по капитальному ремонту завода ТШО по-честному — сделало самое дешевое предложение. Но оно-то и оказалось самым дешевым потому, что в него заложили рабскую зарплату, не рассчитанную на повышение.

В свою очередь, ТШО тоже умывает руки. Заместитель генерального менеджера «Тенгиз ШеврОйл» по public relations Линдси Крейн заявила, что компания не вправе вмешиваться во внутренние дела своих подрядчиков.

Министерству труда и созащиты ситуация на Тенгизе тоже, судя по всему, до звезды дверца: в вахтовом поселке инопланетян встретить легче, чем инспекцию по охране труда.

Четыре сбоку — ваших нет. Деваться казахстанским рабочим с родной земли, где они на положении невольников, — некуда.

Природа науку одолевает

Кстати, выстрелы в Жанаозене как-то заглушили память о массовом побоище, случившемся в вахтовом поселке «Шанырак» на Тенгизе 20 октября 2006 года. Тогда в результате драки между турецкими рабочими и их казахстанскими коллегами, возмущенными неравноценной оплатой труда, были разгромлены офисы, разбиты машины, сожжены контейнеры, 136 человек обратились за медпомощью, а 11 человек госпитализированы. Наличие жертв официально не подтвердили, но слухов на этот счет хватало.

А помните, чьи это были рабочие? Всё того же ТОО «Сенiмдi Курылыс»!

Природа науку одолевает. Никто не учится ни на чужих ошибках,  ни на своих. Ни иностранные работодатели, ни правительство. И не желает этого делать.

…В конце прошлой недели 502 рабочих медеплавильного завода «Казахмыс» написали обращение работодателю, в котором тоже требуют повышения зарплаты. Сегодня они получают на руки 60—70 тысяч тенге в месяц — и это при том,  что почти все сидят на кредитах. Научите, господа олигархи и члены правительства: как на эти деньги кормильцу содержать свою семью?

Сколько еще таких «латентных жанаозеней» тлеет по всему Казахстану… А, не дай Бог, полыхнет где-нибудь &‐ кто виноватым окажется? Очередные козловы и винявские — кому ж ещё?

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Введите капчу. *