Нужна ли рабочая борьба?

sh1.1352125551Встреча с активистами Crimethinc и последующее мысли.
Несколько дней назад в городе Мальмо на юге Швеции состоялась встреча и дискуссия с двумя активистами американского анархического движения Crimethinc. Дискуссия получилась довольно интересной, особенно с учетом того, что значительная часть присутствующих были членами “синдикалистких” (на самом деле тред-юнионистких) организаций SAC и SUF- Центральной Организациии Рабочих Швеции и Синдикалисткой Молодежной Федерации, молодежного крыла SAC, поэтому остановлюсь на ней подробнее. Также в данной заметке постараюсь изложить мои мысли и чувства, вызванные состоявшейся встречей.

Начну с того, что мне неоднократно приходилось слышать, что участники Crimenthinc занимаются исключительно маргинальной субкультурной деятельностью, типа шоп – лифтинга (кража продуктов и вещей из магазинов), дампстер – дайвингом (поиск продуктов питания в мусорных контейнерах) и тому подобное. Однако оказалось, что это не так. Оба активиста имели опыт участия в настоящей социальной борьбе, были участниками движения Оккупай в Окленде. Движение Оккупай приняло наиболее радикальный характер именно в этом американском городе. Были захвачены несколько административных зданий, в которых проводились общие собрания (ассамблеи). Местная экономика была парализована в течении нескольких дней протестными действиями, шли столкновения с полицией

Исходя из опыта сопротивления в Окленде краймсинкеры выдвинули оригинальный и довольно спорный, тезис о том, что борьба на рабочем месте или по месту учебы сегодня не только не актуальна, но и более того, реакционна. В США и странах Западной Европы многие рабочие на заводах и фабриках занимают привилегированное положение по отношению к массе пролетариев, занятых в наименее привлекательных отраслях, таких, как сфера услуг, либо вообще не имеющим работы, одним словом, по отношению ко всем остальным представителям класса, лишенного власти и собственности. Так вот, по мнению краймсинкеров, ситуация, когда фабричные рабочие обладают исключительным правом на протест в рамках предприятия, должна быть изменена. Активисты рассказали, что рабочие оклендского порта согласились принять участие в стачке только тогда, когда были поставлены перед фактом, что работа порта будет заблокирована протестующими в любом случае, даже если они решат продолжить вкалывать на буржуев.

Еще одним доводом в пользу отказа от борьбы на рабочем месте, по мнению краймсинкеров, является тот факт, что значительная часть производства вынесена из США и Западной Европы в страны “Третьего мира”. Поэтому всеобщая стачка не вызовет коллапса капиталистической экономики. Если парикмахер перестанет стричь, а оффициант подавать кофе, капитализм не рухнет. Спорное утверждение, к которому я вернусь позже.

Активисты Crimethinc совершенно верно отметили, что целью массововых протестных действий является парализация капиталистической экономики. В настоящее время, по их мнению, к ней приводят захваты административных зданий, площадей, перекрытие дорог, радикальные атаки на репрессивный аппарат государства. Установление контроля над средствами производства имеет второстепенное значение.

Оригинальным тезисом, высказанным краймсинкерами, стало предложение полного отказа от промежуточных требований. Активисты рассказали, что несколько лет назад калифорнийские студенты и школьники осуществили ряд захватов учебных заведений с требованием увеличить стипендию. Голивудский мачо Арнольд Шварцнегер, бывший тогда губернатором Калифорнии, распорядился частично выполнить требования учащихся. Размер стипендии был увеличен. Но государство и капитал нашли, как компенсировать расходы. Были ужесточены местные законы, преследующие “правонарушителей”, и армия заключенных, которая работает за скудное питание, без того огромная в современной Америке, получила существенное пополнение. Причем пострадали от ужесточения законов наиболее уязвимые представители класса, лишенного власти и собственности, безработные, иммигранты, словом огромная масса людей, выброшенных на обочину капитализма. Те самые люди, кого демонизируют СМИ и на ком репрессивный аппарат проводит свои тоталитарные социальные эксперименты. Таким образом, по мнению краймсиенров, не бывает никаких “промежуточных побед”, любые локальные достижения компенсируются поражением в другом месте. В условиях глобального капитализма ухудшение может произойти даже в другой части земного шара, но все-таки это будет ухудшение, которое отражается на жизни многих людей.

Присутствие на встрече большого количества членов реформистксих организаций и просто леваков с откровенно социал-демократическими взглядами привело к довольно бурному обсуждению тезисов, высказанных краймсинкерами. Надо сказать, что реформисты приводили совершенно фееричные контр-аргументы. Так например, звучали предложения бороться исключительно за те цели, которые “возможно достичь”. Одна “синдикалистка” рассказала о “большой истории борьбы шведского рабочего класса” и о “классовой гордости” рабочих в Швеции. Видимо, она забыла, что последние 60 лет “борьба шведского рабочего класса” в основном заключалась в том, что шведские “синдикалисткие” организации обращались в суды, с целью там выбить небольшие подачки у буржуев, что члены рабочих анархистских и революционно-синдикалистских НКТ в Испании и ВКТ во Франции, в период революционной борьбы, боролись за уничтожение государства и классового общества.

Интересно, что шведские “синдикалисты” оспаривали не тезис об отказе от борьбы на рабочем месте, что было бы совершенно логично. Больше всего их задело предложение краймсикеров об отказе от промежуточных целей. Этим тезисам они противопоставили утверждение о необходимости стратегии “маленьких побед”. В силу обстоятельств, дискуссия была ограничена во времени, и к тому же изначально ее целью являлся не поиск общей точки зрения, которая, разумеется, так и не была найдена. Однако, если некоторые утверждения краймсинкеров представляются спорными, то точка зрения шведских “синдикалистов” мне кажется откровенно контреволюционной, выгодной эксплуататорам. То, что их реформисткой позиции был дан настоящий бой, то, что состоялась бурная дискуссия, которая многих заставит задуматься, стало замечательным итогом встречи.

Активистам Crimethinc удалось сделать презентацию яркой и запоминающейся. Переполненный впечатлениями, представляя в своем воображении захваты административных зданий в Окленде, и то, как тысячи людей, еще вчера абсолютно чужие друг другу, занятые никчемными повседневными проблемами, которыми давит личность капиталистическая система, вместе обсуждали ход и нужды протестного движения, сопротивлялись полиции, я решил рассказать о состоявшейся встрече другу. И благодаря беседе с ним, мне удалось окончательно сформулировать для себя некоторые выводы.

Краймсинкеры совершенно правы, утверждая, что блокада работы предприятия не может быть привилегией рабочих, которые на нем работают. К примеру, если в условиях всеобщей стачки, водители из автобусного парка не захотят присоединяться к борьбе, а захотят продолжать обогащать эксплуататоров, другие представители трудящегося класса имеют полнейшее право остановить работу штрейхбрехеров. Но, вероятно, полное отрицание работы(“визитная карточка” Crimenthinc) привело активистов этого движения к недооценке стачек как эффективного инструмента революционной борьбы.

Конечно же, сопротивление не должна ограничиваться рабочим местом. Замечательный пример подали недавно восставшие шахтеры Астурии (http://shraibman.livejournal.com/838756.html), умело сочетавшие стачку, т.е. борьбу на производстве, и борьбу за пределами производства, которая заключалась в перекрытии дорог и радикальном противостоянии карательным органам. Недооценивают краймсинкеры и эффект, который может вызвать стачка, в том числе в США и странах Западной Европы. Ведь прекращение функционирования таких сфер экономики, как электроснабжение и транспорт приведут к быстрому экономическому коллапсу. Нельзя забывать и о том, что борьба на рабочем месте приводит порой к созданию неавторитарных институтов самоорганизации, которым впоследствии предстоит решать хозяйственно – административные вопросы на производстве. Новый мир не возникнет в один миг после победы Революции, он создается в ходе самой борьбы

Меня заставил серьезно задуматься вопрос о допустимости промежуточных требований. С одной стороны, подавляющее большинство массовых социальных движений выдвигали промежуточные требования и иногда добивались их выполнения. Полное их отрицание может привести к изоляции социально – революционных групп. С другой стороны, очень важно при этом не скатиться к реформизму и тред-юнионизму. Думаю, добиваясь какой-то локальной цели, всегда нужно выдвигать революционный лозунг “Несправедливости не будет здесь и ее не будет нигде”, словом и делом подтверждать существовании интернациональной солидарности угнетенных всего земного шара.

Активисты Crimenthinc правы в том, что необходимо искать наиболее эффективные методы борьбы. Возможно, сопротивление исключительно на рабочем месте сегодня к таким методам не относится. В то же время, полностью отвергать стачки, акты саботажа на производстве, как и ставить клеймо “контрреволюционности” на фабричных рабочих, совершенно неверно. Особенно в свете недавних событий в Испании и продолжающихся пролетарских выступлений в ЮАР, где объединенные рабочие устроили нелегальные стачки, прибегли к насилию против менеджеров и штрейкбрехеров и создали общенациональный стачком, фактически рабочий совет (http://shraibman.livejournal.com/906930.html).

Мы не знаем сценария падения капитализма. Нам остается лишь искать способы его скорейшего уничтожения и продолжать борьбу.

                                                              Петр Василиевич (МСА_Швеция)

Источник.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Введите капчу. *