Забастовки на предприятиях Могилёвской области в 50-х – 60-х г. ХХ века

Общепринято считать началом забастовочного движения в СССР период “перестройки” – конец 80-х – начало 90-х годов. В литературе те, кто еще оберегает идеалы “социализма”, и те кто развенчивает советские догмы фактически признают отсутствие забастовок в 30-е – первую половину 80-х гг. Такие преставления крепко укрепились и в общественном мнении. Даже забастовка и расстрел рабочей демонстрации в Новочеркасске в июне 1962 г. сначала выглядели трагическим исключением. Но это мнение не обосновано, потому что исследований по данной проблеме не было, да и не могло быть в ранние годы.

Поиск материалов в архивах Беларуси показал, что рабочие боролись за свои права и в годы “социалистического строительства”. В 1957-1970 гг. на предприятиях Могилевской области обнаружено 20 случаев отказа рабочих от работы, большинство из которых попадает под традиционное обозначение “забастовка”.

Основные источники информации о таких случаях – протоколы заседаний
бюро областных, городских, районных комитетов партии и документы первичных парторганизаций. Это связано с тем, что протесты рабочих воспринимались как чрезвычайное происшествие. Они противоречили официальной пропаганде, подрывали престиж местной номенклатурной верхушки. Достоверность источников далеко не бесспорна. Информацию из них нужно проверять и сопоставлять.

Сам термин “забастовка” в документах почти не используется. Фигурируют такие выражения как “неприятный факт”, “случай”, “факт нарушения дисциплины” и т.д. Наблюдается в многих случаях желание скрыть, а если это возможно, то приуменьшить настоящие размеры и значение стачек. Какой-либо учет забастовок в открытых для исследования источниках отсутствует. Поэтому можно говорить только о выявленных на сегодняшний день случаях стачек. Первые выявленные на предприятиях области забастовки произошли в 1957 г. (это касается и других областей Беларуси). Руководство СССР в те годы пыталось дать социализму больше динамизма, раскрепостить инициативу народа. Другой стороной этих процессов стала более резкая реакция рабочих на социальную несправедливость, нарушение рабочего законодательства.

По годам случаи отказа рабочих от работы распределяются следующим образом: 1957 – 2, 1961 – 3, 1962 – 6, 1966 – 2, 1967 – 2, 1968 – 2, 1969 – 2, 1970 – 1. Бросается в глаза их большая численность в 1962 г.

Маленькая статистическая база не позволяет делать серьезные выводы. Но и данные по Беларуси за 1956-1965 гг., которые имеются у автора, показывают значительный рост забастовок в 1961-1962 гг. Это позволяет по-другому глянуть на “случайность” Новочеркасских событий 1962 г. Именно в эти годы произошла денежная реформа, повышение цен на мясо-молочную продукцию, началось массовое повышение нормы выработки на предприятиях.

Рабочие Могилева 9 раз останавливали работу. Бобруйска – 8. Кричева – 3. Это соответствует промышленному потенциалу этих городов в данный период времени…Наибольшую активность проявляли металлисты и строители (по 20%), рабочие швейных и предприятий стройматериалов(по 15%), химики “10%).

Большинство забастовок – частичные. В 30% случаев зафиксирован отказ от работы до 25 человек, 25% случаев – от 25 до 50 чел., 10% – от 50 до 100 чел. Третяя часть – остановка работы цехами и небольшими предприятиями.

Каждая четвертая стачка тянулось двое суток и больше.

Документальный материал показывает, что в большинстве случаев требования рабочих были справедливыми. Как правило, рабочие сначала пробовали разрешить проблемы на месте, выступали на собраниях, писали жалобы, заявления. Отказ от работы бы крайним методом. Рабочие вынуждены были употреблять его, когда все другие формы решения рабочих конфликтов не давали результатов. Такая ситуация всерьез беспокоила и управление республики. Президиум Совета народного хозяйства ББСР с 31 марта по 14 августа 14 августа 1962 года вынужден был 5 раз обращаться к рассмотрению этой проблемы на своих заседаниях. При этом отмечалось большое количество “подобных случаев”. ЦК КПБ 29 декабря 1969 года принял специальное постановление “О фактах отказа от работы, которые имели место в 1969 году на отдельных предприятиях республики”. Эти органы и белсовпроф периодически констатировали одни и те же недостатки, которые приводили к забастовкам, требовали выполнения рабочего законодательства. Но с другой стороны, руководство БССР наказывало администрацию предприятий за перерасход зарплаты, низкие нормы, что фактически подталкивало последних к нарушениям.

Повышение норм выработки оказалось основной причиной забастовок. Рабочих нередко не только не предупреждали, в соответствии с законодательством, за 2 недели о новых нормах, но и вводили из “задним числом”. Каждый третий случай произошел в области в связи с изменением нормы. 30% началось из-за низкой оплаты труда, 15% – из-за плохой организации работы.

Сравнение Могилевщины с другими регионами Беларуси возможно за период 1956-1965 гг. По нашим данным в это время рабочие Минской области отказывались от работы 31 раз, Витебской – 13, Могилевской – 11, Гомельской – 5, Гродненской – 1 (специально не исследовалось), Брестской – 0 (случаев не обнаружено). Отношения количества стачек в областях вообще соответствуют уровню развития промышленных регионов. Выпадает только Гомельская область с ее крупнейшими заводами. Но тут, кажется, больше сказались особенности ведения архивной работы в местном партийном архиве, которые не способствовали их поиску. К тому же, здесь первого июля 1957 г. произошла одна из величайших в Беларуси в эти годы забастовок, в результате которой 3 смены (!) простоял главный конвейер гиганта белорусской промышленности – завода “Гомсельмаш”.

Большинство забастовок начиналось спонтанно, в момент необоснованного повышения норм или получения неожиданно низкой зарплаты, как реакции на очевидную несправедливость. Рабочее движение не вышло за экономические рамки. Отсутствовали открытые политические требования. Правда “антисоветские высказывания” и факты “клеветы на нашу советскую действительность” имели место в 1963 г. на могилевских заводах имени Кирова, имени Куйбышева. Строитель Бобруйского стройтреста №13 Казак И.В. распространял “антисоветские” листовки. Но это как раз те редкие исключения, которые подтверждают общие правила.

В общем, забастовки 50-х – 60-х г.г. не сравнимы с современными ни по размерам, ни по количеству участников. Они не представляли непосредственной угрозы существующему режиму. Забастовочное движение имело оборонительный характер. Рабочие боролись не столько за повышение своего жизненного уровня, сколько против его снижения. Тем не менее, борьба рабочих в немалой степени способствовала наведению порядка в вопросах выполнения рабочего законодательства, притягивала внимания к существующим проблемам.

Автор: Агеев А.Р.

Комментарий в журнале “Свобода или смерть”№3 (январь 2006г.):
Как видно из данного примера, борьба рабочих за свои права возможна даже в самых тяжелых условиях, даже в тоталитарном псевдорабочем государстве, которым являлся СССР. И как показывает практика, эта борьба ВСЕГДА приносит результаты, если она ведется умело и целенаправленно. Потому что забастовки, остановка промышленных предприятий – одни из немногих действий, которые правящие круги реально боятся. Поэтому судьба антинародной власти сегодня все еще в немалой степени находится в рука промышленного
пролетариата, который всего лишь невыходом на работу может довести власть имущих до состояния паники. Делайте выводы, товарищи революционеры!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Введите капчу. *