Что общего между Боснией, Болгарией и Бразилией

Что общего между Боснией, Болгарией и Бразилией
Что общего между парком в Стамбуле, ребенком в Сараево, начальником службы безопасности в Софии, телеканалом в Афинах и автобусными билетами в Сан-Паулу? На первый взгляд — просто хаотичный ряд событий, но на самом деле их объединяет одна общая тема. Каждый из указанных примеров определенным образом показывает углубляющийся кризис представительной демократии на примере современного национального государства. И, как следствие, каждый из них вылился в протесты, которые переросли в общенациональные демонстрации, захваты и конфронтации между народом и государством.

В Турции протестующие захватили улицы, на которых в течение уже двух недель происходят столкновения с ОМОНом (riot police) после того, как правительство решило вырубить деревья и возродить казармы старой османской эпохи в любимом месте Стамбула— парке Гези. Разгон протестного лагеря (#OccupyGezi) был просто искрой, воспламенившей накопившееся недовольсто, которе вылилось в широкие протесты, обличающие кризис представительного правления в лице авторитарного неолиберального правительства Эрдогана.
Сейчас протесты из-за, казалось бы, «тривиальных» поводов, повсюду переросли в массовые демонстрации. В Бразилии небольшие протесты против роста цен на транспорт в Сан-Паоло обнаружили крайнюю жестокость полиции, которая зверски избила протестующих. Показательны случаи, когда мужчина с камерой был залит перцовым спреем, один из фотографов был ранен в глаз резиновой пулей, людей арестовывали за то, что у них при себе находили уксус для защиты от слезоточивого газа. После нескольких ночей жестоких репрессий сейчас, кажется, протесты набирают обороты.
Сытые по горло ростом инфляции, разрушением инфраструктуры, а также стабильно высоким неравенством и уровнем преступности, многие бразильцы просто разгневаны тем, что правительство охотно инвестирует миллионы в огромные проекты, не только игнорируя положение людей, но и подрывая его еще больше. Милитаризация и снос бедных фавелл и деревень коренного населения к Кубку мира по футболу в 2014 году и Олимпийским играм в 2016 году являются тому примером. Как обычно правящая Рабочая партия больше озабочена служению капиталу, чем помощью рабочим. (Сейчас в Сан-Паулу полиция также жестоко разгоняет протесты против чрезмерных затрат на проведение КМ-2014 по футболу — прим. переводч.)
Между тем, в Сараево отсутствие возможности семье получить проездной документ для своего ребенка, нуждающегося в срочной медицинской помощи, которую ему не могут предоставить в Боснии и Герцеговине, раскрывает фундаментальные недостатки так называемого демократического пост-югославского государства. 5 июня, когда правительство было занято переговорами с иностранными банкирами для привлечения новых инвестиций, тысячи людей захватили площадь перед парламентом, временно заблокировав политиков внутри и вынудив премьер-министра сбежать через окно.
Пока конкурирующие этнические фракции борются за политическое влияние, боснийцы продолжают страдать. Имея в рукаве такие козыри как раса и религия боснийские политики надеются, что люди останутся разделенными, пока они будут отхватывать куски от иностранных финансовых инвестиций и кредитов на развитие, предоставленных Всемирным банком и Европейским Союзом. Но в знак того, что большинство этнических разногласий политически, а не социально сконструированы, участники движения Оккупай Сараево сформировали для политиков просто послание: «вы все отвратительны, несмотря на вашу этническую принадлежность».
В пятницу Болгария присоединилась к нарастающей волне сопротивления, поднявшейся еще в 2011 году в Тунисе и Египте и нагрянувшей теперь с новой силой восстаниями в Турции. После назначения медийного (и мафиозного) магната Деляна Пеевски новым председателем Государственной службы национальной безопасности (ГСНБ) десятки тысяч людей вышли выразить свой протест на улицы Софии и других городов. Парламент утвердил кандидатуру Пеевски без всяких дебатов уже через 15 минут после его выдвижения.
Скандируя «Мафия» и призывая Пеевски отказаться от должности, протестующие заявили политикам, что те перешли последний порог народного терпения. Болгария проделала путь от государственного коммунизма до демократического капитализма, что позволило небольшой группе олигархов обогатиться за счет общественных владений, а управление страной в целом перешло в руки клептократической мафии. Как и в любом капиталистическом государстве, политическая и бизнес элиты слились в одно целое, подрывая обещания демократии, данные болгарскому народу в эпоху так называемого Конца истории.(http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%86_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8_%D0%B8_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA )
В то время, Греция наконец-то пробуждается от оцепенения, вызванного режимом жесткой экономии. В ответ на решение неолиберального услужника «тройки», Антониса Самараса, о закрытии государственной корпорации телерадиовещания ERT и увольнении, без какого-либо предупреждения, сотрудников компании (примерно 2700 человек), они просто оккупировали ТВ- и радиостанции, продолжив транслировать передачи онлайн, что сделало ERT первым общественным каналом в Европе с рабочим самоуправлением. С того момента к забастовке присоединились десятки тысяч протестующих и рабочих, вместе с которыми в четверг развернулась национальнуя забастовка против закрытия телерадиоканала ERT.
На первый взгляд может показаться, что эти протесты стоит считать не более чем локальными всплесками недовольства и волнения масс. Но, поскольку в контексте каждого из них есть свои особенности, которые необходимо учитывать, было бы наивно не обратить внимание и на общие темы объединяющие их. Как верно подчеркнул в своей статье Леонидас Ойкономакис, возможно протесты в Турции и начались ради спасения нескольких деревьев, но мы не должны позволить пустить нам пыль в глаза: в этой новой волне борьбы можно заметить очевидные структурные изменения.
Если мы взглянем ближе на каждый из протестов, мы увидим что это не просто локальные восстания. На самом деле, каждый из них, так или иначе, имеет дело с все возрастающим посягательством финансовых интересов и частного бизнеса на традиционные демократические процессы, что демонстрируют глубокий кризис представительной формы правления. Кроме того, протесты отображают растущее осознание того, что принцип правящего класса «разделяй и властвуй» повсюду — религия против секуляризации, боснийцы против сербов, черные против индейцев против белых, бедные против чуть менее бедных и «коренные» против иммигрантов. И это только часть их стратегии, отстраняющей наше осознание собственной силы.
Одним словом, то, что мы сейчас видим можно назвать резонансом сопротивления: социальная борьба в одном городе преодолевает местные и национальные границы, вдохновляет протестующих в других городах и странах брать дело в свои руки, требовать подлинной свободы, социальной справедливости и реальной демократии. Резонанс сопротивления перерос все национальные, этнические и религиозные границы, открывает нам глаза на то, что три декады неолиберального мира, начиная с Конца Истории, вовсе не были «мирными», это была лишь временная победа одной из сторон в скрываемой глобальной классовой борьбе.
Теперь этому настал конец. Новые левые восстали, вдохновленные свежим духом автономии, очистившемся от затхлого идеологического наследия и коллективного самообмана, которые создавали среду для политиских конфликтов Холодной войны и не только. Один из проетстующих в Сан-Паулу ознаменовал это пропев: “С миром покончено! Турция здесь!». Точно так же как Болгария, Босния и Греция, так же, как Тунис, Египет, Испания, Чили, Мексика, Квебек и любое другое место этого мира, где люди поднялись на всемирную борьбу за настоящую демократию.
Зловещий посткриптум для тех, кто у власти, прост: мы везде! А что касается протестного международного движения #оккупай? Всё только начинается.
Что общего между Боснией, Болгарией и Бразилией

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Solve : *
29 − 26 =