Отрывок из книги А. Шубина “Махно и его время”


Нестор Махно (в центре) со своим штабом

Книга историка Александра Шубина о гражданской войне на Украине и о противоречиях внутри левой идеологи во времена Нестора Махно

В издательстве URSS вышла книга известного российского левого интеллектуала Александра Шубина «Махно и его время. О Великой революции и Гражданской войне 1917 – 1920 гг. в России и Украине». Перед нами ни в коем случае не биография Нестора Махно. Это рассказ об одной из первых попыток в мире воплотить идеалы анархизма на относительно большой территории. А крестьянский анархистский вожак является центральной фигурой, участвовавшей в воплощении этого проекта.

Шубин немало внимания уделяет принципиальным различиям между анархизмом и марксизмом; предпринимает попытку ответить на вопрос: почему Ленин и Махно так и не стали настоящими союзниками. Борьба «зеленых» махновцев против белых и красных рассматривается не только в контексте альтернативной третьей силы гражданской войны, но и как один из этапов специфической борьбы внутри самой левой идеологии.

О других оппонентах анархистов автор тоже не забывает. Не в меньшей степени, чем большевикам и белогвардейцам, Шубин уделяет внимание попыткам украинцев создать независимое государство. Причем гражданская война на Украине освящается с редкой для российских авторов тщательностью и вниманием к местной специфике.

За всем этим автор не уходит от главной своей задачи: описать анархистский эксперимент. Для Шубина очень важна мысль о том, что примеров воплощенных анархистских проектов в истории человечества очень мало, – поэтому итоги махновщины не могут однозначно рассматриваться как поражение анархизма, так как именно крестьянскому вожаку удалось подать пример грядущим поколениям.

«Русская планета» с разрешения издательства URSS публикует отрывок из книги А. В. Шубина «Махно и его время», посвященный событиям на Украине после Октябрьского переворота.

…В наши дни войну украинских националистов и красных в 1918 году на Украине иногда называют «агрессией России». Но в колоннах красных шли как раз жители Украины. И они поднимали восстания за власть Советов.

Столкнувшись с кризисом своей политики в Киеве, большевики пошли на эскалацию конфликта. В начале декабря это еще не было неизбежным шагом. По выражению Г. Чичерина, «несчастье в том, что Троцкий любит театральное громовержество… А Ильич любит решительность, беспощадность, ультиматумы и т. д.» В этом нежелании договариваться проявился и присущий большевизму политический стиль, но прежде всего – недооценка фактора Украины. Ведь в других ситуациях, когда считали необходимым, большевистские лидеры умели договариваться.

4 (17) декабря 1917 г. советское правительство России в своем манифесте признало право Украины на независимость, но при этом оно отрицало право Центральной рады представлять украинский народ. Центральная рада ответила, что стремится к автономии Украины в составе федеративного Российского государства, но не признает большевиков его законным представителем. Таким образом, не признавшие друг друга де-юре правительства России и Украины не имели принципиальных разногласий по вопросу о статусе Украины. Россия не будет возражать, если легитимная власть Украины потребует независимости, но Украина ее не требует и готова остаться в составе России, если в ней будет восстановлена легитимная демократическая власть.

Центральная Рада обвинялась советским правительством в дезорганизации фронта, насильственном разгоне советов и главное – она отказывается «пропускать войска против Каледина». Таким образом, проблема Рады и в декабре оставалась для большевиков внутренней, а не внешнеполитической.

Формально этот манифест даже объявлял войну Центральной раде. Но это была все же формальная угроза. «Громовержество» не привело в это время к полномасштабной войне. Переговоры между Совнаркомом и Центральной радой продолжались, хотя 17 декабря большевистский ЦИК Украины опубликовал манифест с призывом к свержению Центральной рады. Обострению ситуации способствовало похищение в ночь на 25 декабря и затем убийство одного из лидеров киевских большевиков, депутата Учредительного собрания Л. Пятакова. После его ареста гайдамаками и разгрома его квартиры большевики обратились к Винниченко и министру труда В. Поршу, но те только руками развели и обещали «принять меры». Но выяснилось, что министры Центральной рады не в состоянии контролировать свою вооруженную силу.


Жертвы погромов банды Махно

Только 30 декабря СНК заявил о полном разрыве переговоров с Радой из-за ее уклончивой позиции в отношении Каледина. При этом Ленин специально оговаривался: «Национальные же требования украинцев, самостоятельность их народной республики, ее права требовать федеративных отношений признаются Советом Народных Комиссаров полностью и никаких споров не вызывают». Характерно, что независимость Украины при этом не была упомянута.

Махно окунулся в эту новую политическую реальность. Он был на острие борьбы за власть Советов в этих местах еще до Октябрьского переворота, и теперь не пристало терять время. Решался вопрос, в какую сферу влияния попадет Левобережье Днепра – Советской власти, Украинского государства или «белой» контрреволюции. Махно участвует в примирении Екатеринославского Совета и готовых взбунтоваться георгиевских кавалеров, всячески препятствует распространению влияния Украинской Центральной Рады. В Гуляйполе существовала сильная организация сторонников украинской государственности, которые проводили здесь свои митинги. Махно собрал окрестных крестьян на II съезд Советов, который принял резолюцию «Смерть Центральной раде». Украинские сепаратисты на время затихли.

Вооруженные столкновения в середине декабря 1917 года не были собственно российско-украинскими. Продолжалась борьба украинских политических сил, одной из которых помогали российские большевики.

Только 25 декабря Антонов-Овсеенко провозгласил общее наступление против Каледина и Центральной рады. Война началась по-настоящему, но ее центр тяжести находился на Дону. Основные силы красных продвигались в направлении рудников Донбасса, чтобы соединиться с державшейся там красной гвардией. Обеспечивая правый фланг этих сил, колонны Сиверса и Егорова двигались через украинское левобережье Днепра. Этот регион был занят расположенными вперемешку и рядом друг с другом отрядами и частями гайдамаков, красной гвардии, русской армии. Солдаты либо были настроены нейтрально, либо поддерживали большевиков с их лозунгом мира. Красные колонны, продвигаясь на юг, обрастали местными сторонниками советской власти, разоружали и разгоняли небольшие силы гайдамаков на левобережье. Местные сторонники советской власти – не только большевики, но также левые эсеры и анархисты – блокировали и подход казачьих эшелонов с фронта, которые могли обеспечить Каледина новой живой силой. В операциях по разоружению фронтовых казаков получил первый военный опыт Н. Махно.

Под новый 1918 год Махно узнал, что в Александровске идет бой между красногвардейским отрядом Богданова и гайдамаками. Пока гуляйпольский совет и профсоюз обсуждали положение, пока формировали отряд на помощь красным, гайдамаки были разбиты. Но гуляйпольцы все же направили в Александровск «вольный батальон» во главе с братьями Махно (командир – Савва, политический организатор – Нестор).

Махно вошел в ревком Александровска и вместе с левым эсером Миргородским и эсером Михайловским проводили пересмотр дел заключенных тюрьмы, освобождая часть из них.

В это же время району стала угрожать еще более серьезная опасность – с фронта возвращалось несколько эшелонов казаков. Если бы они прошли в этот момент на Дон, то атаман Каледин получил бы реальную силу. С точки зрения сиюминутных интересов Махно мог бы просто пропустить казаков на Дон. Но нужно было мыслить в более широкой перспективе.

Впервые Н. Махно предстояло показать себя в качестве военачальника. Полководческий талант будущего батьки еще никак не проявился, когда махновцы заняли подступы к Кичкасскому мосту через Днепр. В коротком бою 8 января 1918 года махновцы в союзе с большевиками и левыми эсерами остановили и разоружили казаков. Исход этого боя осложнил положение Каледина.

Численный перевес был на стороне красных, казаки сражались против них неохотно. В конце января сопротивление калединцев и Добровольческой армии было сломлено. 29 января (11 февраля) Каледин сложил с себя полномочия и застрелился. 23 февраля красная колонна Сиверса заняла Новочеркасск, а 25 февраля колонна Саблина вошла в Ростов. Добровольческая армия отступила в степи.

Красные приближались к Киеву. Гуляйпольскому совету никто пока не угрожал.

Шубин А. В. Махно и его время: О Великой революции и Гражданской войне 1917 – 1922 гг. в России и на Украине». – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2013.

Источник.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Введите капчу. *